В поисках Солнца. Часть 4. Глава 3.

      Вожак сидел у края обрыва и думал...
	Кажется, совсем недавно в степи было в достатке живности, 
прежде всего антилоп и ланей. С десяток стай чеволков сумели, 
сравнительно бескровно, поделить между собой эту огромную 
территорию. Стычки, конечно, случались, но, в целом, 
установился равновесный мир.
	Угроза пришла со стороны, с которой не ждали: навалилась 
сначала на одну стаю, а затем перекинулась и на другие 
коварная пошесть - болезнь. Она затронула самок: забеременев, 
самка не могла разродиться и умирала в муках. Гибло и 
потомство! И неумолимо пришли к такому моменту, когда в стае 
остались только особи мужского пола. Существование древнего 
рода чеволков, с характерным признаком, выделявшим его среди 
других стай, в виде длинных ушей, оказалось под угрозой.  
      Да, они были известны в степи, как “ушастики”. Себя они 
отмечали воем, в котором выделялись звуки: “У-у... ш-ш... ки”. 
Длинные уши давали преимущество: “ушастик” ловил звуки более 
дальние, чем чеволки других стай. Такая особенность часто 
помогала защищать свою территорию от “нарушителей”, давала 
преимущество в охоте. Поэтому “ушастики” могли многое себе 
позволить, в частности, они господствовали на самой большой 
“съедобной” площади. И, вообще, считались в степи 
своеобразными фаворитами.
      И, вот, такое несчастье...
      К нему добавилась не менее угрожающая тенденция. Стали 
плодиться антилопы более крупные, соответственно, со 
значительно мощными рогами и копытами. Кроме того, они 
пытались – и успешно -  собираться в стада, руководимые 
крупными самцами. Такое стадо умело отбивалось от хищников, 
прежде всего чеволков. Мелких антилоп и ланей становилось 
меньше, а крупные – только возрастали численно.
      Рядом с “ушастиками”, гнездилась территория стаи 
“проныр”. Она объединяла чеволков, отличавшихся не столько 
физическими данными, сколько хитростью и изворотливостью. Чем 
они и достигали успеха как в охоте, так и в битвах с себе 
подобными за “делёж” добычи и степных просторов.
	Но самое главное и удивительное, у “проныр” уцелели 
самки! Обошла их стороной смертельная напасть. Однако теперь 
“пронырам” грозило другое – война со стороны “пострадавших” 
стай за плодоносных самок. Эти войны уже конкурировали с 
борьбой за пространство и   “съедобную” добычу. Собственно, 
страсти разгорелись за право “позаимствовать” у “проныр” их 
самок как  бесценное достояние. 
	Так на просторах степи разгорелись смертельные баталии. 
Они выли, рычали и хрипели в предсмертных судорогах не один 
месяц, даже год. Этот смертельный турнир уже подходил к своему 
печальному финалу, когда осталось только двое претендентов на 
“невест-проныр”: “ушастики” и “зубастики” – отличавшиеся 
невероятно мёртвой хваткой, благодаря крепким загнутым замкам-
клыкам.
	В последней баталии “ушастики” понесли ощутимые потери и 
были на грани смертельного поражения. Выручило их стадо ланей, 
по глупости забредшее в эти края. Не смогли волки устоять 
перед таким подарком. Увидев, что еда сама скачет в пасть, 
причём вприпрыжку, стаи прекратили взаимную бойню и дружно 
кинулись ловить дичь. 
	Затем, они расположились на расстоянии взгляда и, 
настороженно поглядывая друг на друга, принялись утолять голод 
и восстанавливать силы. Отобедав сытно, противники-враги, 
угрожающе рыча, разошлись в разные стороны до следующей 
драки...
					
			***
	И, вот, “ушастики” отловили людей. 
      Такую ловлю организовали недавно, где-то в начале 
навалившихся несчастий. Подал идею неординарный, отличавшийся 
повышенными умственными способностями чеволк, по кличке 
Лобастый. Он и предложил рыть наклонные тоннели к Большой 
земле. Продумал систему освещения, нагнетания “заманивающих” 
запахов и яму с водой как надёжное средство сохранения 
“попавшихся”.
      Зачем понадобилась такая охота на людей?... Вожак 
интуитивно чувствовал, что если угрожающие тенденции в степи 
будут идти в сторону нарастания, то может понадобиться помощь 
людей. Чеволк-то знал из опыта предков, что есть такие 
двуногие, которые могут многое, они сильны своей головой, а не 
клыками! Да и подкрепиться можно человечиной, если что-то не 
сложится...
      Как использовать возможности людей, которые очутились в 
его власти, он пока не знал.
      Нужно поговорить с Лобастым, - нашлась, наконец, 
продуктивная мысль. Вожак повернулся к своему помощнику, 
который сидел в стороне и что-то грыз. Издал череду рыкающих 
звуков и, проводив взглядом помощника, вновь погрузился в 
думы, ожидая прихода Лобастого.
      В прежние, старые, времена, если люди каким-то образом 
попадали в степь, их элементарно съедали. Причина заключалась 
не в голоде – дичи хватало. Всё из-за страха – а вдруг за ними 
нагрянут другие и во множестве? Принесут сюда свои порядки, 
нарушат устоявшееся равновесие между стаями и стадами дичи!
      Так бы и сейчас съели, да усомнился Вожак, что-то 
сдерживало его. Вот, что?...
      				
      				***
      В небе стелилась серость: то ли зыбкая сплошная 
облачность, то ли дождь намечался. Вот и ветер утих, а запахи 
земли и трав усилились.
      Лобастый появился неожиданно – просто вынырнул из кустов 
перед Главой стаи. Они символически обнюхали уши друг друга, 
ударили лапа об лапу и приступили к беседе. Это была череда 
звуков разной тональности и окраски, вроде: О-о, у-у, а-а и 
подобное. А смысл сводился к следующему:
      - Нужно обговорить, как обойтись с людьми? Староват я 
стал, мысли разбегаются. Чую, есть тут польза и не в костях и 
мясе она...
      - В женщине! – ухмыльнувшись, сверкнул клыками Лобастый и 
заерзал на месте - он всегда так делал, когда выдавал “умную” 
мысль.  
      Вожак навострил уши, слегка взъерошил шерсть на спине и 
подивился:
      - И каким боком?
      Лобастый воровато оглянулся, выдерживая паузу; облизнулся 
и прищёлкнул зубами:
      - Как самка!
      Вожак чуть было не заскулил от того, что не сам додумался 
до такого очевидного. Ну и Лобастый! Недаром прочат его в 
первые советники и помощники, недаром! Чеволк даже 
разволновался и было вспотел. Он уже не обращал внимания, что 
притихшая было степь начинает гудеть, становится темнее, и 
запахло влагой.
      - От людей чеволки уже рождались, - зашептал вдруг 
Лобастый.
      - Да ну! – восхитился Вожак. – Откуда известно?
      - От моей бабушки. Она перед смертью поделилась со мной: 
я-то, оказывается, рождён людской самкой... Вот, делюсь только 
с вами, Вожак, чтобы не стать посмешищем перед остальными. Вы 
уж не выдайте мою тайну...
      Вожак, слушая помощника, согласно кивал головой и всё 
более воодушевлялся: невероятные выгоды от обновления своей 
стаи особями, усиленными человеческой кровью, просто поразили 
его ум и воображение! Ведь стая может переродиться из 
“ушастиков” в “умников”, и тогда никакие соперники не страшны. 
И полная власть в степи обеспечена - ведь таких Лобастых 
станет много! 

Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...