Народная воительница. Глава 19

      И полетела молва по земле окрестной, расширяясь и на-
полняясь слухами с правдою и вымыслом: будто спустилась с не-
бес посланница божия, воительница народная, воспетая в веках – 
Поляница! Не берёт её ни сабля, ни пуля, ни хитрость ляшеская! 
Гонит она вон панов, а землю раздают бывшим холопам. Ставит 
над ними выборных людей и на освобождённых землях держит 
железный порядок.

	Народ повалил к восставшим, а шляхта всполошилась не 
на шутку. 

	Наконец-то, Казимир Пруднцкий выбрался из воеводства 
с отрядом местной шляхты. Его основу составили конные 
драгуны, облачённые в лёгкие железные доспехи, вооружённые 
копьями и саблями. Были и пешие жолнежи в доспехах и с 
пищалями33.  Сам хорунжий ехал впереди с непокрытой 
гривастой седой головой, с болтающейся турецкой саблей и с 
пистолетом на ремне сбоку. Светло-каштановый высокий 
длинношеий мерин турецких кровей нёс грузное тело шляхтича 
легко, даже игриво.

      Разведку особо не проводили, ориентируясь на показания 
местных посполитых34 и панских служивых. Поэтому смело дви-
нулись в район предполагаемого расположения бунтовщиков. А 
они, увлёкшись первыми успехами, шли по хуторам, от села к 
селу, от местечка к местечку на запад, углубляясь в земли поль-
ских магнатов. Поляница и её окружение рассчитывали на вне-
запность и полагали, что у них ещё есть время, пока шляхта 
опомнится, организуется и начнёт действовать. Вот тогда и дума-
ли повернуть назад и примкнуть к воинству Сечи Запорожской. 
К тому времени восставшие не только увеличились численно, но 
и сумели установить строгий воинский порядок и неплохо 
вооружиться. 
      Авторитет Поляницы только рос...
                                          
                     ***
	В это село, в котором Поляница и сотоварищи побывали 
всего несколько дней назад, драгуны Прудницкого нагрянули 
внезапно, в разгар дня.
	По меркам того времени, село было большое: насчитывало 
более сотни дворов. 
      Несмотря на рабочее время, на площадке перед церковью 
шумела реденькая толпа селян: явно шло обсуждение чего-то. В 
центре людского круга выделялся мужик в полном казацком об-
лачении: синие шаровары, красный жупан, сабля сбоку и длин-
ный оселедец, закрученный за ухо. Чуть поодаль привязанный к 
столбику плетня, статный, с разукрашенным седлом, конь жевал 
сложенное в кучку сено. Казак зычно убеждал людей:
      - Поляница вам даровала волю! Сидеть по хатам и копать-
ся в земле – конечно, святое дело, божеское. Но ляхи под боком и 
нужно способным мужикам отрываться от крестьянских дел и 
идти на Сеч! Там затеваются великие дела...

	Казак умолк на последнем слове, даже губы облизнул – 
польские драгуны тихо, без привычного топота копыт и ржания 
лошадей, окружали сходку. Их появление было настолько не-
ожиданным, что народ даже не успел сообразить, что происхо-
дит. Люди зашевелились, стали оборачиваться и тревожно пере-
говариваться. Кто-то было кинулся бежать, но был повергнут на 
землю пинком копья польского конника. Держась рукой за обра-
зовавшуюся рану в плече, из которой настырно засочилась кровь, 
сдерживая стоны, человек отполз к своим. После чего люди при-
тихли и стали сжиматься в плотную кучку.
	Прудницкий выехал вперёд, поигрывая черенком плети, 
презрительно сжимая губы и яростно округляя глаза:
	- Кто у вас за старшего? – хлёстко прозвучал вопрос, как 
резкий звон от удара по струнам напрягшейся тишины.
	Народ замялся, зашушукался.
	- Ну-ну, смелее! – криво ухмыляясь, стал подбадривать 
хорунжий.
	Из толпы уже протискивался невысокого роста, кряжи-
стый крестьянин в изношенных лаптях с вывернутыми концами 
онуч (куски ткани, которыми обёртывали ногу).  Он остановился 
в нескольких шагах от коня Прудницкого и, глядя сурово испод-
лобья, хрипло произнёс:
	- Я буду за старшину...
	- И кто тебя назначил смотреть за этими... - ткнул плетью 
на толпу, грозно вопрошал далее хорунжий.
	Мужик замялся, а от края толпы оторвался длинный, ху-
дущий мужичок хлипкого вида и, сюсюкая, вытаскивая из нутра 
слова порциями, зачастил дрожащим голосом:

------------
33Пищаль – длинноствольное ружье с фитильным запалом.
34Посполитые - крестьяне Левобережной и Слободской Украи-
ны в XVII—XVIII веках. В отличие от казаков, посполитые не 
несли постоянную военную службу..
------------

	- Это они... она, Поляница... разбойники, мытарили нас и 
его, Миколку Сероштана, оставили разбойный закон блюсти. А 
тот, - мужичок уже осмелел, увидев одобряющий кивок польско-
го предводителя, и указал пальцем на земляков, - казак с Сечи, 
подговаривает мужиков не сидеть по хатам, а собираться к запо-
рожцам-смутьянам!
	- Иуда! – донеслось возмущённое из толпы.
	- Не продешеви, Евгенэ!
	- Молчать! – зычно, как на военном плацу, проорал Пруд-
ницкий. – Где там у вас этот... чубатый? Пусть выходит, покажет 
смелость! Чего прячется средь бабских юбок! Вылезай, пся крев!

	Вот так и началась расправа над безоружными селянами, 
виновными в том, что не оказали сопротивление разбойникам, 
поправшим законы Речи Посполитой. За то, что подчинились 
воле уголовницы, некоей Поляницы. 
	Запорожец вышел, конечно. Выхватил  саблю и кинулся 
было на хорунжего, но был застрелен в голову из пистоля. После 
чего началась убойная вакханалия! Драгуны налетели на людей и 
стали рубать их саблями, поражать пиками, топтать лошадьми. 
Не щадили никого! Кто убегал, догоняли и убивали безжалостно 
и жестоко.
	Старшину Сероштана убили не сразу...

Расправа_1_1
	Очень быстро село наполнилось криками ужаса, плачем 
детей и женщин, визгом и рёвом скотины, огнём и дымом горя-
щих крестьянских хат! Драгуны, подбадривая себя воинственны-
ми криками, мотались по селу, поджигая крестьянские построй-
ки, рубая и протыкая пиками всё, что двигалось, даже скотину.
	Тех, кто выжил, вешали на воротах, деревьях и, даже, как 
особый кураж, на журавлях-колодцах, подвешивая жертвы на 
концах балансира. 
	Последним казнили старшину Сероштана, казнили не 
мудрствуя –  посадили на кол. Такую же участь уготовили и пре-
дателю Евгену. Услышав приговор, он кинулся в ноги Прудниц-
кому, с криками пощадить и оставить при себе на любой службе! 
На что хорунжий с сарказмом ответил:
	- Служака с тебя, видно, никудышний – больно хлипок 
телом. Так что посиди на колышке, подумай о жизни, - хихикнул 
лях и махнул рукой своим помощникам-палачам.

	Завершив “показательную” карательную “операцию”, дра-
гуны Прудницкого покинули село, направляясь к соседнему го-
родку: пришли сведения, что в его окрестностях видели разбой-
ников Поляницы. Ехали не оглядываясь, хотя запах гари, наме-
шанный на приторном дыме от сгоревших построек и человече-
ских тел, преследовал ещё долго...
Возврат к оглавлению
Глава 20.
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось