Глава 8. Лечебница. Полёт в неизвестность…

      Небо ещё серело. Только на востоке жёлтыми стрелами 
пробивались первые лучи. Лёгкий туман рассеивался, обнажая 
кроны деревьев. На траве и листьях прощально мигали капельки 
росы. Нарастающий птичий гомон предвещал тёплый день.
       Разношёрстно одетая группа людей, в основном молодых, 
нарушая короткими репликами и лёгким топотом ног утреннюю 
тишину,  гуськом бежала по лесной тропинке. Возглавлял 
процессию Сергей-Бур, за ним - Виталик, Иов, Таня. Далее 
торопились совсем новые лица.
      - Подтянись, не отставай! – подбадривала их девушка, 
энергично работая руками и ногами.
      
      Шёл третий месяц христианской общине, организованной 
Иовом. В горисполкоме её зарегистрировали как добровольное 
спортивно-оздоровительное общество. Удалось избежать покупки 
всяческих лицензий, так как организация была некоммерческая.  
Власти не увидели ничего плохого в её уставе, ведь направление 
деятельности декларировалось более чем гуманное и актуальное - 
лечение наркоманов, алкоголиков и людей с психическими 
отклонениями. 
      Узаконившись, энергично приступили к работе.
      Распорядок дня установили жёсткий: ранний подъём, 
утренняя зарядка с пробежкой по лесу, молитва и... работа! Её 
хватало: отстроили кроличью ферму, завели свиней, засеяли 
несколько гектаров земли. Продолжалась и стройка: новое жилое 
здание, спортзал, свинарники.
      - Человек с Богом в душе и лопатой в руках, - наставлял 
Иов, - обязательно освободится от грехов своих и от недугов 
духовных и телесных.
      В городе и окрестностях, благодаря народной молве и 
рекламе в прессе, скоро узнали о смелом эксперименте. И народ, 
сначала робко, потом смелее, стал прибывать. Не всем подошёл 
жёсткий быт и напряжённый ритм. Но те, кто оставался, 
менялись, добивались результата. Уже за короткий срок 
излечилось несколько наркоманов; немало обрело душевный покой 
и хотя бы приблизилось к пониманию смысла своей последующей 
жизни.
      С самими трудными Иов работал индивидуально, выкладываясь 
сполна. Он был душой и совестью общины: начальник, целитель, 
духовный наставник. Его глубокая убеждённость в своей правоте, 
проникновенные проповеди и наставления – заражали энергией 
даже самых инертных.
      Первые успехи окрыляли, в голове роились новые задумки. 
Они ещё не оторвались от наивности и идеализма, которые не 
покидали и не тускнели, несмотря на чёрные, оборотные стороны 
реальной жизни, с которыми Иов столкнулся.
      “В человеке, с рождения, Богом заложено доброе, а не 
порочное. Труд и Вера – лучшие учителя и лекарства, - 
возбуждёно обдумывал парень. – Я верю в божественное начало 
человека. Пусть в общине нас мало, но со временем придут новые 
люди, наступят новые времена, и мы победим зло, начав с себя!”
      Ему казалось, что он умеет различать эти далеко не всегда 
уловимые грани-противоположности - добро и зло. Заблуждение 
это проходит только с годами, а, может,  никогда не 
проходит...
      Тем не менее, успехи обнадёживали, вселяли оптимизм, 
попутно раскрывали в Иове то, что неизменно присутствует в 
каждом молодом человеке... 
      
      Вечер накрывал землю разгорающейся звёздной россыпью, 
будто укутывал её в прозрачную накидку, украшенную светящимися 
точками. Уставший за день ветерок робко шевелил ветви и 
листья.  Запахи и звуки лета создавали особую атмосферу, 
присущую только этой поре. Она волновала, поднимала ввысь, 
обостряла чувства и ощущения.
      С некоторых пор Иов с Таней прогуливались по лесу вдвоём. 
Наметили даже свой маршрут по вытоптанной ими же тропке. Нечто 
большее, чем общее дело, связывало их и неумолимо влекло 
навстречу. Неторопливые беседы становились откровеннее, и Таня 
выплёскивала накопленную горечь, переживала заново трагедию, 
безжалостно сломавшую безоблачное детство, перевернувшую 
наизнанку юные годы.
      Иов внимательно слушал и втайне радовался, видя её 
искренность и непосредственность, всё то, что было задавлено и 
угнетено до сих пор.
       - Я ведь толком не знаю: жива ли мама? Что отец умер, к 
несчастью, установленный факт ещё моими “благодетелями”. После 
того, что со мной случилось, я не смогла навести справки, 
надеясь сделать это со временем, когда страшное уйдёт, а боль 
утихнет, - грустно говорила Таня.
      - Нам нужно её разыскать! – взволновался Иов. – Закончим 
осенние работы и поедем в твой город.
      - Ты думаешь – это возможно? – блеснули поволокой глаза.
      - Конечно. Я почему-то уверен, она - жива.
      - И ты мне поможешь?
      - Обязательно... 
      Таня в исконно женском порыве прижалась к парню и 
прошептала:
      - Я так счастлива, что встретила тебя... Ты моя 
единственная опора в этой проклятой жизни.
      Иов робко обнял вздрагивающие плечи и неожиданно для 
себя, поддавшись зову нежности, стал целовать её лоб, глаза, 
губы!
      - Я не оставлю тебя никогда, потому что чувствую в себе 
то, что подарено Господом каждому мужчине – любовь к женщине! 
И этой женщиной являешься ты...
      - Неужели ты меня... любишь? – вскинула голову девушка, 
во всю ширь распахнув тёмные глаза.
      - Да, да! – целовал он ресницы.
      - Это просто чудо, – отозвались шёпотом губы.
      Небо вдруг посветлело от падающей звезды. Её светящиеся 
искорки провожали важно и торжественно другие звёзды. Небо 
салютовало во всех смыслах знаменательному событию – рождению 
любви!

                     *  *  *
	Признание изменило Иова и Таню. Чувства на их лицах 
отражались независимо от тяжести  забот и проблем в лагере. А 
в поведении появилась та мягкость, покладистость и особая 
восторженность, которая присуща только влюблённым. Они теперь 
всюду ходили вместе, что сразу же заметили.
	- Может, свадебку сыграем? – подшучивал Сергей.
	- И наша община начнёт в темпе увеличиваться! – 
подхватывал Виталик.
      - Ну что вы, ребята, - смущался Иов. – У нас с Таней 
хорошие человеческие отношения.
	- Да, да – мы понимаем, что хорошие… - лукаво подмигивали 
друзья.
	- Вот насели, - терялся Иов. – Давайте хоть осенние 
работы закончим.
	- Это другое дело! – дружески хлопал по плечу Сергей.
	Община, глядя на молодых, благожелательно воспринимала  
изменения в очень уж праведной жизни Иова. И только один 
взгляд прятался в тумане настороженности. Нет-нет, да и 
мелькала в его глубине желтизна зависти.

	Сложной и запутанной выдалась судьба Фёдора Гвоздева, 
приведшая, в конце концов, в этот лагерь. Здесь он надеялся 
уйти от прошлого, забыть его, освободится или хотя бы 
удалиться от неподъёмного груза. Пришёл Фёдор морально 
сломленный, на грани срыва – жить не хотелось.
	Его устраивало, что никто в общине не расспрашивал о 
прошлом. Здесь требовалось только одно - соблюдение устава и 
распорядка. В душу лезть не поощрялось, если сам того не 
пожелаешь.
      По натуре он был обычным парнем. Родители – работящие, 
добрые люди  – воспитывали сына таким же. Лишь повышенное 
чувство справедливости и непомерное самолюбие отличали его. 
Они-то и создали непредсказуемую взрывоопасную смесь. К этому 
добавились неудачи в спорте – боксе, где, поначалу, достиг 
успехов, а потом не смог удержаться от соблазнов славы и 
скатился вниз.
	А началось всё с армии, вернее, - армейского туалета, 
который Фёдор “драил” по приказу взводного. Причин для 
наказания не было. Просто невысокому щуплому командиру 
захотелось продемонстрировать власть над крепким, рослым 
новобранцем. И когда взводный попытался ещё и придраться за 
“плохо” выдраенный унитаз, Фёдор не снёс унижения и избил 
командира до полусмерти.
	Три года колонии строго режима…
	Как известно, несправедливое наказание только озлобляет. 
Как результат - участие в жестокой драке, уже в колонии,  
удлинило срок.
	Выйдя на свободу, попал в бригаду “братанов”, 
направлявшихся на Дальний Восток за золотом. 
      И заветрелось! 
      Золотые прииски, браконьерство рыбой, лесом – чем только 
ни занимался Фёдор. Случайные женщины, рестораны, “малины” – 
съедали “заработки”. В конце концов, запутавшись в “делах”, 
спасаясь от милиции и “своих”, сбежал в Москву.
	В здешнем уголовном мире Фёдора приметили и предложили 
работу вышибалой-рэкетиром. Через  время, совершенно 
естественно, превратился в наёмного киллера. Специализировался 
на убийствах с использованием взрывчатки. Работать с ней 
научился ещё на приисках, потом совершенствовался на рыбе. 
Полученные навыки  пригодились сполна.
	В Москве Фёдор впервые влюбился - в Сонечку! Блондинку, 
очень похожую на знаменитую Мерлин Монро. Была Сонечка 
любовницей местного уголовного авторитета, и Фёдор с тоской 
понимал бесперспективность своей притязаний: такую женщину 
просто не уступают.
	Однако, сгорая в бурном желании, ходил за нею по пятам. 
Достал Сонину фотографию и, размножив, обклеил копиями стены 
своей квартиры. Любовь так захватила парня, а 
неудовлетворённость настолько мучила, что решился на крайнюю 
меру – взорвать соперника.
	Казалось, Фёдор всё рассчитал точно: Соня должна была 
отсутствовать! Но - она оказалась “там” и тоже погибла, вместе 
с любовником, погибла случайно, как это часто бывает.
	Это и надломило Фёдора. 
      Убить любимую женщину!... Силы духовные и физические, 
казалось, покинули его. Невменяемый, долго бродил по Москве. 
Кипящая столичная жизнь уже не манила, а виделась далёкой и 
только усиливала желание уйти, уйти навсегда!
	Как оказался на железнодорожном вокзале, не помнил 
(может, захотел покончить с жизнью классически?). Название 
южного города на табличке поезда  привело в сознание: он вдруг 
физически ощутил прикосновение волн тёплого моря и лучей 
ласкового солнца.
	Так очутился у моря. Устроился на первую попавшуюся 
работу, снял комнату в рабочем общежитии. Свободное время 
проводил на пляже. Море вместе с палящим солнцем успокаивало и 
отодвигало тоску и боль.  Однажды, в пивном баре, подслушал 
разговор двух невзрачных ребят о христианской лечебнице для 
наркоманов и душевнобольных.	
	- Священник там заправляет клёвый, - многозначительно 
говорил курносый парень с опухшим землистым лицом. – Лечит от 
всяких болестей: и от наркоты, и от стрессов…
	Последнее заинтересовало Фёдора.
	- Хлопцы, извиняюсь, что вмешиваюсь в разговор, - подошёл 
он. – Вы тут говорили про какую-то лечебницу, священника... Не 
подскажите – как её (или его) найти?
	- Да вот, в газете прописано, - протянули ему мятый лист. 
– Бери – нам она не нужна.
	- Премного благодарен, - откланялся Фёдор.
	Через день, он уже подносил кирпичи на стройке 
свинарника. 
	В целом, Фёдору понравилось в общине: никто не донимал 
расспросам, и полное отсутствие свободного времени. А молитвы 
и проповеди Иова успокаивали, возвращали душевное равновесие.

	Таня, будучи совсем не блондинкой,  вдруг напомнила Соню. 
Может, улыбкой, походкой или восторженным блеском карих глаз – 
не мог понять Фёдор – чем? А то, что потянуло к ней – это 
ощущал с каждым днём всё навязчивее. 
	Видя, как у Тани с Иовом развиваются отношения, старался 
держаться подальше, даже не смотрел в их сторону. Но, чем 
больше пытался отдалиться, тем неумолимее влекло.
	Наблюдая за влюблёнными, он исподволь ощущал, как 
штормовой волной накатывается ревность и злость. “Не везёт мне 
с женщинами – опять кому-то достаётся то, что должно 
принадлежать мне! Потому что я её, заразу, кажется, люблю! Как 
Сонечку...”
	Страсть становилась животной, навязчивой. Проповеди и 
молитвы уже не успокаивали, а раздражали.

			*  *  *
	Во дворе было шумно: полным составом община провожала 
Иова. Он отправлялся самолётом в сибирский город Красноярск по 
просьбе местной епархии - поделится достигнутым. Да, об 
успехах узнали и в Сибири.
	- Так мы станем знаменитыми на весь мир! – восклицал 
шутливо- патетически Сергей.
	- Да, братья и сёстры! Чуть не забыл... – поднял руку 
Иов. – Городские власти обещали нам помочь в строительстве 
спортзала и нового жилого дома. Нас признают, значит, мы на 
верном пути.
	Община заволновалась, одобрительно загудела.
      Иов же обошёл всех, пожал руку каждому с обязательным 
напутствием. Последней обнял Таню, успев шепнуть: “Я скоро 
вернусь”. “Буду ждать...” – ответили её глаза и губы.
	Фёдор стоял в стороне. Его глаза были прищурены, а лицо 
казалось отрешённым, будто целиком был погружён в себя.
	- Вещи и еду не забудь – подал Виталик пухлую дорожную 
сумку. – Всем людом собирали.
	- Спасибо. Однако - тяжёлая... Балуете меня - уезжаю-то 
ненадолго, – смущался Иов, направляясь к автомобилю.
      За рулём сидел Сергей. Из салона Иов ещё раз махнул рукой 
и успел поймать тревожно-ласковый взгляд Тани. Автомобиль 
загудел, вздрогнул и плавно тронулся, парень печально 
откинулся на спинку.
	Вскоре провожающие и лагерь растворились вдали. Вокруг 
замелькали пожелтевшие придорожные клёны. Трогательное 
прощание, разлука с любимой и наступающая осень – 
подействовали на Иова тревожно, щемящей тоской. А Сергей был в 
хорошем расположении духа и развлекал Иова забавными 
историями.

	Ровный гул двигателей, мягкое кресло – навевали сон. 
Закрыв в полудрёме глаза, Иов думал о Тане, о предстоящей 
поездке. Как встретят? Что рассказать первое, главное?...
      Стюардесса, красивая девушка со строгой причёской и в 
безукоризненно подогнанном форменном костюме, успела накормить 
пассажиров и приятным, мягким голосом рассказывала о полёте:
	- Мы находимся на высоте... температура воздуха за 
бортом...
	У кого-то запиликал мобильный телефон, и Иов вспомнил, 
что накануне ему подарили новенькую трубку фирмы “Самсунг”. 
Сделал подарок в знак благодарности новый член общины Фёдр 
Гвоздев. Что-то не понравилось тогда во взгляде Фёдора. Но Иов 
знал, что у новенького душевный надлом. ”Мучается пока, не 
втянулся в жизнь нашу...”, - мелькнуло и тут же забылось.
	“А, где же телефон?... Ах, да – в сумке, в багаже”.
	Стюардесса закончила ознакомительный монолог, 
поблагодарила за внимание. Большинство пассажиров, удобно 
умостившись в креслах, задремали...
	И вдруг – в хвостовой багажной части раздался  хлопок! 
Невероятной силы свист ударил по ушам. Самолёт нырнул носом и 
с воем понёсся вниз. Крики ужаса наполнили салон! Несмотря на 
пристёгнутые ремни, многие вылетали из кресел. Ударившись 
головой, повиснув на ремне, Иов успел подумать: ”Господи! 
Неужели это конец? А как же все мои... и Таня...”. Затем 
раздался грохот. Мощный поток воздуха подхватил парня, и он 
потерял сознание.

				Конец первой части.
Часть 2. Глава 1. Отшельники.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш e-mail не будет опубликован.

 символов осталось