Сказ 5.

  Прошёл вёрст немало, во рту пересохло, внизу 
заурчало. Вдруг перед ним - гора пологая, невысокая. На 
ней реденький лесок и поляна широкая. А там избушка 
стоит, на лапах когтистых переминается, трубою дымит, 
скрипит и качается.
  - Не уж-то избушка Бабы-яги? - вспомнил Иван 
нянькины сказки. - Только ноги у неё не куриные, а 
какие-то длинные, страусиные. А в крыше глаза-фонари 
сверкают, огнём ярко-красным мигают. Ну-ка, избушка, 
повернись ко мне передом, а к лесу задом! - вспомнились 
волшебные слова.
  Избушка, скрипнув, лихо развернулась. Видит Иван на 
крыльце стоят ступа бабы и метла. Ступу ковёр тонкий 
укрывает, а к метле винт-пропеллер примыкает.
  - Похоже, и сюда в наш век космический дошёл 
прогресс технический, - дивится он. На крыльцо взбегает и 
смело дверь открывает. А в избушке дым столбом прёт, 
как в поле пурга метёт.
  - Где ты есть, бабушка-яга?
  - Тут я, милок, долгожданный мой дружок! - 
послышался хриплый голос от печки. - Давно уже маюсь:  
пироги пеку, зелье варю, тебя дожидаюсь. 
  Дым слегка рассеялся, и показалась Баба-яга: 
скрюченная, горбатая, носастая, волосатая. Глазами 
хлопает, губами шлёпает. Клык изо рта выпирает, руки 
дрожь выбивают.
  - Знаю, знаю - куда идёшь. Да только Змея не 
изведёшь и Душу-Земную назад не вернёшь.
  - И откуда, Бабка, ты всё знаешь? Только злу 
помогаешь, пакости насылаешь.
  - Такая уж моя доля-неволя, - смахнула притворную 
слезу Яга.
  - Ты лучше подскажи, научи - как Змея извести и 
Землю спасти? А я тебя отблагодарю - трубку золотую, с 
травами волшебными, подарю. Как покуришь тех трав - в 
мир волшебный попадёшь, станешь красуней, мужа-красавца 
найдёшь.
  От слов тех глаза у Бабы засверкали, уши 
навострились, зубы о клык застучали и волосы дыбом 
встали.
  Достаёт Иван из сумки походной трубку золотую, что 
от чудища предыдущего осталась, на память досталась.
  - Гляди Яга - козьи твои рога - вот она, трубка, 
непростая, а волшебная, золотая.
  Видя, что Иван не врёт, Баба всунула палец в 
рот, глазами поводила, мозгами покрутила.
  - Леший с ним, с этим Змеем - авось вдвоём 
одолеем! Да и то, стал он чтой-то зазнаваться:  
здороваться перестал, норовит бодаться. Головы свои 
отвертает - будто меня не замечает. А я ж ему, 
неблагодарному, сколь помогала: людей изводила, зельем 
поила, на завтрак варила и в пропасть толкала.
  - Пора тебе, бабушка, грехи искупить, себя поменять 
и мне подсобить.
  Почесала Яга за ухом и сказала, собравшись с 
духом:
  - Слушай тогда, милок, долгожданный мой дружок. 
Змей - он многоглавый, большой, но - тупой. Много 
злости в нём, да слаб умом. Речами хитрыми, умными ты 
его задури, тем и погуби. А что надобно ему говорить 
- сам раскинь мозгами, пока будешь идти ногами. А 
теперь - трубку давай и в дорогу ступай. Не сворачивай и 
прямёхонько попадёшь к нему целёхонький.
  Подаёт Иван трубку. Яга схватила её жадно, быстро 
затянулась, и... с лица спала, шаром надулась. Повисла 
в избе кверху ногами, в трубу упёрлась сапогами. 
Слегка чихнула, глазом моргнула и - заснула. Приснились 
Бабе сновиденья, чудные виденья. Будто снова она 
молодая, весёлая, озорная. Жених к ней на встречу идёт, 
улыбается, песни поёт.
  Иван ухмыльнулся, круто развернулся. Вышел из 
дверей, махнул на прощанье избушке и пошёл скорей.
Сказ 6.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось