Когда под семьдесят — что хорошего?

He's my ultimate support system

	Осень...
	Начало сентября выдалось очень тёплым: лето явно перепутало 
даты и не собиралось в дорогу дальнюю. Однако жёлтые полутона, 
особенно на берёзках; понурая пересохшая трава и её пьянящий 
дурман, как грустинки о былом, уже трогали душу Сергеевича, 
бередили её. 
	Сергеевич, мужчина того возраста, о котором сейчас говорят как 
о пожилом. Что слава богу, поскольку лет сто с хвостиком назад, 
таковых – под семьдесят - причисляли к старикам, почти глубоким. 
Возраст сухопарого мужчины подчёркивала и трость в правой руке, 
поскольку бывший шахтёр как-то по молодости потерял ногу в угольном 
завале на солидной, нужно сказать, глубине. Ещё лет десять назад, 
однако, ходил на протезе так, что мало кто мог заметить его изъян. 
Теперь же “культя” стала подводить, побаливать, отчего хромал 
откровенно.
	Ну, а серебристая, с откровенными залысинами, голова дополняла 
и хамовито похихикивала о прожитых  “летах”. Но глаза, серые, 
большие, которые в ясную погоду почему-то казались синими, с 
глубинными искорками - серьёзно молодили. Да выручала улыбка, чаще 
виноватая, а иногда и с тем удивлением, которое бывает у детей, 
начинающих познавать мир. 
	Так что осень...
	Ехал Сергеевич на своём серебристом “Форде” на автомойку. 

	Этих моек в последнее время развелось столько, что вызывало у 
Сергеевича умиление: какой чистоплотный стал автовладелец! И 
действительно, подрулив к месту, где числился постоянным “моющимся” 
клиентом, был ошарашен известием, что всё время “забито” и 
“приезжайте завтра к вечеру”.
	- Дв вы не сумуйте! – вытирая пот с носа, пропыхтел небритый 
мужик с веником и ведром, очевидно дворник-уборщик. – На той 
стороне дороги есть така же “купальня”. Так что...
      От досады, что нужно ещё куда-то ехать, Сергеевич не дослушал 
и резво развернулся. Выехал на дорогу, повернул голову, прикидывая, 
где “оно”, и вдруг расслабился от неожиданно приятной мысли: “Стоп! 
А ведь это мойка на СТО, где я как-то обслуживал своего “Фордика”! 
Там примечательный директор...” 
      
      Да, директор была более чем примечательна – девушка возраста 
около тридцати, у которой “всё при всём”! Локоны чёрных волос, спа-
дающие шаловливыми завитушками на обе щёчки. Из-под них лучились 
глаза, украшенные растушёванными ресницами. В меру наведенные 
помадой губки. Длинное приталенное, подчёркивающее юную фигуру, 
платье, какие обычно надевают для похода в театр, на концерт или в 
ресторан. Естественно, милые ручки с лаковыми ноготками. 
      А вокруг контраст – полуразобранные машины в боксах и мужики в 
промасленных робах. Запахи масла, растворителей, едучих жидкостей и 
ещё чего-то острого. Но как она смотрелась на этом рабочем фоне!... 
Восхитительно! 
      “Как они тут бедные работают, - подивился тогда Сергеевич, 
когда узнал что “видение” есть директор СТО. – Тут нужно не гайки 
крутить, а любоваться этим цветком, блистающим средь тусклого 
производственного поля”.
      Однако мужики-автомастера сосредоточенно копались в машинах, и 
на Иру {так её и звали без отчества} обращали внимание только по 
делу: уладить какой-то вопрос, что-то заказать, достать и получить 
оплату от клиента. В эти моменты девушка прятала свои лучики в 
глазах, и достаточно серьёзно и твёрдо “решала вопросы”. Она явно 
пользовалась уважением и авторитетом среди этих трудяг. Показывала 
полную осведомлённость и компетентность во вверенном ей деле.
      Ну как тут Сергеевичу не восхититься таким руководителем!
      
      Тогда не удалось пообщаться с девушкой (хотя возникло такое 
желание). Он лишь краем уха уловил из её разговора с неким 
развязным “молодцем” возраста переспевшего абрикоса, что закончила 
она институт, ещё не замужем; живёт на съёмной квартире. Что 
интересно, даже собственной машиной не обзавелась. То есть жизнь у 
неё “в процессе”.
      Как она отхватила эту должность, директора, более подходящую 
для мужика?... Сергеевич не установил, а фантазировать не стал.
      
      И вот мойка!
      Тут очереди не наблюдалось вообще: очевидно, место было не так 
уж “ходовое”. Поэтому Сергеевич быстро заехал в бокс, сдал своего 
“Форда” мойщику, сосредоточенному, благожелательному парню, и 
похромал ко входу СТО, где размещалась администрация.
      Да, тут его встретила она, директор, Ира!
      В этот раз была одета в облегающие джинсы, в приталенную, с 
коротким рукавом блузку, босоножки на тонких каблучках и та же 
причёска с безупречным макияжем! В общем, выглядела ещё красивее и 
завлекательнее!
      Сергеевича не узнала, но встретила профессионально приветливо, 
с фирменной лучистой улыбкой. Сразу же, очевидно оценив хромоту 
мужчины, предложила стул и, на выбор, кофе или чай. “Ублажив” таким 
образом клиента, извинилась, и поспешила по делам. 
      Сергеевич пил глотками горячий кофе, и чувствовал некий 
внутренний подъём. Пахнуло молодостью, появилась откуда-то 
смелость, даже лихость. Он, незаметно любуясь, наблюдал за Ирой, 
которая на месте не сидела: то выходила поговорить по телефону, то 
звали в “цех”, то стайка парней чего-то выясняла...
      Вот уже подогнали его вымытый, вытертый насухо авто. “Аппарат” 
блестел серебром под игривыми лучами выглядывающего из-за верхушки 
тополя солнца и казался новым!
      - С вас... – мягко улыбаясь, подошла директор, дабы взять 
оплату за услугу.
      Сергеевич протянул деньги, тоже засветился, разгладив морщины, 
и неожиданно выдал:
      - Не скоро мы увидимся, поэтому я желаю Вам подольше 
оставаться такой же, неотразимо красивой и успешной в делах...
      Ира округлила глаза, вскинула вверх бровки и наклонила голову, 
как-то недоверчиво, но благожелательно, а мужчина продолжал:
      - Обязательно выйти замуж за достойного. И, вообще, парни 
пошли какие-то непонятные: у вас тут должна стоять очередь из 
женихов. Нет, не одна – две! – входил в азарт “старичок”.
      - Ох, да – очередь! – покачала она головой с улыбкой сомнения.
      - Поверьте мне, повидавшему кое-что в этой жизни, так и будет! 
– пророчествовал Сергеевич,  любуясь её неожиданной грустью, 
добавившей только прелести юным чертам.
      В ответ она что-то возразила, слегка вздохнула, покривив 
губки, но искренне поблагодарила за комплименты. При этом успела 
несколько раз пристально заглянуть в глаза “дедушки”. Похоже, 
удивила их ясная синева.
      
      Когда Сергеевич отъезжал, помахав из машины рукой, он 
испытывал особенное, хорошее чувство, какое возникает от сделанного 
доброго дела. Тут ему и подумалось, что лет сорок назад, он бы не 
решился высказать такие комплименты незнакомой красавице. Девушек 
он не чурался, но чтобы так, без смущения, рассыпаться в 
любезностях?... А вдруг пошлёт... куда-нибудь? Или разобидется?...
       
       А, вот, когда тебе под семьдесят – то запросто! Ну и пусть 
пошлёт – делов то. Зато, как известно,  “доброе слово и кошке 
приятно”. “Оба мы в принципе не можем иметь какие-то планы друг на 
друга, в смысле “тесных” отношений (хотя такое и случается), и это 
раскрепощает.  Так что в пожилом возрасте есть и хорошее, когда 
рушатся стены стеснённости, робости, смущения, коих в молодости, 
особенно у соответствующих натур, бывает предостаточно. Когда 
жизненный опыт берёт своё. И пусть девичьей красотой ты можешь 
только любоваться издалека, но зато высказаться о ней смело”, - 
резюмировал “старичок”. 
      А вокруг стелилось совсем не осеннее тепло. Природа благоухала 
и радовалась чему-то своему, вечному...
      
06.09.19 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 символов осталось