Народная воительница. Глава 17

	Потом “почистили” ещё одно село, и третье...
	Вот уже к восставшим присоединились и бывалые воины-
казаки, возглавляемые опытным, закалённым в боях с турками и 
татарами, сотником Власом Сивоусом, коренастым мужиком, со 
шрамом, краснеющим рваной полосой на правой половине лица. 
Сотня направлялась на Сеч, и, вот, по дороге столкнулась с вос-
ставшими. Как не помочь своим?... Было замешкались, занервни-
чали казаки, что атаман – женщина, но разглядев её, поговорив, 
осмотревшись, смирили свою мужскую гордость. А Поляница с 
радостью встретила и приняла их в своё крестьянское воинство. 
Казачье пополнение, естественно, оказалось кстати и ощутимо 
усилило боевую мощь бунтовщиков. 

	Однажды выпал случай - столкнулись с небольшим отря-
дом польских крылатых гусар31. 

Настя на коне_3
      Тогда во главе казачьей сотни, сама атаманша Поляница 
ехала на добытом в одном из панских конюшен резвом белом же-
ребце с мохнатой гривой. Одета была по-мужски: этакая смесь 
одежды польского гусара и запорожца. На теле - малиновый ка-
зацкий жупан, подпоясанный красным поясом, вытканным золо-
тистыми нитями;  лёгкая кольчуга поверх жупана; за спиной раз-
вевающийся чёрный плащ; в красные сафьяновые сапожки были 
вдеты тёмные брюки.
      Защитные латные наплечники делали её фигуру мощнее и 
мужественнее. И, главное - шлем на голове, оставленный в этих 
краях, похоже, турецким янычаром. Арабская сабля и кремние-
вый, украшенный причудливыми узорами, длинный кавалерий-
ский пистоль дополняли образ воина-конника!
	Такая серьёзная воинская “упаковка” вселяла в Настю 
ощущения защищённости и уверенности, что победа за ней будет 
в любом бою. Неплохо уже овладела и воинским мастерством, 
поскольку стрелять и рубить саблей училась упорно, не стесняясь 
оттачивать мастерство в любую свободную минуту.  Помогал ей 
в этом, став негласным наставником, Стецько Криволап!
       Конные повстанцы, оставив далеко позади пеших и обо-
зы, ехали неспешно, мелкой рысью, когда из низины неожиданно 
выскочила группа польских гусар!
	Их было немного: десятка два. Смотрелись они издалека 
красиво: шлемы, защитные панцири и локотники поблескивали в 
прерывистых лучах солнца; за спинами колыхались крылья, в 
виде планок с перьями. Вот, привычных для гусар длинных, 
очень опасных в бою, копий почему-то не наблюдалось. 
Очевидно вояки, где-то отдыхали, а сейчас ехали налегке в свою 
часть и совсем не готовились к воинским баталиям. Это и 
предопределило для них роковую участь...
------------
31Польские крылатые гусары - как воинское формирование, 
существовали с 1500 по 1775 год. Крылатыми их называли из-за 
подобия крыльев, прикреплённых сзади, чаще к седлу или за-
щитному панцирю. Это была легкая конница, вооруженная длин-
ными пиками (более 6 метров), которая, кроме щитов, имела 
кольчуги и шлемы-шишаки или вообще не использовала защит-
ных средств. Были на вооружении гусар также пистоли и луки.
-----------


 
      Увидев гусар, оценив, что их немного, Поляница действо-
вала по опробованной тактике – окружить, ошеломить и разбить 
врага. Чёткими командами разделила казаков на две группы. Од-
ну из них, с Власом, послала зайти в тыл противнику, а 
основную  - возглавила сама. 
      Лихо вытащив саблю из ножен, проделав ею пробные рез-
кие, рубающие движения, сопровождаемые характерным сви-
стом, Поляница увлекла казаков в стремительную атаку...
	Как-то непроизвольно у неё вырвался боевой клич:
      - Гайда хлопцы! Вперёд!
      Голос Поляницы звучал зычно, звонко, разбиваясь на ку-
сочки от густой стены леса и улетая веером ввысь!

	Что перед ними казаки, гусары сообразили сходу. Однако 
перегруппировка противника произошла довольно быстро, и по-
ляки запоздали с ответом. Вернее, они слишком долго определя-
лись – как им быть? Да и явного командира у них не нашлось. 
Сбившись в кучу, они встревожено переговаривались, решив, 
наконец, развернуться и скакать в обратную сторону. Но за 
спинами у них уже маячили казаки Сивоуса, а Поляница 
преодолевала последние метры. Её вид вызвал ещё большее 
замешательство у поляков. Ни у кого и мысли не появилось, что 
к ним неслась женщина! Кто успел рассмотреть, был поражён 
необычной мужественной красотой предводителя казаков, его 
бесстрашием и неистовой воинственностью.
	А размышлять полякам было уже некогда - началась сеча!
	Пляница накинулась на первого, попавшегося на пути гу-
сара – с затуманенным, изумлённым взором, с реденькими уси-
ками юнца, который держал в руках пистоль и лихорадочно со-
ображал, куда стрелять. Рубанула саблей так, как учил Стецко 
Криволап. Только в этот раз не по лозе, а по руке с пистолем! Да 
так, что кисть гусара-юнца вместе с оружием отлетела в сторону, 
не сразу обагрившись кровью.
	Как буран, неистово металась Поляница в толпе бьющихся 
воинов, ловко уклоняясь от сабель и выстрелов врага. Успевала 
рубить и даже раз стрельнуть из пистоля! Она и не замечала, как 
Панас, Стецько и ещё один суровый казак, оставались рядом с 
ней, прикрывая от смертельных угроз. Впрочем, бой длился не 
долго и закончился неожиданно: последний гусар, обливаясь 
кровью, со стоном упал с коня; другие в разных посмертных по-
зах валялись на дороге и обочине. Лишь несколько польских вояк 
сумели, бросив коней, убежать в лес. Лошади поверженных были 
собраны казаками в кучку. Победа была полной!
Возврат к оглавлению
Глава 18.
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось