Земля в иллюминаторе. Часть 1. Глава 1.

      Эмиль резко открыл глаза и приподнял голову. 
Осмотрелся... Сел. Кровать, на которой лежал, тут же согнулась 
и приняла форму мягкого кресла. Перед ним простиралась поляна, 
заросшая изумрудной травой. Покачивались на ветру берёзки, 
поодаль блестели на солнце иголки елей. Лесные ароматы 
обволакивали и пьянили. Слышались птичьи перепевы...
      Глаза невольно округлились от удивления и облегчения. 
Глубокий вдох наполнил тело лёгкостью. Но голова позванивала 
пустой банкой: казалось, мысли улетучились вчистую.
      - С пробуждением, Эмиль Иванович, - послышался мягкий 
голос сбоку.
      Эмиль повернул голову – кровать-кресло развернулась в ту 
же сторону. Перед ним в элегантном костюме странного фасона, с 
приветливой улыбкой стоял молодой человек. Что-то в его облике 
и манере говорить было необычное. Сходу Эмиль сообразить не 
смог – “что”?
      - Вы человек образованный, поэтому длинные предисловия я 
оставлю. Надеюсь, Вы адекватно воспримите то, что сообщу... 
      Короткая пауза отозвалась мягким звоном.
      - По происшествии веков Ваше сознание удалось 
восстановить. Сейчас Вы находитесь на искусственной планете 
Атэра...
      
      Эмиль слушал странного незнакомца и с трудом вникал в 
смысл слов!... Неужели проект “Атэра” завершён? Его 
“воскресили”? И те авантюрные научные планы с записью данных 
мозга, то есть сознания, сработали? А, ведь, сколько споров 
было. Даже неистребимый оптимист Геня только ёрничал и 
иронизировал – записать-то записали, а получится ли 
восстановить?...
      А голос подчёркнуто правильным русским продолжал:
      - Прошло много времени. Для Вас будет всё необычно. В 
этом боксе, вы проведёте некоторое время для адаптации и 
знакомства с Атэрой. Сами понимаете, чтобы жить на нашей 
планете, нужно кое-что знать...
      - Зовут-то Вас как? – подрагивающим голосом перебил 
Эмиль.
      - Кирилл Семёнович... 
      - А тело не моё... – вытягивая руки, настороженно 
оглядывая себя, с грустью констатировал Эмиль. - У меня на 
большом пальце был шрам – детская травма. Да и мышц таких не 
успел заиметь...
	Он приподнялся, оголил рукав и, сжав руку в локте, криво 
улыбнулся, ощупав внушительный бицепс.
      – Ничего не поделаешь - ваш разум восстановлен в теле 
одного из добровольцев: желающих поучаствовать в эксперименте 
вызвалось немало.
	Далее Кирилл коротко, но содержательно, рассказал о 
тонкостях “оживления” Эмиля. 

	Сама технология называлась “Реинкарнация сознания”. 
Людей, прошедших такое “воскрешение” называли сореями, то есть 
имеющих “сознание реинкарнированное”.

      Новоявленный сорей старался слушать внимательно и терялся 
в ощущениях: ситуация была настолько запредельной, что психика 
не могла так сходу воспринять новую реальность.
	Голос Кирилла звучал успокаивающе:
	- Мы ожидали, что психологически Вам будет непросто, 
поэтому и выделили период адаптации...
	
      Слушая, Эмиль встал на ноги, подошёл к лесной поляне и 
замер – только сейчас разглядел, что пейзаж не натуральный, а 
только картинка, довольно живая, отображённая на стене, как 
экране телевизора.
	- Это что – не настоящее? – вырвалось у него с 
разочарованием.
	- В смысле?... А, лесной пейзаж! Конечно, нет. Вы ведь на 
искусственной планете. Всё земное осталось на Земле. Хотя... у 
нас уже есть места, имитирующие земные ландшафты. Однако 
размеры пока малы. Но перспективы натуралистического 
направления огромны. Уже разработана целая программа 
Центрального руководства...
	Очевидно, тема была интересна для Кирилла, и парень 
отвлёкся. А Эмиль прислушивался к себе, ощупывал части чужого 
тела и пытался настроиться на новое состояние. Но что-то 
давило, причём с усилением. Будто стопор какой-то застрял в 
голове. Давление усилилось, голова закружилась, и – он присел 
на пол...
     
					***
	После обморока восстановился быстро: тело ведь было 
адаптировано к условиям Атэры, а сознание уже настраивалось.
      Оставаясь на своеобразном карантине, он знакомился с 
особенностями жизни на Атэре с помощью стены-экрана. Кирилл 
появлялся всего несколько раз. А постоянным помощником, 
своеобразным гидом, стал Дима Шубин – парень из отряда 
добровольцев.
      
	Поначалу и Кирилл, и Дима, и люди, мелькающие на 
“стенных” картинках, показались Эмилю очень похожими, причём 
во всём. Тела отличались атлетизмом, будто они поголовно были 
спортсменами, скажем, гимнастами. Широкие плечи, даже у 
женщин. Лёгкая, летящая походка. Тела крупные, с относительно 
длинными ногами. Крепкие шеи уверенно держали головы, которые 
воспринимались круглее и больше, чем у землян. Иногда Эмиль 
сомневался – а не через увеличительное ли стекло ему 
демонстрируют этот искусственный мир?... И, главное, что 
впечатляло - выражение лиц! Оно светилось некоей 
одухотворённостью, иногда отрешённостью и всегда 
благожелательностью и особым добродушием. Озабоченности, 
угрюмости, настороженности и иных негативов, которых так много 
было в глазах людей 21 века, здесь Эмиль не заметил. Пока, во 
всяком случае. 

	Привыкание к новому статусу протекало непросто. Кирилл 
был прав, говоря о психологических проблемах. Так, Эмиля 
накрывал сонм чувств, причём противоречивых. Оказалось, что 
“его” сознание не так просто принимало “не своё” тело. 
Наверное, что-то подобное испытывает человек, когда ему 
пришивают чужую часть тела, скажем ногу вместо ампутированной. 
Иногда казалось, что всё тело некий протез. А то навевались 
ощущения иррациональности – будто восстал из гроба в чужом 
обличье. Мысли роились, путались, загорались и гасли в 
горьковатой смеси.
	Но время брало своё! Пока Эмиль с помощью новых друзей и, 
ставшей близкой, “телестены” притирался, у него наметились 
перемены...
Часть 1. Глава 2.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось