Затюканый триндер.

                
		 	
	(сценарий спектакля для театра "Кривое зеркало")

  ИДЕЯ: школьник-многогодник размечтался стать богачом, 
        да не простым каким-то там, затрапезным, 
	миллионером, или, на худой конец, миллиардером, 
	а - триллиондером! Чё там мелочиться... Сценки 
	перемежаются песнями, частушками, танцами.

       1. Действующие лица и исполнители:

  ВЕДУЩИЙ: Михаил Смирнов.

  ВАСЬКА-ТРИНДЕР: Христенко. Школьник-многогодник. Переросток. 
		  Одет  по-школьному, на плечах - ранец. 

  ТОСЬКА, его подружка: Алексей Буховцов. С косичками, в 
	  школьном фартуке и т.д.

  ОТЕЦ ВАСЬКИ: Артём Миллер.

  МАТЬ ВАСЬКИ: Александр Морозов.

  БРАТИШКА ВАСЬКИ: Обид Асомов.

  БАБУШКИ: Цветочек и Матрёна.

  ГОРЕЦ: Карен Аванесян.

  ДИРЕКТОР КОНТОРЫ: Михаил Церишенко
.
  РАБОТНИКИ КОНТОРЫ: Виктор Разумовский и Михаил Вашуков.

  ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Михаил Церишенко.

  ОФИЦИАНТ: М. Смирнов.

  ПОСЕТИТЕЛИ РЕСТОРАНА: Войнаровский, Белов, Ольга Арзомасова. 

  ДИРЕКТОР ШКОЛЫ, Иван Иванович: Евгений Петросян.

  ЗАВУЧ, Мари Ивановна: Елена Степаненко.

  УЧЕНИК, Вовочка Гулливер: Обид Асомов.

  БАБУЛЯ 1: Карен Ованесян.

  БАБУЛЯ 2: Михаил Церишенко.

  БАБУЛЯ 3: Виктор Разумовский.

  БАБУЛЯ 4: Обид Асомов.


			2. Вводная.

  СМИРНОВ: 
 
          Как известно, дети - цветы жизни. И тут многое
	  зависит от зачатия, в смысле, опыления. Скажем, 
	  если намусорил зловредный шмель - то жди розу с 
	  колючками. А если порхал мотылёк - то может 
	  вылупиться премиленький одуванчик. Бывает и 
	  жук-рогач напакостит. Но хуже всего, если погода
	  взбрыкнёт и ветер-проказник нагонит такой... пыляки! 
	  Тогда и получается нечто, схожее с героем нашего 
	  спектакля. Итак - затюканный киндер, 
	  или Васька-триндер! Музыкальное подступление!

     3. Сценка 1. Вступление музыкальное.

	(Хор школьников - артисты театра в школьной форме -  
	поёт детскую песенку).

	Вместе весело глазеть
	На просторы, на просторы,
	Где тусуется народ,
	И всё спорит, и всё спорит,
	И всё спорит.
	Что поёт нам перепёлка, перепёлчка:
	С молоком не сочетается селёдочка.
	Ну а если к квасу двинем с кокой, с колаю,
	То якшаться нам с змеюкою зелёною!

	Вместе круто отпадём
	На просторах, на просторах, 
	Не погрязнем, не помрём
	В нудных спорах, в нудных спорах,
	В нудных спорах,
	Где берёзки, где полянка широченная,
	И тусовка, расписная, обалденная.
	Раз листочек, два тростинка - будет веточка, 
	Раз афёра, два афёра - будет клеточка.

	Так танцуем и поём 
	С этой сцены, с этой сцены,
	Извиняйте, если что 
	Не по теме, не по теме, не по теме...

	(Раскланиваются и уходят.)


	4. Сценка 2. Васька и Тоська.

 ВЕДУЩИЙ.
	 Васька и его подружка Тоська! Как известно
	 из истории: без женской поддержки мужчине
	 трудно бывает... поднять... свой имидж.
	
	(Уходит. Появляется Васька с Тоськой)

 ВАСЬКА: Тоська, тоска меня заела едучая и печаль
	 гремучая.

 ТОСЬКА: Видать сладенький ты, коль едят!

 ВАСЬКА. Какая ты падкая на сладкое! 

 ТОСЬКА. (игриво поводит телом) Да и сама я... 
	 тростинка... не кислая. 

 ВАСЬКА. Короче, свекла ты наша, сахаристая! Затюкали 
         меня все...

 ТОСЬКА. И я?

 ВАСЬКА. Ты терпимо. А, вот, предки, школа,
         старушки и прочая нежить - прижучили конкретно.

 ТОСЬКА. До жути?

 ВАСЬКА. НЕмочной!

 ТОСЬКА. Сурово, коль моча стукает! 

 ВАСЬКА. И достукала на подлянку - раздеть  толпу 
	 донага и поизгаляться донемоготы. Как тебе отпад?

 ТОСЬКА. Ух, ты! Оголение - доход и плотное кормление. 
	 Так вещала моя тётушка, бывшая стриптизёрша. 

 ВАСЬКА. Эт не то оголение! Тут раздеть нужно нутро и
	 вытряхнуть на асфальт.

 ТОСЬКА. На асфальт - это садизм!  Может, 
	 помягче - в грязюку?

 ВАСЬКА. Эх, с образАми у тебя явный недогиб.

 ТОСЬКА. Не скажи: у моей бабули этих образов целый угол 
         забит.

 ВАСЬКА. Я про Машку, а ты про Клашку! 

 ТОСЬКА. Ты ещё и Машку завёл? 

	(Васька уже давно злиться, непонятливостью подружки)

 ВАСЬКА. Эх! Чую, затюкаешь ты меня доверху. А оттуда, 
	кстати, плевать удобнее.

 ТОСЬКА. (насупилась)Ладно, плюй свою подлянку...

 ВАСЬКА. Во. Итак, центральная идея моего изгаления: 
	объявлю всем, что хочу стать триллиондером!
	
	(Тоська дёрнуась, открыла рот и плаксиво
	искривилась, будто уксус глотнула).

 ТОСЬКА. Чё-чё? Каким (выговаривает с трудом) 
	тринд-дионером?

 ВАСЬКА. Дурёха ты, кислосладкая! Есть миллионеры, 
	миллиардеры, а я замахнулся на триллион!

 ТОСЬКА. (понурилась, засмущалась) Я... и до тысячи не
	всегда досчитываю... рублями... сотенными. А 
	ты - миллион.

 ВАСЬКА. (криво ухмыляется, глядя на Тоську) Ну, ладно я
        в каждом классе (пересчитыает пальцы)... отпахал. 
	В шестом, правда,  поболе зацепился... Но ты-то!
	Семь классов без продыху проспала. Считать-то 
	научили?

 ТОСЬКА. (пожимает виновато плечами)Чё-то во сне было. 
       (напевает)Было-было-было, но прошло... Про миллион 
	ещё слышала: (напевает) миллион-миллион алых роз... 
	Про миллиард видела в кино. Но - триндинон?...

 ВАСЬКА. Триллион! Дура ты, сахарная! (и тут же умиляется)
        А, впрочем, ты не совсем свихнутая... 

 ТОСЬКА. (укоризненно) Есть надежда?

 ВАСЬКА. А как же. Триллиондер - не сразу понятно. А 
	триндер - ёмко и для недалёкого ума близко. 
        Молодец! (хлопает подругу по плечу)

 ТОСЬКА. (облегчённо передыхает) Затриндел ты, однако,
	меня...

 ВАСЬКА. Ничего - со временем очухаешься, осознаешь и 
	оценишь. А пока айда - ударим по пивку и наметим
        дальнейшие тело- и мыследвижения.
	
        (Берёт Тоську под руку, и они поют на мелодию припева 
	"Миллион алых роз". Плавно уходят.)

	Триллион, триллион, триллион 
	Я  хочу
	Из окна, из окна, из окна
	Рассмотреть.
	Этот мир, этот мир, этот мир
	Я смогу
	Замутить, замотать, заиметь.
	
	
	Триллион, триллион, триллион
	Не пустяк
	На крючке, на крючке, на крючке
	Я червяк
	И как только мозгой не вертись
	Заглотнёт, заглотнёт, заглотнёт
	Эта жизнь...


	Сценка 3. Васька и бабушки: Цветочек и Матрёна.


ВЕДУЩИЙ.
	Наши бабушки влезают во всё, скажем, жидкое и 
	ароматное, а уж тем более - в хитро-вымудренное...


	(Появляется Васька, садиться. Достаёт смартфон и начинает
 	сосредоточенно тыкать пальцем  по клавишам. Заходят 
	бабушки.)

ЦВЕТОЧЕК. (игриво) А у меня предвидение...

МАТРЁНА. Како телевидение?

ЦВЕТОЧЕК. (с раздражением, резко) - Центральное! Глушь ты 
	 непроходимая! Предвиделось мне, понимаешь - 
	 преди-виделось!

МАТРЁНА. Ты чё - захворала: прорицать зачала?

ЦВЕТОЧЕК. Зачинала я в девках... на б... грядках. В малиннике.

МАТРЁНА. О! Заметно - уколотая ты какая-то, видать, малиновой 
         калючкой. Шатает тибе, очи мигают, рученьки трясутся, 
	 как у бомжа на паперти. Короче, чё  за галюны?

ЦВЕТОЧЕК. (со вздохом закатывет глаза и складывает крестом руки) 
         Боже милостивый! Привиделся мне срання мОлодец статной. 
	 Даже - джультмен. А может и бизнес-мужик. С планшетом и
	 мячтой на зубах.

МАТРЁНА. (замечает Ваську) Не этот ли? Зубов, правда, не видать.

ЦВЕТОЧЕК. (восклицает, заламывая руки) 
	 Ты как в по(пу)... гору глядела. Оно!

	 
	(Васька кладёт смартфон в карман, криво ухмыляется и 
	обращается к бабулям):

ВАСЬКА.  А... Это вы, бабульки, занозистые, проворненькие, 
	 весёлухи блудовитые.

МАТРЁНА. (возмущённо) Что жизнерадостные - да. А про блуд...

ЦВЕТОЧЕК. (прерывает подругу жестом руки. Кокетливо поводит 
	   плечами) 
         Не торопись подруга, чай не в чужой постели: облачиться
	 успеем. 
	(Подходит к Ваське, трогает за плечо и игриво спрашивает) 
         Величать-то табе как, мОлодец... нагаданный утренними
	 зорями?

ВАСЬКА. Васька я, (после секундной паузы) - триндер. Кстати, 
	местный. 
	(протягивает руку)

МАТРЁНА. Ежли верно кумекаю: триндер - это умелец языком махать, 
	 в смысле, болтать помногу, подолгу и бестолку.

ЦВЕТОЧЕК. Знать в долгах, как в болотной тине?

ВАСЬКА.  Эх, бабушки! Души вы потерянные в дебрях нездорового 
	 юмора. Какие дОлги, тОлки и мОги?... Радуйтесь лицезреть
	 уже наполовину богача несусветного. В смысле - такого, 
	 коего свет не видывал.

МАТРЁНА. Поняла: триндер - это мечтатель с уклоном в зелёноманию. 
	 Вона, Клавка, в том годе, тоже грезила средь зелени с 
	 алкашом Сеней. Отчего забрюхатился цветочек и - гуляй 
	 Клава.

ЦВЕТОЧЕК. А вот, не утрируй! Брюхо то с устатку было, пивного. 
	  К вечеру спало... на унитазе.

ВАСЬКА. (весело поднимается, распрямляет плечи) 
	 Какие грёзы - я жаждаю стать триллиондером, или 
	 триндером!  Это такие деньги!... Нетипичные для 
	 типичных особей.

МАТРЁНА. (обращается к Цветочку). Диагноз ясен: нетипичная 
	 затюканность. Пока, правда, наполовину.

ВАСЬКА.  (подбоченясь) Мой прадед говаривал: хотеть - половину 
	 иметь! Вот я возжелал триллион, знать, уже половинку 
	 хапнул...

	(Бабушки синхронно пошатнулись, округлили очи и поддержали
	друг дружку. Дружненько вздохнули глубоко и выдохнули с 
	натягом).

МАТРЁНА.  На ум не намотать - извилин не хватит, языком не 
	  досчитать - отвалится на старте, а ножками не 
	  перепрыгнуть - токи раскорячишься...

ЦЫЕТОЧЕК. (закатывает глаза)
	  Несчастный мой папа! Мог ли он подумать, засыпая 
	  под мамашкой, что я, трёхминутная слабость случайной 
	  ночи, встречу баксозатюканного! 

МАТРЁНА.  (в сторону для зрителей)
	  Ну, три минуты ещё многовато... для такой дуры.

ЦВЕТОЧЕК. Так что пора голосить, в смысле, петь, иначе... 
	  Давай-ка, Матрёна.
	
   	  (Васька обречённо машет рукой и удаляется. Бабушки же 
	  становятся рядом и начинают петь по очереди частушки 
	  под мелодию цыганочки. На заднем плане появятся цыгане
	  с пляской, гитарами.)

	Частушки:

М.	В чистом поле вся в дыму
	Дальняя  дорога,
	Пыжусь я и не пойму,
	Много иль не много:
	
Ц.	Непонятный триллион -
	Иль стакан, иль бочка,
	Единица при нулях
	Или ноль без точки.

Вместе.
	Эх, раз, ещё раз,
	Ещё много-много раз!
	Лучше сорок да до точки,
	Чем с нулями сорок раз.

М.	Я с зарёю повстречала
	Ваську баламутнага
	Где ж та мама, что рожала
	Ентого свихнутага?
	
Ц.	Ой, не правы мы, подружка,
	С этим заключением,
	Как бы нам не осрамиться 
	С юным поколением.
Вместе.	
	Эх, раз, ещё раз,
	ещё много-много раз!
	Лучше триллион по разу,
	чем мильон по сорок раз!

М.	Я, Матрёна, мать ядрёна!
	Чую даже глоткою -
	Сухари пора сушить,
	Запасаться водкою.
	
Ц.	Этот триндер доведёт
	Всех до искушения.
	А, ведь, падок наш народ
	на дармодарения!
Вместе.
	Эх, раз, ещё раз,
	ещё много-много раз!
	Лучше один раз, да даром,
	Чем за деньги сорок раз.

Ц.      Ты, старуха, не лепи
	Сизого, горбатого,
	Васька этот триллион
	Хапнет безо всякого.

М.	Ох, уж энта молодёжь -
	Ни стыда ни совести,
	Сразу так и не поймёшь,
	Что у ей за болести.

Ц.	То ль дурное в голове,
	То ль в руках тяжёлое,
	То ль брехня на скакуне,
	То ли правда голая.

Вместе.
	Эх, раз, ещё раз,
	ещё много-много раз!
	Лучше один раз в натуре,
	Чем приснится сорок раз.

М.	И на том закончим мы
	Про сего мечтателя,
	Верить  в эти галюны
	Нам не обязательно.

Ц.	Ох-ух! На старух!
	Завзегда желанная
	Налетела разом, вдруг,
	Халявушка нежданная!
	
	Эх, раз, ещё раз,
	ещё много-много раз!
	Лучше один раз под крышей,
	Чем средь поля сорок раз.
	
Вместе.
	Мы частушки вам пропели -
	Заводные модницЫ!
	Мир без песен и мечты,
	Что перЁд без задницЫ.
	
	Эх, раз, ещё раз,
	ещё много-много раз!
	Лучше один раз да прямо,
	Чем кругами сорок раз.
	
	(С подтанцовками, охами-ахами уходят, махая платочками.)


	Сцена 4. Васька и горец, Карен.


ВЕДУЩИЙ.
	Как известно: если гора не идёт к... то "к"
	идёт на... и натыкается. И тут возможны варианты!
	
КАРЕН. 	(Появляется один). У нас в ущельях есть обычай:
	первый тост выпивать наполовину. Почему?
	Чтоб осталось на второй... заход.

	(Подходит Васька.)

ВАСЬКА.	Хороший обычай. А мне не верят. Говорю им,
	ополовиненный кусок уже есть... (Рукой пробует
	лоб, висок, затылок. И, задержав руку,
	восклицает). О! Похоже. тут! 

КАРЕН.	Голова у вас, молодой человек, припухшая к заду
	какая-то.

ВАСЬКА.	Ох, эти горцы! Не к заду, а сзади. Разницу 
	сечёшь?

КАРЕН.	(чешет затылок) Секу. У моего дяди Арсена был
	хряк. Любил задом красоваться. Ты его за ушком
  	чешешь, а он разворачивается...

ВАСЬКА.	Заднюю тему развивать не будем... пока. 
	Лучше скажи, уважаемый в округе стоматолог...

КАПЕЕ.	Какой стамотолог? Я... (поправляет галстук,
	выпячивает грудь) имею очень уважаемую 
	должность...

ВАСЬКА.	(не даёт договорить)Стоматолог - это мастер зубы 
	заговаривать! 	Лучше скажи - а мужик ты хваткий...

КАРЕН.	(гордо качает головой, проводит рукой по телесам)
	Да, у меня всего хватает. 

ВАСЬКА.	И я про тож. Короче, присоветуй: если половина
	триллиона есть, как обнатурить вторую?

КАРЕН.	(качнувшись, выпучив глаза и растянув рот)
	Трильона? Шутишь, дорогой. (Расслабляется и
	улыбается)Подначивать и я умею.

ВАСЬКА.	Какой юмор? Поскольку я хочу, то половину уже
	имею. Остаётся разобраться со второй. А тут... 
	с мозгами чё-то... 

КАРЕН.	С передними?

ВАСЬКА.	(резко) Надбровными! Вот, вы, горцы, на 
	каменюках  шерсть  растите. А как мне несчастных
	полтриллиона поиметь, упаковать, погрузить и 
	довезти? Подскажи...

КАРЕН.	Трильон?... (облизывает губы) Эт не шутка?

ВАСЬКА.	Настолько серьёзно, что в очах мерцает, справа 
	типает, а левая пятка тянется наперёд, в 
	отличие от твоего хряка, Арсена дяди.

КАРЕН.	(явно осмысливая сказанное, пристально  смотрит
	на Ваську и говорит с грустью). 
	Хряк давно сдох. А трильон упаковать...

ВАСЬКА.	Половину...

КАРЕН.	Эт в РЖД надобно бумагу писать, лично министру.

ВАСЬКА.	(хмыкает)Загнул ты, племяшка хряков. Намекаешь 
	на эшелон? А ежли не хватит... вагонов?

КАРЕН.	(оживляется, чувствуется, что в деньгах он кое-
	что смыслит)
	Эт в какой валюте паковать. Скажем, если в 
	советских рубликах, то... могут и посадить... в
	теплушку с клетчатыми окнами... идущей на
	северо-восток...

ВАСЬКА.	Север нам не нужен, тем паче - восточный. Вот,
	скажи, любишь деньги? А? Признавайся, хряковый
	гуляш! И, небось, в немалых количествах, душонка
	твоя свиная! Раздевай душу, опорожняй её,
	неприкаянную.

КАРЕН.	(смотрит возмущённо)
	Эт ты мне? На мине наезд делаешь? Сам свихнутый,
	а мне порчу шьёшь?

ВАСЬКА.	(примирительно вздыхает, хлопает Карена по
	полечу) 
	Да, тяжело с вами, горцами, делами ворочать. Ну,
	на копейку ещё может...

КАРЕН.	(вдруг начинает заискивать) 
	Неверно говоришь, дорогой...!

ВАСЬКА.	Триндер!

КАРЕН.	Хриндер? 

ВАСЬКА.	Т-т, от слова мурашачьего - триллион! 

КАРЕН.	А-а, мурашки-мыслишки заели. Бывает. Мой отец 
	лечил от мошек так: снимал штаны...

ВАСЬКА.	(подозрительно смотрит на Карена, тянет брови вверх)

КАРЕН.	(уточняет) Мои штаны. Ложил на  лавку мордой 
	вниз и... лечил... вожжой.

ВАСЬКА.	Дальше можно не продолжать. Народ вы древний,
	образовванный, но...

КАРЕН.	(резко перебивает и говорит решительно) 
	"Но" не надо. Давай подробнее: что там с триллионом?... 
	
       ( Васька наклоняетя, что-то шепчет и они, обнявшись, уходят. 
	За ними дружно выходит хор, и бабушки начинают петь  на 
	музыку: "Зачем тебя я милый мой узнала...")

	Зачем тебя я, милый мой, узнала,
	Зелёненький,  шуршащий триллион,
	Спала спокойно, горюшка не знала,
	И сердце не выскакивало вон.

	Терзаешь ты сердечко молодое,
	Дворцы и яхты чудятся кругом.
	И видится всё только золотое,
	И звон несётся только  серебром.

	Я  жду,  придёшь ты долгожданный,
	И благами осыпешь с трёх сторон.
	С четвёртой можно долею карманной, 
	Ну, скажем, такой маленький, трильон!

	Денёчки понесутся золотые,
	С утра до ночи: пиво, водка, ром.
	Икра, шашлык и рёбрышки свиные.
	Ох, будем жить, вовеки не помрём! 

	(Кланяются, повторяя последние строчки, и уходят.)


	       Сценка 5. В конторе.


	 Начальник: Михаил Церишенко (начальственный вид: 
		    в пиджаке, шляпе и с папкой)	 
	 Работники: Виктор Разумовский и Михаил Вашуков.


ВЕДУЩИЙ.	В нашей конторе переполох, в смысле,
		лохов перепотрошили. И тут многое зависит,
		в смысле, висит... или наличиствует, у начальника. 
		(указывае на Церишенко)
		Поскольку подчинённые
		(указывает на Вашукова и Разумовского)
		уже давно висят на народном
		зашейке. И тут возможны интриги...


ЦЕРИШЕНКО.     	(обращается к работникам)
		Ну, что, мужики, нашей богадельне, в смысле, 
		конторе, подкрадывается... полярная... лисица,
		в смысле,  нетрадиционная ситуация. 
	        (коллеги переглядываются) 
		Зовётся она: триндер. Во всяком случае так мне 	
		донесли...

ВАШУКОВ.	(кривится, потирает руки) 
		Триндер, свиндер - что-то нехорошее... слышится. 
	    	Напоминает этакое размалёванное, с преобладанием 
		голубенького и плакатом в левой руке. Правая на 
		другом... триндере.

РАЗУМОВСКИЙ.	Мужики, не надо думать о худшем! Скорее,
		это слегка искажённое понятие - трейдер. 

ВАШУКОВ. 	Опять нецензурщина?

РАЗУМОВСКИЙ.	Почти. Это товарищ, который скачет на бирже, 
		дабы подороже спихнуть и подешевле снять. 
		На  разнице и имеет... всех.

ВАШУКОВ.	Похоже ты прав. У меня свояк скаканул в форекс,
		тоже трейдером. Заскакивал успешно: квартира,
		машина, уже и дачку прикупил. А теперь в 
		портные подался...

ЦЕРИШЕНКО.	Ты хочешь сказать - кутюрье стал?

ВАШУКОВ.	Почти: последние трусы штопает. 	
		Всё остальное ускакаколо... галопом.... 
		в Форекс-конюшню.  

РАЗУМОВСКИЙ.	Да, не всё то конь, что лошадь. Вот, если бы
		бык-производитель...

ЦЕРИШЕНКО.	Мужики, мужики! Не туда вас понесло. Сутенёры, 
		козлы, носороги. Всё хуже. Некий школьник Васька, 
		внук отца сына Сидорова Ивана, где-то надыбал - 
		вы не поверите - полтриллона зелени!

ВАШУКОВ.	(ахает)Да ну?!

ЦЕРИШЕНКО.	Народ в конторе вошёл в ступор, 
		волнуется, полощется и жаждет. А это катастрофа!

РАЗУМОВСКИЙ.	Это почему же?

ЦЕРИШЕНКО.	Пущенное на самотёк пойдёт в разнос.

ВАШУКОВ.	(подмигивает) 
		А! Пока не разнесли - нужно направить?

РАЗУМОВСКИЙ.	Естественно: в любом деле, тем более в зелёном, 
		должно быть направление... в озеленении.

ЦЕРИШЕНКО.	Вот-вот. Нужно возглавить, отрегулировать и 
		установить... нужный карман...
		(суетно поправляется)
		в смысле, указатель... пути. Махновщина, 
		самодеятельность ведут к кровопусканию, изменам
		и бунту!
ВАШУКОВ.
		Он уже и майданить начал? Вот тебе и школьники 
		пошли! Чему их только в школе не учат? Ну, что 
		ни спроси - всёму научили!

РАЗУМОВСКИЙ.	Да, нашей молодёжи дай помечтать - такого 
		наваяют, что и в руках не удержишь и лбом не
	 	прошибёшь.

ЦЕРИШЕНКО.	Опять вас  заносит! Нужно этого Сидорова, отца...
		сына... внука, вызвать и выпытать с пристрастием. 
		(оглядывается)
		А, вот, и он! Батяня Васькин!
		(появляется Артём Миллер)

МИЛЛЕР.		Совещание?

ЦЕРИШЕНКО.	Ого, оно. Ты как раз в тему. Вот, скажи, только
		честно, как перед начальником: Васька - фрукт с
		твоего огорода?

МИЛЛЕР.		Вы хотели сказать - сада?

ЦЕРИШЕНКО.	Да  хоть с лесополосы, не в этом заковыка. С 
		твоей ветки ягода, али нет?

МИЛЛЕР.		(становится хмурым, снимает и вытирает очки)
		Наше чадо.

ЦЕРИШЕНКО.	Тогда проясни народу 
		(показывает рукой на коллег), 
		как ему удалось посеять смуту, всполошить округу, 
		внести раздрай в работу нашей уважаемой конторы? 

ВАШУКОВ.	Да-да. Моя жена с утра не спит, меня понукает на 
		аморалку: мол забей место за Васькой!

РАЗУМОВСКИЙ.	А моя, ненаглядная, трудолюбивая, упражняется в 
		чистке: мол, Ваську надо бы обчистить... пока
		другие... спят.

МИЛЛЕР.		(одевает очки)
		Вы это об чём? Сходу не въезжаю.

КОНТОРЩИКИ ХОРОМ:  
		Так ты не в курсе?

ЦЕРИШЕНКО.	Твой отпрыск объявил себя триндером, уже где-то
		оттяпал полтрильона, а ты всё зеваешь да очки 
		вытираешь! Такая расхлябанность даже в моей
		конторе порицается. Верно, мужики?

ВАШУКОВ.	Наполовину. Вот, в прошлом годе порицали
		Мишку Кобеля на Машке Сучкиной, а она всё равно
		родила... 

РАЗУМОВСКИЙ.	Да. И меня задело - вошёл в доллю: плачу 
		проценты... по	алиментам.

ЦЕРИШЕНКО.	Опять вас крючит в нетуда! Чё будем с трильоном
		делать? (обращается к Миллеру) Ты, как
		непосредственный батька, отвечай конкретно и
		без туману!

МИЛЛЕР.		(поправляет очки, глубоко вздыхает) Как
		ответственный родитель, потребую с Васьки 
		объяснений. В зависимости от того, как 
		разъяснит, в смысле... окажет... батьке помощь,
		финансовую, бум решать: пороть или миловать.

ЦЕРИШЕНКО.	(мнётся) 
		Ты ж замолви, мол, местная конторка хиреет, 
		валится и соответственно, нуждается в энной
		помощи. "Эн" выбери поболе - не поскупись на
		благое дело.

ВАШУКОВ,РАЗУМОВСКИЙ. 
		(вместе) Уж, постораяйся, родимый! 
		(кланяются Миллеру).

МИЛЛЕР.		(выпрямлется, важно выпячивает грудь и губы) 
		Бум смотреть... на вас, не только сбоку. 
		(Ровный, как палка, удаляется)

		(Мужики уходят. Появляется Васька и поёт на мотив 
		песни Ф.Киркорова "Мне мама тихо говорила...")

	Мне мама тихо говорила:
	Зачем учёбу ты забросил,
	Ловил бумажки в высоком небе,
	Упал на камни я без сил.
	С мечтою в сердце,
	Зажатый дверцей,
	Твой блудный сын, твой блудный сын.

	Мне мама тихо говорила,
	Зачем друзьям свинью подставил.
	Прости мне мама мои мечтанья
	О сытой жизни в стороне.
	Меня  боднуло и развернуло
	И я опять спешу к тебе.

	Мне мама тихо говорила,
	Зачем такую взял невесту.
	Я знал, с деньгами куплю любую
	И в этом, мама, мой скорбный рок.
	А к этой деве, мои напевы:
	Как с той овцы - хоть шерсти клок.

	Мне мама тихо говорила,
	Зачем забыл святую правду.
	Я жил нечестно, чуточку грешно,
	И в этом не моя вина.
	От вас с папашей,
	Поевши каши,
	Набрался я грехов сполна.
	Так что простите, и не судите,
	Своего чада и вруна.

	(Повторяет последние строки и уходит.)



	Сценка 6. Васька и родня.


	(Миллер-отец, Морозов-мамашка,  Обид-братишка.
	Ведущий представляет родню)

ВЕДУЩИЙ.
	Родня нашего тронутого... идеей тоже не в навозе
	копошится: батька, маманька и братишка, маленький,
	правда, но целеустремлённый, собрались помочь
	чаду конкретно...
	
	(появляется Васька)	

М-ОТЕЦ.	(обращается к Ваське)
	Ты чевой-то народ баламутишь? Ежли что поимел,
	так держи при себе. А то, как бабка Цветочек, 
	у которой словесное недержание, отчего и 
	пахнет... селёдкой.

М-МАТЬ.	А мне  донесли, что женихаешься с Тоськой, 
	прости что скажешь... Она же тебя обдерёт, как
	барана, просто так, в будний день, не дожидаясь
	дней... празднИчных.

БРАТИШКА.
	Да и деньжат, говорят, у тебя завелось, как 
	грязи возле школы. Отмажь на Коку.

ВАСЬКА.	Предки мои и братец единоутробный! 
	Жизнь сейчас, как известно, преобладает 
	виртуальная, иллюзорная...

М-ОТЕЦ.	Обожди-обожди!
	(внимательно рассматривает братишку Обида) 
	Про иллюзион потом размажешь. 
	(оборачивается к мамашке)
	Что это за намёки - единоутробный? А? Кто 
	там ещё в твоей утробе копался!
		
М-МАТЬ.	(тупит глазки, мнётся) Ну...

ВАСЬКА.	Не торопись, батька, ты тоже не с крылышками... 
	На медни баба "божий цветочек" под ликом Бога 
	Кузи клялась, что видела тебя - голым! 
	(У папашы отвисает челюсть, мамашка делает
	круглые очи, а братишка ехидно кривится. 
	Уточняет)
	Во сне...

М-ОТЕЦ.	(переводит дух) Мало ли что одинокой старухе
	привидется, ночью. Хе-хе, эротическое.

М-МАТЬ.	(сурово смотрит на папашку) 
	Голыми  зазря не снятся. Кайся - имел связь?

М-ОТЕЦ.	 С ней?... Да на неё только глянешь - смеёшься
	сутки. Бывает, отгул берёшь...  поскольку работа
	валится.
	(хихикает неестественно).

БРАТИШКА.	
	 Васютка, предки сами разберутся, что за аист 
	 меня принёс, из какой Африки...
 
ВАСЬКА.	(косо смотрит на родителей, ухмыляется) 
	 Колючки там... верблюжьи.

БРАТИШКА.
 	 Лучше уточни о копейках, в смысле, триллионах. 
	 Нам по астрономии разъясняли вчера сколько 
	 триллионов километров до Козьего рога. 
	 Так вот, если лететь со скоростью...

ВАСЬКА.	Браток, погодь с километрами.  Расклад такой:
	свою половину я уже отработал. Теперь нужно
	убедить окружение, что мысли мои серьёзные. 

БРАТИШКА.	
	 На полном сурьёзе?

ВАСЬКА.	 Да. Дело стоит остро и бескомпромисно. Поэтому, 
 	 поручаю тебе школу. От первого класса до 
	 последнего директора должны осознать: ученик 
	 седьмого ю класса Василий Сидоров воплощает 
	 мечту в явь и вот-вот схватит её за хвост!

БРАТИШКА	
	(возбуждается с улыбкой) 
	 Сделаем! Брехать не в поле кувыркаться!
 
ВАСЬКА.	(пыжится возмущённо) Брешет депутат Митька 
	 Губошлёп. А я конкретно и реально загребаю... 
	(оглядывается и тихим голосом) лопатой...  
	(повышает голос) триллион! 
	(обращается к родителям) И вы не мёрзните! 
	Несите в массы: мол отрок наш уже вступил... на
	ступеньку, туда (показывает пальцем вверх). 
	А там!... Дух забивает и нутро улетает.

М-ОТЕЦ	Мы же не против. Ты ж конкретней разъясни: что и 
	как бре... в смысле торочить людям.	

ВАСЬКА.	Теперь просто, поскольку процесс пошёл. 
	Намекайте, мол, сынок наш скоро всех удивит. Чем 
	удивит, не уточняйте.

М-МАТЬ.	А как же морочить?

ВАСЬКА.	Ненавязчиво.  Можно про триллион пропускать... 
	при случае... по сотке. Многие и так знают.
	Остальным донесут. Но идею продвигайте. 
	Осознали?

	(Родители согласно кивают.)

ВАСЬКА.	Действуйте! (обращается к брату) И ты дуй в
	школу. Можно прямо к директору.

	(Когда все расходятся, Васька потирает руки и 
	начинает петь на мотив "Главное ребята, сердцем 
	не стареть")

	Главное, ребята, сердцем не страдать,
	Всё, что напридумано, до конца дожать.
	В дальний путь собрался я на жёлтую вершину,
	Только дурачьё её поможет одолеть.
	И я, улетающий в блеске мечты,
	На запад, потом - на восток.
	А там, под крылом, ожидают дворцы
	И собственный моря песок.

	В мире этом смутном точный путь найду,
	"Боинг" мой блстящий верно посажу.
	Выйдут все модели из Парижу повстречать,
	Буду их всех разом, тискать, обнимать.
	И я, улетающий в блеске мечты,
	На запад, потом - на восток.
	А там, под крылом, ожидают дворцы
	И собственный моря песок.

	(прерываетсяя и со вздохом восклицает)
	Ах, сладкие грёзы... Но - половина уже есть!


	Сценка 7. В ресторане Васька с Тоськой.


	(Два столика: за одним Васька с Тоськой, 
	за другим - Войнаровский, Белов, Ольга Арзомасова. 
	Звучит лёгкая музыка. Обслуживает официант: Смирнов.)


ВЕДУЩИЙ он же ОФИЦИАНТ.
	Мне, как работнику развлекательно-питательного
	заведения, ещё неведомо какое горе, в смысле, 
	счастье прибилось к нашему столу...

ВАСЬКА.	(подаёт меню Тоське) 
	Давай-ка, подруга, выбирай, что душе заикается. 
	Не стесняйся (оглядывается), пускай они нас боятся.

ТОСЬКА.	(робко оглядывается) А не побьют?

ВАСЬКА.	(выпячивает грудь)
	 Меня? Да я их бумажками закидаю. Я таких ресторанов!... 
	 налузгаю, как семечек. Так что дрожь уйми и не моргай 
	 так явно.

	(Тоська углубляется в чтение. Подходит официант с
	записной книжицей.)
 
ОФИЦИАНТ.	
	(Обыденным, официозным тоном) 
	Чего изволите откушать и отпить?

ВАСЬКА.	Не кантуйся, дружбан: вишь, дама изучает ваши 	
	возможности. А я, как и положено триндеру...

ОФИЦИАНТ.
	(Меняется в лице, вскрикивает, заметно заикаясь)
	Вы, тот самый триндер?... Василий Иванович 
	Сидоров?

ВАСЬКА.	Он, как есть собственной фактурой.
 
ОФИЦИАНТ.	
	Такой молодой и уже?...

ВАСЬКА.	Уже. Как говорил мой славный предок Сидоров Вано
	Гелаевич, что с молоду подхватишь - до старости 
	нести будешь.

ОФИЦИАНТ.	
	(глядя на Ваську умиленно, забирает у Тоськи меню)
	Не извольте беспокоиться с чтением. Обслужим... 
	по высшему... курсу! Накормим всем, чем ни попадя!
	В смысле, что заготовили... с весны... осени. Ой, 
	что это я - всем, чем рады... Да-да...

	(Пятясь, кланяясь, задом удаляется.
	За соседним столиком клиенты оживают.)

ОЛЬГА.	(обращается громким шёпотом к коллегам) 
	Господа, по-моему, мы попали в компанию с тем
	самым, богатеньким, носастым и деревянным.

БЕЛОВ.	(смотрит искоса на Ваську) 
	Да... А когда-то вместе сидели... за партой. Я,
	правда, на следующий срок перешёл, а он досиживал. 
	И, гляди ж ты, высидел... цыплёночка... золотого, 
	а? Мог ли я подумать? 
	(горестно качает головой)

ВОЙНАРОВСКИЙ.	
	(мельком оглядывается на парочку) 
	Вы имеете отого, оттопыренного? С гнусявым 
	голосом?

ОЛЬГА.	Ну, почему же: у богатого гения всегда своя 
	изюмина. (умиляется) Ах, какой молодой, ранний и
	недоспелый ещё!

ВОЙНАРОВСКИЙ.	
	Я так мыслю, паренёк где-то хапнул немножко 
	деньжат, а нам пудрит про триллион?

ОЛЬГА.	(горячо)  Не важно как это называть: мильон,
	трильон - важно, что смог! Смотрите, как
	он выглядит царственно. А девица возле него так
	и стелется...

БЕЛОВ.	Ну, эта Тоська стелется везде, под всяким, 
	лишь бы не сильно давило... сзади. Ишь,
	как халява её разнесла!

ОЛЬГА.	И я бы не отказалась погреться... у костра.

БЕЛОВ.	(резко)И ты в тот же огород, на ту же грядку. А
	ещё божилась, что невинна в помыслах и деяниях 
	своих...

Ольга.	То ж когда было - вчера. А сегодня... 
	(с обожанием смотрит в сторону Васьки)

ВОЙНАРОВСКИЙ.	
	Если это правда олигарх - нужно его расколоть. 
	Причём побыстрее, пока конкуренты не созрели.

БЕЛОВ.	Раскалоть на щепочки? Как брёвнышко?

ВОЙНАРОВСКИЙ.	
	Эх, не быть тебе даже шнурком в ботинке
	толстосума. Расколоть на бабки.

ОЛЬГА.	Аллегория понятна - но как?

ВОЙНАРОВСКИЙ.	
	Подхалимажем. Банальным пением. Если точнее - 
	гимном в честь свежесостряпанного буржуя. 
	Вперёд, ребята!
	
	(Поднимаются и направляются к столу Васьки. 
	Но официант опережает, выезжая с тележкой, 
	вроде большой коляски, которая заставлена и 
	завалена: бутылками разных размеров; гусём, 
	поросёнком, огромной рыбой, рогатой головой 
	оленя и в том духе. Обходит троицу и запыхавшись, 
	кланяется:)

ОФИЦИАНТ.	
	Вот, Василий Сидор... в смысле, Иванович, всё
	лучшее на сегодняшний день, час, минуту и даже
	секунду. Только что закрыли, зарезали, забили, 
	застрелили. Ещё парком исходит...

ВОЙНАРОВСКИЙ.	
	(указывает на роги)
	А с рогами перебор!

ОФИЦИАНТ.
	(гневно)Па-апрашу не отвлекать, я при исполнении!
	За неприличные словеса можно и того... штраф наложить!

БЕЛОВ.	Ну, накладывать будем, господа, в другом месте...

ОЛЬГА.	Ничего не вижу зазорного в рогах! Мой папанька
	завсегда роги мочит... в браге.

ВОЙНАРОВСКИЙ.	
	В общем, пусть прислуга прислуживает. А у нас к
	вам (обращается к Ваське), как к молодому,
	начинающему, незапылённому, восходящему...
	э-э... из грязи князю - песенное славословие.
	Этакий - экспромтик!

	(Васька царственно махает рукой - мол, давай. 
	Войнаровский начинает петь (На мотив: "Из-за 
	острова на стрежень..."), ему помогают остальные.)
	
	Из-за острова, без маски,
	На венце волны крутом
	Выплывает триндер Васька
	Без охраны и ментов!

	Он передних обувает,
	Ну а задним раздаёт.
	И никто теперь не знает,
	Что ему перепадёт.

	То ли царская ботинка,
	То ли княжеский чулок.
	То ли капля, то ль бутылка,
	Или кучка, или клок.

	Мисс-красу он обнимает,
	Ему девки ни по чём.
	Перед ним модели тают,
	Видно ищут что-то в ём.

	Может силу удалую,
	Или что ещё в штанах,
	Может шею расписную,
	Али кОшель при деньгах.

	Вам хвалу споём, Василий!
	Ваш прославим черепок,
	И извилины, что свились
	В триллионовый клубок.

ХОРОМ:  Ура, господа! 
	
	(Васька, пошатываясь, сияя, встаёт. 
	Тоська облизывается. Официант открывает 
	рот, бухается на колени... Остальные 
	почтительно удаляются под звуки мелодии.)


	       Сценка 8. Слухи от старушек.

ВЕДУЩИЙ.
	Сплетни-слухи - эта паутина бабьего лета. Трудно
	вообразить бабуль без этой тины-паутины. Да, вон,
	и они уже квакают... под гитару (указывает на бабушек)	
	

	(Цветочек и Матрёна сидят на лавочке, 
	не торопясь, с толком, с расстановкой лузгают 
	семечки. Чуть поодаль другая лавочка 
	с бабушками: Карен, Церишенко, Разумовский и Обид. 
	Они поют под Высоцкого: "Песенка о слухах".)

	Сколько  слухов наши уши поражает,
	Сколько сплетен разъедает словно моль.
	Вот и думай: триндер Васька - это правда, абсолютно,
	Или сплетен поедающая соль.

	И словно пчёлки тут и там, жалят слухи горожан,
	А очкастые старухи их разводят по дворам,
	Их разводят по дворам.

	Вот, слышали, как Васька в бане клялся,
	Что в нашенском замуленном пруду,
	Запустит он акул с Владивостока, повсеместно,
	Медведей разведёт и кенгуру.
	
	И словно пчёлки тут и там, жалят слухи горожан,
	А очкастые старухи их разводят по дворам,
	Их разводят по дворам.

	А знаете, у нас Лас-Вегас строят, денно-нощно.
	Так Васька, переевши, возжелал.
	Ещё мильоны выложил на бочку, однозначно,
	И пачками цыганам раздавал.

	И словно пчёлки тут и там, жалят слухи горожан,
	А очкастые старухи их разводят по дворам,
	Их разводят по дворам.

	А, говорят, что баксы вымрут вскоре, несомненно,
	И Васькины трильоны пропадут.
	И станет мир прозрачным, невесомым, даже слухи
	И сплетни  грешным духом изойдут!

	И чем заняться тут и там,
	Непоседам-языкам,
	Все бяззубые старушки разойдутся по домам,
	Разойдутся по домам. 

ЦВЕТОЧЕК.	(смачно сплюнув) 
		На днесь донесли, что трильоны Васькины имеют 
		африканскую породу...

МАТРЁНА.	Природу! Деревяшка ты трухлявая. Чёй-то и на
		меня срання дуло...  похожим смрадом.

ЦВЕТОЧЕК.	Во, и тебе смердило. Так вот, уточнили - с
		Зимбабве бумажки. Там мильон меняют по рублю, 
		а триллион?... 
		(прикидыввает в уме) 
		Может на тысчонку тянет.

МАТРЁНА.	Тысчонка?... Это, если один трильон. А как 
		мильон трильонов?

ЦВЕТОЧЕК.	И то правда: стали бы Ваську по всему свету 
		искать, за одну штуку.

МАТРЁНА.	А чё искать-то? И в Африке набедокурил, шельмец? 
		Золотишко там, сказывают, под баобабами 
		валяется. Львы токи, тварюки, не дают подобраться...

ЦВЕТОЧЕК.	Да, не: жирафы тут ни при чём. Удача к Ваське
		развернулась с чёрной задницы на шоколадную 
		передницу - наследство привалило!

МАТРЁНА.	(пучит очи, дует губы и хлопат ладонями) 
		Да, ну?... То-то Васька всё бананы жуёт.

ЦВЕТОЧЕК.	Верно подметила: африканское в ём аж выпирает.
		Вона, соседка сказывала:  Васька в первом классе
 		на третьем годе сидения залез на сливу. Оттуда 
		скалился, рычал и отказывался слезать. Чем тебе
		не бабуин?

МАТРЁНА.	Не, в ём более от макаки. Та всё висит вверх ногами 
		и чешет... пятку.
  
ЦВЕТОЧЕК.	Да, и этот чешет... за ушами... лохам.

		(С соседней лавочки встаёт Карен в женском одеянии, 
		подходит и говорит:)

БАБУЛЯ 1.КАРЕН.
		Не скажи, родная! У нас баран, когда его
		стригут, упирается рогом. А задом метельшит. И тут 
		нужно не прошибить...
		
		(подходит Церишенко в бабьем платье)

БАБУЛЯ 2. ЦЕРИШЕНКО.		
		Пришибить можно любого. Вон, на днях, дедок-сосед
		сожительницу вышибал из дома - двойняшек принесла! 
		Тусовались сутки и молодица довела-таки деду:
		детки-то - его!

БАБУЛЯ 3. РАЗУМОВСКИЙ.	
		Это ещё что, слышали? Муха, говорят, завелась
		ГМОшная. Здоровенная, как общипанный цыплёнок. В
 		московских ресторанах уже подают випперсонам в
		тушёном виде! 

БАБУЛЯ 4. ОБИД. 
		Эт что! На днях в кабаке "Конь в пальто" 
		обсуждали тему лошадиной толерантности.

БАБУШКИ ХОРОМ:		
		Это как?

БАБУЛЯ 4. ОБИД. (оглядывается и громким шёпотом)
		Объявились кони-лошади трансвеститы... Короче,
		срам конячий, да и только.

БАБУЛЯ 1.КАРЕН.
		А я узнал от компетентных людей, что дыма без
		огня не бывает...

БАБУШКИ ХОРОМ:  неужели?...

БАБУЛЯ 1.КАРЕН.
		Тут некоторые проталкивают африканскую версию
		Васькиных деньжат. А шашлычок-то с бараньим
		душком и дымком от японской сакуры.

ЦЫЕТОЧЕК.	Что за намёки? Васька - узкоглазый?

БАБУЛЯ 2. ЦЕРИШЕНКО.
		А что? Япошки изо всякого дерьма выгоду
		извлекают. А Васька пошёл дальше...

МАТРЁНА.       (встаёт в глубоком возбуждении).  
		Я и думаю, чевой-то они с Тоськой вокруг отхожих 
		мест кругами ходют. 

ЦВЕТОЧЕК.	Неужто скупать зачнёт, стервец?

БАБУЛЯ 3. РАЗУМОВСКИЙ.
		Так нужно  в колокала бить! Народ поднимать! 
		В соседнем районе навоз пропал: раньше вонь 
		стояла, а сейчас?... розами отдаёт. Не к добру...

МАТРЁНА. 	(подводит глаза и отчаянно хлопает ладонями)
		Бабоньки! Вещала моя левая с  ночи - быть
		последнему концу света!

		(выбегает Васька с Тоськой и поют: "Бабушки-старушки")

		Кто на лавочке сидит
		Здесь до полуночи,
		Шепелявит и зудит,
		Версии торочит.
		Кто всё знает про меня, 
		Что и сам не знаю,
		Раздевают донога,
		В лапти обувают.

		Бабушки, бабушки, бабушки-старушки,	
		Бабушки, бабушки, сивые кликушки.
		Бабушки, бабушки, челюсти на полке,
		Языки в мозолЯх и жирок на холке.

		Где зачался и рождён,
		И кому подброшен,
		И откуда триллион,
		И алмазы в брошках.
		Знают всё, как на духу,
		Этие старушки,
		Перетрут меня в труху,
		Отгрызут и уши.	
		
		Бабушки, бабушки, бабушки-старушки,	
		Бабушки, бабушки, сивые кликушки.
		Бабушки, бабушки, челюсти на полке,
		Языки в мозолЯх и жирок на холке.

		Эти  бабки-лихачи,
		В ралли сплетен-слухов
		Чемпионы-трепачи
		Даже среди  духов.
		Знают сколько у кого
		Спрятано в заначке,
		Тех ругают, тех жуют,
		Как с ванилью жвачку.

		Бабушки, бабушки, бабушки-старушки,	
		Бабушки, бабушки, сивые кликушки.
		Бабушки, бабушки, будем мы стараться
		На последний ваш зуб ох, не попадаться!


			Сценка 9. В школе.

		(Петросян: директор, Иван Иванович.
		Степаненко: завуч, Мари Ивановна. 
		Обид: ученик, брат Васьки, Вовочка Гулливер.)

ВЕДУЩИЙ.	Школу, где выродилось наше гав..., в смысле горе,
		то есть - гений, никак не обойти. Руководящий
		состав школы в количестве директора (указывает 
		на Петросяна) и заученного Зауча (кивает на
		Степаненко) органично дополняется неумеренно
		одарённым учеником (тыкает в Обида).


ДИРЕКТОР. 	Вот, скажите, Мари Ивановна, этот недостарок 	
		(указывает на ученика), м-м, как тебя... Ливер...

УЧЕНИК.		Несовсем так, Вовочка я Гулливер! Конченый 
		отличник 11-у класса.

ДИРЕКТОР.	(проведя взглядом по ученику снизу доверху) 
		Да-а, что ты Гулливер предположить можно, если 
		натянуть спиномозовой отдел на тыльное 
		воображение.

УЧЕНИК.		Не только воображение. Можно и очи, если их 
		предварительно залить... этиловым раствором 
		пшеничного настоя разнотравья каракумского.

ДИРЕКТОР.	О, широко мыслишь, отличник ты наш конченый.
		Однако не будем отвлекаться на географию. Итак,
		чей ты свояк?

ЗАВУЧ.		Брательник перестарка Васьки Сидорова Ивановича.

ДИРЕКТОР.	Как братья?... У них же и рост, и разрез, и 
		цвет, и фамилиё...

ЗАВУЧ.		(хихикает) Мамкины шалости по результатам 
		азиатского турне... очевидно.

ДИРЕКТОР.	Шалости по результатм? Бывает. Так вот, Мари
		Ивановна, эта шалость утверждает, что его
		братуха прозрел мозгами и...

УЧЕНИК.		Чистая сплентня от Матрёны! Не прозрел, а -
		очухался. Шоры с извилн снял.

ДИРЕКТОР.	Ух, ты!  Действительно отличник - мне, бывшему
		троечнику, не сразу и дотянуть. Какая образность!

ЗАВУЧ.		Да, образина у него на высоте! Особенно у 
		папаши-приёмыша.

ДИРЕКТОР.	Постой - кто у них пришлый, в смысле, приёмный:
		папаша или сын?

УЧЕНИК.		(твёрдо)Не пытайтесь нас разделить. Матка у нас
		одна... с детства. А отцов было много, всех
		не упомнишь. 

ЗАУЧ.		(вытирает слезу) Бедное дитя...

ДИРЕКТОР.	В том-то и дело, что  небедное. Брательник у
		него, как утверждает наш отличник, каким-то,
		верооятно, бразильским финтом крутанулся и 
		деньжат набрался, что тех Матрёниных прусаков...

ЗАВУЧ.		Извините, Иван Иванович, не расслышала: каких
		немцев?

ДИРЕКТОР.	Немцев? Мари Ивановна, сей отрок явный кочевник!
		Впрочем, ботаника тут ни при чём. Вернёмся к
		нашей анатомии. Итак, проясни, Валуев ты наш,
		что за проблема у братушки твоего, Василия 
		Сидорова Ивановича?

УЧЕНИК.		(делает очень серьёзное лицо) Проблема в этих 
		га... гр...(не может выговорить, запинается)
		грёзах, во!

ДИРЕКТОР.	Разгрезился?... Бедный  ребёнок. А сколько ему?
		(обращается к заучу)

ЗАВУЧ.		Счас прикинем. В первом сидел - два года, во
		втором - три, а, вот, в четвёртом?... Короче,
		отмучил он нас аж пятнадцать лет... в младших
		классах. Следовательно, ему будет... так под
		сорок... с хвостиком.

ДИРЕКТОР.	Гениальное дитё! Не каждому удаётся столько
		штанов перетереть.

ЗАВУЧ.		Штаны что! Пока этот уникум учился, весь 
		коллектив стоял вверх торсом, но чаще - в
		позе популярного членистоного и постоянно тёк...

ДИРЕКТОР.	Да-да, помню. Текучесть заедала, особенно, среди
 		учителей по эстетике. Бот, запомнился случай.
		Проходил урок по японской икэбане. Васька
		почему-то икал на первых буквах японского слова.
 		В результате получалось словосочетание, от
		которого у учителя мёрзли ноги и сгорали уши, а
		у детей начинались припадки такого хохота, что
		пластиковые окна корёжились... самостоятельно.

УЧЕНИК.		Это только подтвержадет неординарную
		гениальность моего братухи. Как известно ещё со
		времён Энштейна, все гении в начале своего 
		триумфа были полными или частичными:
		(загинает пальцы, перечисляя,) 
		идиотами, придурками, неуспевающими,
		бестолковыми, безмозглыми, бехребетными - 
		короче - очень продвинутыми личностями!

ДИРЕКТОР.	(чешет затылок, потом обращается к заучу) 
		А мы, выходит, пропустили талант?

ЗАВУЧ.		Причём через все инстанции: педсовет, медсовет,
		психсовет, спидсовет, нарко- и алко-совещания. А 
		также, гор-обл-край РОНО и даже министерство по
		чрезвычайным ситуациям.

ДИРЕКТОР.	Это которое Шойгу-контора. А оно-то как тут
		лепится?
 
ЗАВУЧ.		Ну это же чрезвычайная ситуаци - ученик проходит
 		каждый клас кругами: по два, а то и по три раза! 
		Гляди - утонет!	Тут без спецсредств спасательных 
		не обойтись.
 
УЧЕНИК.		Не надо ля-ля. Крутится, братуха, без устали!
		Без страха и упрёка! Без взяток, кредитов, а за 
		счёт добровольных взносов безсознательных
		граждан! Ура, Ваське Сидорову Ивановичу!

ДИРЕКТОР.	Постой славословить. Мари Ивановна, надо бы 
		этого гения-многогодника вызвать на ковёр. 
		Он ещё мучается у нас?

ЗАВУЧ.		(морщит лоб) По-моему, должен. Да вот и он!
	
		(Появляется Васька в ковбойской шляпе; буржуйской, 
		в клеточку, курточке; с кубинской сигарой в зубах. 
		На глазах - тёмные очки. Одной рукой периодически 
		берёт сигару, а другой - обнимает за талию Тоську. 
		Подружка в шляпке, высокие каблуки, мини, 
		откровенное декольте.
		Начинают петь: "Чему учат в школе".)

		Буквы разные писать,
		И мечтать, и сочинять,
		Учат в школе, учат в школе,
		Учат в школе.
		И плохого в этом нет
		Если целых двадцать лет
		Трёшься в школе, трёшься в школе,
		Трёшься в школе.

		Папу с мамой почитать,
		Планы в дело воплощать,
		Учат в школе, учат в школе,
		Учат в школе.	
		Хочешь - будешь силачом,
		Ну, а лучше, богачом,
		Прямо в школе, прямо в школе,
		Прямо в школе.

		Учат цифры прибавлять,
		Эффективно умножать,
		И зелёные, и красные бумажки,
		Никого не пропускать,
		С уваженьем отнимать,
		Даже мелочь 
		Без уступок и поблажки.

		И теперь я буржуин,
		Всей округе господин,
		Даже в школе, даже в школе,
		Даже в школе.
		Вот, директор: здавствуй друг!
		Тут и зауч и вокруг
		Всё родное и совсем
		Недорогое...

ДИРЕКТОР.	Ты хочешь нас купить?... Василий Сидоров
		Иваныч.

ВАСЬКА		(достаёт калькулятор) Счас прикинем... 
		(щёлкает по клавишам)
		Ну, чё... Даже при нонешних ценах на нефть -
		высоких, кстати - стены эти, школьные, тянут 
		на копейки. Но ничего, проинвестируем, 
		модернизируем и слепим тута премиленькое казино!
		
		(Директор с ужасом переглядывается с заучем)
	
ТОСЬКА.		(возбуждённо) А может дом мод забабахаем?...
		Чуть перекроить центральный вход и получится
		классный подиум, а? (заглядывает Ваське в глаза)

		(Школьные руководители охают и складыватю ручки в шоке)

ДИРЕКТОР.	(шепчет завучу)Нужно что-то делать. Они же
		бордель слепят со школы...

ЗАВУЧ.		(шепчет в ответ) Откупиться нужно, хотя бы до
		выборов... в Думу... А там его выдвинем, 
		поддержим и протолкнём..

ДИРЕКТОР.	И то правда: как депутату, ему будет не до школ,
 		больниц, здавниц...  
		(поворачивается к Ваське и громко) 
		А, может, договоримся... полюбовно, 
		взаимообоюдно выгодно?

ВАСЬКА.		(весело ухмыляется) О, другие понты! Если хотите
 		сохранить этот срам, в смысле, храм знаний, как
		символ моего порочного детства-отрочества, то...

ДИРЕКТОР.	...То, соберём родителей, соберём с родителей и
		положим в ваши свято-чистые рученьки
		обговоренную сумму. По рукам?

		(Васька тянет руку, но вбегает полицейский!)

ПОЛИЦЕЙСКИЙ, ЦЕРИШЕНКО.	
		(хватает за руки Ваську, одевает наручники) 
		Вы арестованы по подозрению в особо сверхкрупном
 		трёпе. А также в посягательстве на совращение 
		малолетней (указывает на Тоську)...
		(потом указыввает на бабушек)
		и женщин преклонного долголетия. А также в
		распускании недостоверных слухов; незаконном 
		втирании очков; промывке мозгов этиловым 
		раствором и в иных уголовных начинаниях и
		помыслах.  Статьи 10-а, 15-с, подстатья "г"
		пункта "мю" и тому подобные абзацы популярного
		криминального уложения.

ВАСЬКА.		(горестно восклицает)  Эх, повязали мододца! Не 
		дали воплотить мечту, а сколько было задумок!...
 		Так дайте хоть попращаться с народом. 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ.	 
		Это можно, только без крамолы, плача и нарушений
 		общественных процедур. Давайте!

		(Выстраиваются в ряд и по очереди поют с 
		подтанцовками: "Как родная меня мать провожала...".

ВАСЬКА.
	Как полиция меня
	повязала,
	Тут и вся моя родня
	набежала.	

МАТЬ.
	Ой, куда ты Василёк,
	наш удалый,
	не ходил бы ты Васёк, 
	ох, на нары!

ОТЕЦ.
	Уголовнички в стране 
	чай найдутся.
	Без тебя на Колыме
	обойдутся.

МАТЬ.
	Поседеешь ты родной,
	Ох, в неволе,
	Станешь жухлый и босой
	С этой долей.
		
ТОСЬКА.
	Там и немочь нападёт
	В энтом деле,
	Твоя Тоська пропадёт
	За неделю.
	
	Чтоб не чахнуть без тебя
	В самом деле,
	Видно жлут теперь меня
	На панели.
ВАСЬКА.
	Ты, подружка, не спеши
	На дорогу,
	Коль не в мочь, то погреши,
	но немного.
ТОСЬКА.
	Ой, спасибо, Василёк,
	С разрешеньем,
	Отмотаю я твой срок
	С ускореньем.

ДИРЕКТОР.
	Ой вы, деточки мои,
	Ради бога,
	Не спешите с Колымы
	До порога.
	
	Пусть хоть  школа отдохнёт.
	Сменит краски,
	Оклемается народ
	После Васьки.

ЗАВУЧ.
	Триндер - это хорошо,
	Без усилий.
	Плохо только, что трепло
	Наш Василий.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ.
	Эт не просто трепотня -
	Преступленье,
	Всенародная фигня
	И глумленье.

ВАСЬКА.
	Эх, полиция меня 
	Повязала,
	И все грёзы про трильон
	Отобрала.

ВСЕ ХОРОМ.
	Ну, да ладно, мы простим
	Тебе Васька.
	Раз такая уж пошла
	Эта сказка.

	Всем пришедшим наш поклон
	На прощанье,
	Говорим под песен звон -
	До свиданья!

	
          Сценка 10. Заключительная. Лирическая.

СМИРНОВ.
	(поэтично, лирически...)

        Вот и отгрезился наш герой, хитро-вымеряный Васька. 
	Ждут его просторы сибирские, поля снежные, особи рогатые 	
	и щелкоглазые. А там, в дали туманной, сопки дымятся, 	
 	мишки бегают, рычат... моржи парятся... в  полыньях.	
	И вся эта благодать - бесплатно, без единой копеечки... 	
	без даже маленького триллиончика... Пожелаем же Ваське 
	притного отдыха и скорого возвращения к родным... грёзам!

			Конец.
30.10.15 года.
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...