Народная воительница. Глава 15

	Световые полоски позднего заката освещали тропинку, по 
которой шли Настя со Станиславом. Вокруг громоздился чёрны-
ми остовами деревьев лес, шелестя листьями, отзываясь далёким 
клёкотом сыча и мягким речитативом откуда-то взявшегося дроз-
да. Пан рассказывал о себе такое, что приводило Настю в изум-
ление!

	Зимовецкие принадлежали к средним слоям шляхты и бы-
ли выходцами из Варшавского воеводства. Собственно, и жили в 
основном в Варшаве, на окраине, в двухэтажном доме 
старинной, с элементами готики, постройки. В трёх днях езды на 
восток, имелся и собственный хуторок с десятками холопов.
			
	Женился отец Станислава, Милош, не по любви, а по жё-
сткой необходимости - вернее сказать, “по расчёту” - на дочери 
некоего Пустецкого, занимающего пост писаря в городском суде. 
Невесту звали Гразина, что в толкователях имён значилось как 
“красивая”. Была она старше жениха на целый десяток лет. Деви-
ца засиделась, поскольку выдать её замуж было затруднительно. 
Причина тому - несносный характер Гразины, дополненный, в 
противовес её имени, уж очень невзрачной внешностью. И даже 
аргумент, в виде весомого приданого, рассыпался в прах, после 
недолгого знакомства с ней кандидатов в женихи.

	В этот период Зимовецкие попали в неприятную, даже 
позорную ситуацию: их опутал долгами некий ростовщик 
Жолнович. И небедное, в общем-то, семейство, оказалось под 
реальной угрозой очутиться “у позорного столба”, с распродажей 
значительной части имущества.
	Вот и пришлось свататься к Пустецким в надежде, что он 
посодействует в суде разоблачить махинации Жолновича – что, в 
последствии, и оправдалось. 
	Каким образом удалось уговорить молодого, привлека-
тельного Милоша пойти на непростой шаг - жениться на 
Гразине, естественно Станислав не знал. Но свадьба состоялась! 
Основную часть долга, после долгих разбирательств, удалось 
отсудить у оборотистого ростовщика, и Зимовецкие сохранили 
свою “шляхетную честь” и имущество.

	Гразина сразу же по уши влюбилась в своего симпатягу-
мужа, отчего даже изменилась характером: стала покладистей, 
нежней и даже интересней в беседе. А её крупное, мужиковатое 
лицо и несоразмерно длинные костлявые пальцы будто сглади-
лись по величине. Милош, видя эти изменения, испытывал к ней 
вначале даже благодарность – всё же удалось избавиться от се-
мейного долгового бремени: любил он своих родителей, особен-
но мать.
	И у молодожёнов скоро, через год, родился сын – Стефан. 
По такому случаю, к праздничной вечеринке, Милош решил 
заказать новый костюм и отправился к известному портному. 

	Мастер явился вместе с дочерью, Лючией, которая помо-
гала ему в работе. Увидев девушку, Милош растерялся, да так 
засмущался, так оробел, что отвечал на вопросы невпопад, путал-
ся и глупо улыбался - таких красавиц он ещё не встречал!
	Может Лючия и не была такой уж красивой, но в сравне-
нии с женой Гразиной!... Показалась богиней!
	Из-под белого чепчика спадали на плечи волнистые золо-
тистые волосы; волоокие озёрные глаза излучали ласковый свет, 
а аккуратненький вздёрнутый носик, обворожительный овал 
лица и нежные маленькие ручки просто манили к себе. Так что 
Милош был сражён...

	Образ Лючии заполнил всё его существо. Сутками думал 
только о ней, лихорадочно набрасывал планы знакомства, и за-
сыпал, представляя её волосы, глаза и улыбку...
	И, конечно же, их встреча состоялась! И как могла Лючия, 
дочь небогатого мещанина, ремесленника, отказаться от внима-
ния и ухаживаний шляхтича, пана-красавца?... Никак, поскольку 
и сама быстро влюбилась. Вскоре Милош снял домик на одной из 
улочек тихой окраины, и их пылкие свидания стали 
регулярными. 
	Естественно, Гразина сразу же заметила, как муж изме-
нился: её он просто не замечал, ссылаясь на срочные дела; дома 
бывал всё реже, даже не всегда ночевал. Поскольку повышенное 
самомнение, болезненная “гонористость” и недоверие ко всем и 
всему в семье Пустецких просто пестовались, то эти качества 
вновь проснулись в Гразине и даже усилились. А были они за-
метно приглушены после замужества.
	Глядя вслед спешащему мужу, она гневно суживала глаза 
и крепче сжимала бесцветные губы. Наконец, решилась и про-
следила за ним сама...

	Сказать, что Гразина была в шоке – неверно. Чего-то по-
добного она всегда ждала, зная свои недостатки. Однако волна 
возмущения прокатилась по ней, как волна урагана по морскому 
берегу. Измену Милоша восприняла как чёрную неблагодарность 
за спасение Зимовецких! “Лелеять и носить меня на руках ты 
должен до конца дней своих! – горячо выстукивало у неё в вис-
ках, когда наблюдала из-за дерева, как её “собственный” муж, 
подсаживал пакостницу-любовницу в экипаж. - Ты же милуешь 
эту нищенку-потаскушку...”
	Месть вызревала постепенно, поскольку Гразина хотела, 
чтобы никто не узнал об этом позоре её семьи. Она обдумывала 
до мелочей свои действия, чтобы “всё” ушло в небытие, безо вся-
ких следов.
	А Лючия забеременела! Чему Милош несказанно обрадо-
вался. Внебрачные связи и, как их следствие, дети, в шляхетной 
среде не были большой редкостью, поэтому Милош всё происхо-
дящее воспринимал как естественное. Чего не скажешь о Грази-
не!

	Рождение ребёнка Лючией подтолкнуло Гразину к реши-
тельным действиям...
	Окрылённый, Милош с трудом скрывал свою радость и 
лишь иногда задерживался дома, чтобы отдать отцовскую дань и 
поиграть с маленьким Стефаном. Мысли и чувства летели к Лю-
чии и новорождённому Станиславу!

	Как-то, когда малышу исполнилось несколько месяцев, 
Милош подъезжал на извозчике к ставшему родным домику. Ещё 
издалека, на подъезде, запах гари и дыма резанул ноздри. На-
встречу неслись тревожные крики, и его бричку, гремя колоко-
лом и бочкой, обогнала пожарная повозка. Милош слегка завол-
новался, а затем, когда подъехали ближе, чуть не потерял созна-
ние –  “гнёздышко их любви” было объято пламенем! 
	...Лючии удалось выпрыгнуть с ребёнком из окна. Будь 
она сама, то отделалась, упав на землю, может, синяками да сса-
динами. А так, бережно удерживая руками ребёнка, ударилась 
головой о камень...
	Растолкав толпу зевак, Милош лишь на миг, чтобы не вы-
звать лишних разговоров, припал к своей возлюбленной, уже ос-
тывающей. Маленький Станислав только посапывал, вертя гла-
зёнками. Как его взял на руки и привёз пропахшего дымом до-
мой, Милош не помнил...

	- Вот, так я начинал свой жизненный путь, - обняв Настю, 
коснувшись губами её волос, закончил рассказ Станислав.
	- И как тебя приняла мачеха, такого, грешнорождённого? – 
грустно улыбнувшись, спросила девушка.
	- Целый год меня скрывали от посторонних. Гразина уеха-
ла в Европу, а когда вернулась, всем объявили, что она родила 
ещё одного сына...
	- Значит кровь у тебя не вся шляхетная, - задумчиво про-
шептала Настя.

	Потемнело совсем, лишь радужные отсветы на западе ещё 
освещали высокое небо. По земле уже густо стелились ночные 
сумерки. Их бег придерживала далёкая, летящая песня девушек о 
строгой матери, не пускающей дочь на свидание с “любым па-
рубком”... 
Возврат к оглавлению
Глава 16.
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось