Коварный рост.

	“Рост мужчины – залог семейного благополучия! – такой 
интригующий заголовок на предпоследней странице модного женского 
журнала “Люси” не мог не заинтересовать Веру Бесцветную, умеренно 
симпатичную девушку, давно сгоравшую желанием выйти замуж. - Если 
Вы хотите найти спутника жизни и прожить с ним долго и счастливо, 
учитывайте его рост!” – интриговал последующий текст маленькой 
статейки из рубрики “Последние советы”. “Американские учёные из 
университета штата... провели глубокие исследования о влиянии 
соотношения роста супругов на степень семейного счастья. 
Обследовали... тысяч семейных пар и установили...” 
      Вера вчитывалась в каждое слово и ощущала, как сердцебиение 
учащалось. Руки её стали подрагивать, а на лбу появились капельки 
пота... Дело в том, что к девушке настойчиво подбиралось 
тридцатилетие, а завязать семейные узы никак не получалось. 
Причину, почему парни с ней долго не задерживались, до сих пор 
установить не могла, хотя перепробовала все советы журнала “Лиза 
и Вита” и немногочисленных, но поднаторевших в любовных интригах 
подруг. И, вот, рост!... На него-то она совершенно не обращала 
внимания. А, ведь, надо было, как выясняется из этой научной 
статейки!
	Итак, американцы абсолютно точно установили оптимальную 
разницу в росте – всего с десяток сантиметров в сторону 
увеличения для парня. Если девушка оказывалась ниже оптимума, то 
вероятность счастья снижалась по три процента на каждый 
сантиметр. Если выше – темп неудачи возрастал стремительней: по 
пять процентов на сантиметр! 
	От математических построений у Веры даже голова вспухла и 
закружилась. Она с трудом вникала в хитроумные процентные 
выкладки, однако суть уловила. Такое волнение на жаждущую 
замужества девушку нахлынуло не зря. Она вспомнила последние 
неудавшиеся опыты и пришла к сокрушительному выводу, что с ростом 
там были явные промахи!
	Скажем, предпоследний кандидат в супруги, Ринат Магомедов, 
был ниже её на целую голову. Если пересчитать в проценты?... Вера 
взяла ручку, бумагу и скрупулёзно попыталась подсчитать... какова 
оказалась степень неудачи. Получилось внушительно – более 
пятидесяти процентов! А начиналось-то радужно, даже розово, с 
налётом лёгкого, дурманящего тумана...
	Смуглого, неизменно улыбающегося крепыша, Вера впервые 
заприметила в облаках приятно пахнущего дымка, исходящего от 
мангала с шашлыками. Краснолицый, с недельной сексуальной щетиной 
кавказец подзывал и соблазнял народ смачным, поджаристым 
продуктом по умеренно доступным ценам. Расположился потомок гор 
среди трёх сосен на изгибе дороги, выходящей из городка в сторону 
южного моря. Он бойко тараторил с приятным акцентом и так 
приветливо кланялся и улыбался каждому, даже самому заштатному 
клиенту, что Вера, обычно идущая мимо с базара, не удержалась и 
однажды подошла...
	Небо, укрытое с утра серой пеленой туч, вдруг разверзлось 
широким просветом и обманчиво подмигнуло слабым солнечным лучом. 
Ветерок игриво коснулся волос девушки и коварно шепнул: - “Будь 
смелее!... Продукт действительно вкусный. Один вид и запах чего 
стоят!”
	- Айн минут, дэвушэк! – засветился парень, встречая Веру.
	Он шустро нырнул в кусты, что росли за сосной, и так же 
стремительно вернулся с... тюльпаном в мозолистых руках! Вера 
была покорена...
	Ринат оказался действительно “вкусным продуктом” и 
напористым во всём, поэтому их отношения (на фоне 
сногсшибательных комплиментов и пылких восторгов-речей без 
всякого акцента!) развивались стремительно. Не успела Вера 
опомниться, как очнулась с горцем в постели. Жаркая, страстная 
ночь, казалось, должна была закончиться предложением... Но, всё 
скоро изменилось. У Рината была потомственная склонность к 
полигамии. После третьей ночи, он неожиданно исчез... вместе со 
своими шашлыками. Потом через месяц Вера с ним столкнулась на 
другом конце города под ручку с вызывающе размалёванной 
брюнеткой. Глаза у покинутой и обманутой Веры затуманились от 
обиды, кулачки сжались в негодовании, но она сдержалась и не 
стала устраивать банального скандала. Гордо развернулась и ушла 
прочь...
	Последний случай произошёл с парнем, длинным как цапля, что 
высилась памятником на въезде в их городок. Нос у него, кстати, 
тоже был подобающий - длинный и постоянно красный независимо от 
температуры воздуха и погодных условий. Кандидата в супруги звали 
Игнатом Колодой.
	С ним Вера познакомилась на митинге новой политической 
партии с названием, в котором слились светские и религиозные 
мотивы: “Демократы Судного дня”, сокращённо ДСД или ещё проще 
“суднисты”. Собственно, девушка проходила мимо (опять же – после 
похода на базар – что поделаешь, время такое - базарное!). Её 
привлёк высокий, с очень характерным носом, парень, который 
держал плакат: “Я люблю ДСД!”
	Надпись на плакате, когда Вера в неё попыталась вникнуть, 
поразила ещё больше, чем цаплеобразный парень! Слово любовь, 
вообще действовало на озабоченную девушку, как расслабляющее 
средство. Но чтобы на плакате привселюдно признаваться в 
пристрастии к наркотику ЛСД!... Именно такая ассоциация мелькнула 
у Веры, и она заинтриговалась...
	Народу на мероприятии присутствовало не более десятка. Если 
бы не броский плакат да лохматый, с лихорадочными глазами мужик, 
который до хрипоты вещал в мегафон, эту кучку людей трудно было 
бы принять за митинг. Лохматый же надрывался, поворачиваясь в 
разные стороны:
	- ДСД разрешит все ваши проблемы, дорогие граждане. Только 
мы несём народу, особенно молодёжи, не иллюзорное, а 
действительное счастье! Окунитесь в омут ДСД и вы подниметесь на 
ступеньку выше в понимании сущего!
	“Надо же, так бесцеремонно рекламировать наркотик!” – с 
такими мыслями подошла к плакатисту заинтересовавшаяся Вера. Тот 
глянул на ней с высоты своего роста и заискивающе улыбнулся.
	- Не проходите мимо, девушка! – как-то слёзно попросил он. – 
Нам очень нужна поддержка...
	Так они и познакомились. Почему-то жаль стало Вере такого 
большого мальчика, с такими наивными, как у птички, глазами. 
После митинга, свернув плакат, Игнат вызвался её проводить. По 
пути увлечённо растолковывал кредо “суднистов”. После чего 
жалость к Игнату усилилась, и Вера пригласила беднягу на ужин. 
	На базар ходила не зря, поэтому застолье получилось сытное. 
Им никто не мешал, поскольку девушка жила одна в однокомнатной 
“малосемейке”. Подкрепившись, Игнат повеселел и продолжил 
рекламировать ДСД (девушка уже поняла, что это не наркотик). 
	- Мы предлагаем истинную демократию, в которой всё будет 
принадлежать народу! Человек станет действительно свободным...
	Вера особо не вникала в тирады идейного “судниста” (хотя там 
проскакивали уж очень знакомые мотивы), а больше присматривалась 
к нему как к мужчине. “Такого окрутить просто... Будет ли толк? – 
покачивала она головой. – А, может, не стоит быть слишком 
строгой? Главное – мужик! Тем боле такой, “сырой”. С него, как с 
теста, можно вылепить, приложив фантазию, нужный типаж...” – 
размышляла, убеждая себя, практичная Вера.
	- Я познакомлю тебя со своими идейными товарищами, и ты 
убедишься, как далеко мы заглянули в будущее! – блистал очами 
парень.
	И познакомил...
	На следующий вечер Колода привёл двух длинноволосых, 
небритых молодцев, с откровенно багровыми лицами, очевидно, от 
частого употребления пива. Глядя на их масляные, неестественно 
блестящие очи, Вера не сразу поняла, в чём состояла их идейность. 
Она споро накрыла на стол, украсила его бутылкой столового 
“Рислинга”, ещё советского разлива, и радушно, с некоторой, 
правда, настороженностью, пригласила компаньонов-партийцев 
отужинать. Сам Игнат вёл себя несколько смущённо, а ребята, 
представившееся как Витя и Митя, по-хозяйски бесцеремонно 
выгрузили на неширокий стол целую батарею “Столичной”! Вера 
почувствовала  подзабытый холодок в районе позвоночника (запойных 
женихов уже проходила), но опасения высказала тактично:
	- У нас будут ещё гости? – вопросительно повернулась к 
Игнату девушка.
	- Зачем же! – расплылся в ухмылке Митя, опережая скромного 
товарища. – Хорошее дело требует и основательной подготовки. 
Этого для разогреву будет в самый раз – трое-то мужиков и... 
такая женщина! – мигнул он искрящимся оком.
	Вера зарделась, глубоко вздохнула (комплименты обожала) и, 
отбросив сомнения, пригласила всех к столу. Уже после третьего 
тоста (пили за демократичную любовь!), до туманящегося сознания 
потенциальной невесты стал доходить смысл “идейных” устремлений 
“суднистов”.
	- Что такое демократия? – пережёвывая огурец, в упор смотрел 
на Веру кряжистый Витя. – Это когда народ делает так, как ему 
желается! Это когда всё принадлежит народу. Скажем, мужикам... 
женщины... все...
	- В смысле? – вопросительно взглянула почему-то опять на 
Игната засуетившаяся Вера.
	- Ну, вот ты, э-э Вера... – подключился мордатый Митя, 
похотливо искривив рот, - нравишься нам всем... троим...
	У девушки ёкнуло под левой грудью, обдало жаром виски и она, 
было, растерялась. К тому времени парни, ненавязчиво 
разоблачались, за исключением Колоды: он почему-то подрагивал и, 
бледнея, молчал. Так, Митя сидел в одной майке после первого 
тоста, а Витя, кроме рубашки, всё норовил стянуть и штаны (чем- 
то они ему мешали). Эти “идейные” странности окрасились для Веры 
в “клубничные” цвета и она возмутилась! Решительно выскочила из-
за стола, схватила первое, что попалось под руку – столовый 
топорик для приготовления отбивных, и выгнала вон развратного 
жениха вмести с его партийцами!
	Потом долго плакала... Теперь-то, благодаря американским 
учёным, становились понятными эти коварные промахи. “Буду 
внимательней!” – высморкавшись, вытерши глаза, решила Вера. 
      Она вышла во двор, оглянулась... “Как выросли деревья! Какие 
они стоят зелёные...”, - почему-то удивилась она, как будто 
увидела свой двор впервые. Перевела взгляд на клумбу, что 
пряталась среди кустов сирени и краснела ... розами! С ними 
старательно что-то делал садовыми ножницами безногий инвалид. Он 
сидел со своими обрубками ног, привязанными к колясочке на 
четырёх подшипниках, и проворно, упираясь руками в землю, сновал 
между колючими кустиками. Это был Санька-миротворец, получивший 
увечье в африканских джунглях, сопровождая гуманитарную помощь.
      Парень обернулся к Вере и виновато улыбнулся. С госпиталя 
Санька вернулся недавно и теперь жил с матерью и маленьким 
братишкой на последнем, девятом, этаже. Девушка часто его видела 
и всегда при этом испытывала сложные чувства. Когда-то, до армии, 
она заглядывалась на симпатягу парня. Сейчас же спешила отвести 
взгляд в сторону и быстрее пройти мимо...
      Тем временем Санька срезал пышную розу и снова повернулся к 
задумавшейся соседке.
      - Возьми пожалуйста! – протянул он цветок девушке. – Тебе 
пойдёт...
      Санька с такой искренней теплотой произнёс эту фразу, так 
непосредственно засмущался, что у Веры внутри дрогнуло... Она 
заморгала глазами, плаксиво поджала губы и подошла к парню. 
Присела на корточки, взяла розу в руки, уткнулась в неё носом и 
тихо... заплакала. Потом обняла оторопевшего парня и шёпотом 
попросила:
      - Возьми меня в жёны...
      Не сразу, конечно, но через месяц Вера вышла замуж за 
бывшего солдата. Как показало время, в этот раз она не ошиблась в 
выборе суженого. Былая симпатия переросла в любовь, так как 
Санька, не смотря на физическую ущербность, оказался настоящим 
мужиком, причём, во всех ипостасях. А что касается роста, то в  
данном случае (отсутствие ног) американская научная система явно 
дала промашку: не всё учли умные заморские головы! 

17.05.08 года.
Возврат к оглавлению цикла
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось