В поисках Солнца. Часть 4. Глава 6.

	Вечер опускался стремительно. Небо очистилось от облаков, 
уже подмигивало звёздными пятнами и украшалось полной Луной. 
Её сумеречный свет придавал налёт тревожной таинственности, 
играющей бликами на мордах чеволков и лицах двоих людей. Они 
сидели напротив Вожака и беседовали.
	Зрелище со стороны напоминало разговор немых: 
нечленораздельные звуки, подвывания и жестикуляция лапами-
руками со стороны чеволка. Эмиль – а говорил, в основном он - 
тоже использовал жесты, иногда звуки и рисунки на песке для 
усиления смысла сказанного.
	Довольно скоро дружки приноровились понимать Вожака и 
доносить ему своё. 
	Своеобразно чеволк выразил благодарность за помощь в этой 
звериной битве. Несколько секунд он мотал головой, с 
периодическим подвыванием; делал круговые развороты и припадал 
к земле, вытягивая шею и голову. Так делают собаки, когда 
ластятся к хозяину. Эмиль даже чуть не погладил по шерсти 
“благодарное животное”, но Геня, угадав намерение дружка, 
почему-то одёрнул его. 
      А благодарить было за что: баталия склонялась не в пользу 
“ушастиков”. “Зубастики” отличались мощью, хваткой и сполна 
использовали силу своих челюстей с загнутыми клыками. С 
десяток “ушастиков” были повержены насмерть. Много отползло в 
сторону раненых. Биться с противником стая явно была не 
готова. Она была истощена, поскольку охоты последнего времени 
имели скудные результаты. 
      Слушая Вожака, Эмиль пытался уловить момент и выпытать 
про Веду. Наконец, решился:
      - С нами была девушка, - показывал он жестами. – Где она?
      Чеволк на вопрос даже выпрямился, глянул искоса с 
некоторым недоверием. Эмиль повторил вопрос с более детальными 
жестами. Вожак кивнул головой – мол, понял – и ответил такое, 
что дружки, тревожно переглянувшись и ещё несколько раз 
уточняли, получив одинаковый ответ:
      - Она остаётся в стае.
	У Эмиля даже резануло по сердцу:
	- Вы её не отпускаете?...
	Вожак миролюбиво оскалился и вскинул голову к Луне, будто 
обращаясь к небесам. Затем сложил обе лапы на груди и 
несколько раз поклонился. Последующие жесты донесли поразившее 
дружков ещё более:
	- Сама изъявила желание.
	В голове у Эмиля пронёсся вихрь, нет - торнадо нехороших 
мыслей:
	- Мы бы хотели её увидеть! – с возбужденным лицом, горячо 
затребовал он.
	На что Вожак невозмутимо обернулся к сидевшим в стороне 
собратьям и что-то провыл.
				       
				       ***
	Эмиль содрогнулся и внутренне, и внешне, увидев Веду! 
Глаза её излучали некое смирение, покорность и отчаянную 
решимость одновременно. На лице – полное спокойствие, в плотно 
сжатых губах - твёрдость, уверенной в себе, в своей правоте 
женщины. Так выглядели в старых кинофильмах фанатики-верующие, 
монашки, готовые за свою веру на всё, не жалея и жизни.
	“Неужели они чем-то опоили её? Однозначно”, - 
промелькнули тревожные мысли. И Эмиль поспешил к Веде, подошёл 
и взял её за руки. Чеволки, приведшие девушку, задержались в 
стороне, опустив головы, демонстрируя, что не собираются 
вмешиваться в разговор.
	- Веда, как ты? С тобой всё в порядке? – зачастил Эмиль, 
сжимая её ладони, и пристально вглядываясь в глаза.
	Она же высвободила ладони и, не отводя блестящего 
взгляда, ровным голосом ответила:
	- Теперь уже всё хорошо... 
      После небольшой заминки, девушка продолжила: 
      - Моё решение было трудным, но... – она взглянула на 
молчаливого Вожака, обернулась к сопровождающим, - благодаря 
этим удивительным... созданиям природы, я поняла, что смогу 
осуществить своё предназначение.
	- Ты о чём, Веда? – загорячился Эмиль. – Ты собираешься 
остаться с... ними?
	- Выслушай меня, Эмиль, внимательно, - твёрдо прервала 
девушка. – Отчитаешься потом перед Терехом. Моя научная линия 
– биологическая эволюция, и её ответвления – исчезающие виды, 
мутации и перерождения. И здесь я лично могу провести 
удивительный опыт: смешение человеческой крови с близким по 
типу подвидом. Может получиться удивительный результат!
	Далее Веда начала говорить с особенным воодушевлением и 
даже страстью:
	- Мы столкнулись с одной из веточек человеческой 
эволюции, которая может исчезнуть. Почему? Потому что 
животное, звериное у них преобладает. А если добавить 
человеческое?...
	Она порывисто дышала, лицо её пылало, и девушка 
производила впечатление не совсем адекватной.
	- Не понимаю, - отшатнулся Эмиль, - как ты собираешься 
добавить человеческое? Если их воспитывать, учить... В общем-
то, благородно. Такие подвижники всегда наблюдались в истории. 
Когда так, то... Но, что значит – “смешение крови”?
	Веда выпрямилась, тяжело задышала, тонкие ноздри её 
носика расширились, а в глазах проскочила безумная твёрдость:
	- Я буду от них рожать потомство! Оно положит начало 
новому виду, который – я в этом уверена – соединит мощь 
животных, волчьих инстинктов с разумом человеческим. 
Невероятно интересный эксперимент!
	- Рожать? – с резко высохшими губами буквально вытолкнул 
из себя Эмиль. – Но... это же, - он не находил слов. – А 
получится ли? Для этого нужно некоторое сходство в генах, - 
попытался Эмиль найти логическое, научное обоснование 
неоправданности рискованного опыта, задуманного Ведой.
	На что она снисходительно улыбнулась:
	- Получится. В наших лабораториях мы и не такие далёкие 
виды скрещивали...
	- Скрещивали?... совсем поник Эмиль.
	А Геня, в течение этого “нечеловеческого” диалога, 
топтался на месте и менялся в лице от растерянного 
любопытства, до ироничного отчаяния. Когда увидел, что дружок 
иссяк в своём стремлении отговорить от рокового шага Веду, 
высказался:
	- Зверюки они, конечно, симпатичные в некотором роде. И 
мужики могучие... Тем не менее, отдать себя на заклание... 
Даже в строго научной стезе... Это настолько высоко, что 
хочется завыть.
	И он вытер глаза, то ли реально смахнув слезу, то ли 
театрально.
	Они ещё долго, уже вдвоём, пытались отговорить Веду от уж 
очень рискованного, с непредсказуемыми последствиями шага, но 
всё оказалось бесполезным...
	К тому же стало совсем темно, только свет от звёзд 
позволял что-то различать. Надвигалась тягостная ночь.

Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...