В поисках Солнца. Часть 3. Глава 2.

     Очнулся от музыкальных птичьих перепевов. В нос лезли 
приятные запахи, намешанные на ароматах листвы, дерева и 
неизвестных цветов. Резко сел – перед ним, на примитивной 
табуретке, светилась улыбкой, какой озаряются в моменты разве 
что счастья, девушка. Всё в её облике было необычным: 
неестественно большие светлые глаза; ярко выраженный округлый 
овал лица; соломенного цвета волосы собраны в вертикальный 
пучок, который завязан стеблем некоего цветка; ровные плечи, 
налитые груди под полотняным платьем...
	Чудный образ вихрем пронёсся и заставил неуверенно 
улыбнуться:
	- Где я? И кто вы?
	Задавая вопрос, Эмиль оглядывался: сидел он на топчане, 
укрытом грубой подстилкой; двери, стены, потолок - своей 
простотой и грубой отделкой напоминали африканские хижины 
древних времён.
	А девушка засияла ещё ярче и – переливчато засвистела, 
жестикулируя руками, двигая головой и энергично работая 
мимикой. Эмилю её звуки и телодвижения показались настолько 
комичны, что он расхохотался! Подспудно уже понял, что его 
похитили древожи. И этот факт почему-то не огорчил. Очевидно, 
благодаря этой красавице, выводящей трели почище любого 
соловья. 
	Поразительно, но в свисте слышались слова, а жесты 
дополняли их смысл. Всё вместе позволило Эмилю легко понять, 
что ему сообщали. Итак, зовут девушку Эя, она из общины 
потомков звезды Северного Блеска, народа “приближённых к 
небу”. Она невеста и ищет пару...
	Далее у них пошёл разговор, как у давних знакомых. Более 
того, Эмиль и не уловил, как сначала говорил с присвистом, а 
затем стал переливаться трелью, как и Эя! Настолько прост и 
органичен оказался язык древожей. То есть затруднений в 
общении с “приближёнными к небу” у Эмиля не возникло с самого 
начала.
	В конце разговора, из которого Эмиль понял, что и его 
дружок где-то рядом, Эя мило протянула ему руку и вывела из 
хижины с видом девушки, у которой сбылась её самая сокровенная 
мечта...
					
			***
	Эмиль, держась за руку Эи, с детской непосредственностью 
разглядывал поселение древожей. Оно представляло собой сеть 
мостиков с перилами, соединяющих жилища. Эти мостики, дорожки, 
как и пол хижин, были уложены из брёвен небольшого диаметра, 
скреплённых между собой гибкими прутьями. Естественно, брёвна 
прилегали неплотно, и сквозь щели проглядывалось всё, что 
находилось внизу: стволы, ветви и, в просветах, далёкая тёмная 
земля. Создавалось острое, очень неприятное ощущение большой 
высоты.
	Эмиль шёл с дрожью, невольно сжимая ладонь девушки, 
стараясь не смотреть вниз, ступать осторожно, выверяя каждый 
шаг. Эя поняла страхи мужчины и ободряюще просвистела:
	- Очень скоро ты не будешь ощущать страха небесного, а 
будешь радоваться и любить.
	- В смысле, кого... что любить?
	- Меня, конечно, - сияла очами девушка. – Теперь ты мой 
плодоносец. Мы будем жить на своей, отдельной, ветви и плодить 
новые веточки, продолжая и умножая ствол наш - Приближённых к 
небу. Чтобы тянулся он высоко-высоко, до самых звёзд!
	Она откинула голову вверх и с блаженным видом улыбнулась, 
испуская из глаз сонмы лучей.
	Эмиль же поперхнулся, остановился и попросил нежданную 
невесту рассказать “с этого места” подробнее. Слушал он Эю, 
механически, отмечая мелькающие по другим мостикам и у других 
жилищ людей. “Какие они крепыши! – успел восхититься. – И 
ходят по этим балкам настолько ловко и смело, как по ровной 
земле!”
	И Эя поясняла, жестикулируя одной рукой, поскольку другой 
крепко держала мужчину. 	Оказалось, у древожей явный 
“перебор” с женским полом.	Более того, у них не парень 
выбирает, а девушка определяет кандидата в “суженые - 
плодоносящие”. А поскольку мужиков маловато, то “приближённые 
к небу” подворовывают женихов из “приросших к земле” – так 
древожи со скрытой иронией прозывали обычных землян. Действо – 
извлечение-воровство жениха  - организовывала и принимала в 
нём активное участие сама “невеста”. Для надежного исхода 
“операции”, древожи используют дурманящий “ветер-дым”.
	- С запахом прокисшего вина? – искривившись, уточнил 
Эмиль.
	- Что такое “прокисшее вино” не знаю, но угольки, а затем 
дым, получаем из веточек “сонного куста”. Его вдохнёшь и 
засыпаешь без видений всяких. А дым бесцветный, ласковый, - 
пропиликала Эя с милой улыбкой.
	- Так оно и есть, ласковый - соображал Эмиль про своего 
дружка. – А второй “приросший”, который был со мной, тоже в 
женихи определён?
	- Ещё нет. Он - заменитель. Если у нас с тобой не 
срастётся, то подсажу его, - просвистела она с неожиданной 
резкостью и с гордо выпрямленной головой.
	- Даже так! – не удержался от смеха Эмиль. – Геню в 
заменители! И где оный содержится? Как бы с ним посвистеть в 
унисон?
	- Мы к нему и идём...

Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...