Глава 7. Возвращение.

      Таня терпеливо отмеривала километр за километром. А идти 
пришлось и по асфальту, и по просёлочной дороге. Она уже 
успокоилась. Иов вселял в неё уверенность, и девушка полностью 
доверилась ему.
      Попутной машины не попалось, поэтому добирались пешком. А 
тут ещё Иов не сразу сориентировался, что удлинило путь. Но 
ощущение свободы, весенний воздух, зеленеющие деревья – 
придавали силы. Иов рассказывал о своих друзьях, о планах, 
даже в чём-то убеждал, не дожидаясь ни вопросов, ни ответов. 
Душевный подъём не покидал его.  Таня же рассеянно слушала, и 
воспринимала всё, как сон или нечто, происходящее не с ней.
      Солнце устремилось к закату, когда, вконец уставшие, 
добрались до лагеря. Войдя во двор,  остановились: Таня 
настороженно, устало, Иов с облегчением. 
      Стояла тишина. 
      Деревья громоздились вокруг лагеря тёмными  силуэтами и  
напоминали сказочных великанов-сторожей. А свет в окошке, как 
и положено по сюжету сказки, подсказывал, что здесь кто-то 
есть.
      - Ну вот, пришли, - выдохнул Иов. – Пойдём смелее - эти 
ребята не обидят.
      В дом вошли без стука. 
      Иов, не отпуская руки девушки, задержался у порога и 
невольно заулыбался: за длинным грубо-сколоченным столом, при 
свечах, сидели Бур, Лещ и бывший наркоман по кличке Берест.
      Парни настороженно обернулись, и тут же возбуждённо 
поднялись.
      - Я же говорил, он вернётся! – воскликнул Лещ и первым 
бросился обнимать Иова.
      За ним подхватились остальные.
      - А ты, как с ним оказалась? – удивлялся Бур.
      - Да вот, так уж вышло, - смущённо ёжилась девушка.
      - Какая-то ты вся побитая?
      - Ещё бы - еле выжила. Если б не Иов...
      - Расскажу всё потом, – освобождаясь из объятий, смущался 
Иов.
      - Вы, наверняка, проголодались? Давайте-ка к столу, - 
привычно командовал Бур.
      - По такому случаю не грех и винца выпить... Как ты 
смотришь, Праведник? – лукаво блеснул глазами Лещ.
      - По такому случаю можно. Только немного.
      - А у нас много и нет, - вклинился вдруг Берест, 
невысокого роста, худой, бледный парень.
      - Тогда неси, ты знаешь где. И прихвати консервы.
      Вскоре, ребята сидели за столом и, выпив вина, шумно 
разговорились.
      - Я очень рад,  - воспользовался моментом Иов, пока все 
закусывали, - что вы не ушли отсюда, хотя осталось вас совсем 
мало.
      - Да, братва разбежалась, - поник Бур.
      - Ну и дураки! – загорячился Лещ. – Будут теперь у кого-
нибудь пешками за копеечную подачку, пока в зону не загудят 
или не угробятся в очередной разборке!
      - Ты прав,  Виталик, - согласился Иов. – И хотя нас мало, 
но мы начали  дело, которое - я в этом уверен – привлечёт 
людей, найдёт и отклик, и понимание. А для начала предлагаю: 
давайте называть друг друга не по кличкам, а по именам.
      - Это несколько сложно, но - пожалуй, нужно. Ломаться – 
так во всём, - согласился Бур.
      - Что ж, давайте попробуем, - переглянулись Лещ и Берест.
      - И как вас теперь называть? – неожиданно продолжила тему 
раскрасневшаяся от выпитого Таня. 
      При этом она светло улыбнулась.
      - Меня – Сергей, Леща – Виталик, а Береста... - начал 
перечислять Бур. - А Береста не знаю!
      - Костя я, Костя Берестов.
      - Ну, вот, - подытожил Иов, - заново перезнакомились.
      - А теперь я коротко расскажу, как мы с Таней вырвались 
из рук Слона, и что произошло на его даче.
      
      Слушали Иова внимательно. Потом некоторое время молчали.
      - Ты уверен, что Слон мёртв? – нарушил паузу Сергей. – 
Если он жив “покой нам только снится”.
      - У него ртом пошла кровь и пульс отсутствовал. Я успел 
проверить, - грустно сказал Иов. - Честно говоря, было желание 
помочь ему. Безвременная смерть – это грех, но не я его 
наказал, как и всех бандитов – а Бог! А это наказание самое 
страшное и неотвратимое. Не было бы в их душах зла и 
пресыщения грехом, они остались бы живы...
      - Похоже, так, - согласились парни.
      - А теперь, давайте поговорим о наших ближайших планах.
      - Тебе и карты в руки. Ты теперь, как говориться, наш 
духовный наставник. Так, ребята? – обратился Сергей к парням.
      - Замётано.
      - Тогда я конкретизирую то, что предлагал с самого 
начала: организовать христианскую общину. Её цель - помочь 
себе и всякому, пожелавшему исцелиться духовно и телесно. 
Конечно, что-то здесь будет от монастыря, но в целом, я хотел 
бы большей демократичности и свободы. Как думаете?
      - Естественно! – поддержали парни.
      - Для вовлечения людей предлагаю не постесняться и 
разрекламировать себя в городе.  А чтобы не было претензий, 
нужно решить вопрос с властями с земельным участком, на 
котором мы находимся. Этим мы займёмся не откладывая.
      - Да, надо узакониться и зарегистрировать общину, - 
предложил Сергей.
      - Правильно – и это нужно сделать. А чтобы зарабатывать 
на пропитание, предлагаю организовать какое-нибудь сельское 
производство.
      - Кроликов! – оживился Костя, - Предлагаю разводить 
кроликов. Это не только ценный мех, но и...
- Хорошее предложение! – развеселись ребята.
      Посыпались шутки, в которых проскакивал всё же 
специфический, зэковский юмор. Но настрой у ребят явно 
изменился.
      Таня, наблюдая за парнями, испытывала сложные чувства. Ей 
с трудом верилось, что работа уличной проститутки ушла в 
прошлое. Но новая жизнь в какой-то религиозной общине, да и 
ещё с монастырским и сельским уклоном, настораживала. Она 
привыкла жить в городе, с его удобствами и уютом. Как-то 
теперь будет? Найдёт ли она здесь своё место? Сможет ли 
физически работать? Верить в Бога? Ведь почти монашество... 
Однако, глядя на пылающее лицо Иова, который ей всё больше 
нравился, привлекая необычностью и даже загадочностью, она 
успокаивалась.
      Время перевалило за полночь. Свечи неумолимо догорали. 
Однако пылкое обсуждение с неизбежными спорами продолжалось до 
самого рассвета. И только, когда окна посветлели от утренней 
зари, ребята решились поспать...
      
      					*  *  *
      Лебедева Таня родилась в старинном русском городе, в 
интеллигентной советской семье. Отец, успешно закончив 
консерваторию,  вскоре дирижировал оркестром местного оперного 
театра, а мать работала заведующёй отделом в центральном  
универмаге.
      Ещё маленькой, Таню устроили в балетную школу, где ей 
довольно скоро прочили успешное будущее как балерины. 
Прекрасные физические данные сочетались в ней с природным умом 
и сообразительностью: всё хватала на лету.
      Лебедевы были гостеприимными и коммуникабельными людьми. 
По выходным дням и праздникам, у них собирались друзья, 
знакомые. Здесь бывали известные в городе музыканты, 
литераторы, артисты. Звучали стихи, музыка, танцы. Такие 
вечера Таня воспринимала как праздник: от души веселилась с 
другими детьми, часто демонстрировала своё балетное искусство.
      Она рано стала замечать на себе взгляды мальчишек и, 
даже, ...мужчин! Это её веселило и забавляло. А необычное 
чувство власти над сильным полом наполняло сладкой истомой.
      И вдруг привычная, размеренная, счастливая жизнь – 
рухнула...
      
      Когда реформы в стране достигли апогея, и многие кинулись 
стремительно осваивать неведомые пока рыночные отношения, 
коснулись эти веяния и семьи Лебедевых.
      Мать Тани, на удивление, быстро адаптировалась в новой 
среде: понятным только ей образом сумела выкупить целый этаж в 
универмаге; создала торговую фирму и развернула бурную 
деятельность. Не прошло и нескольких месяцев - ездила на 
блестящей иномарке с личным шофёром. А ещё через полгода, 
семья переехала в огромную пятикомнатную квартиру в центре 
города. Прежде квартира принадлежала обкомовскому деятелю, 
уехавшему в Канаду.
      Отец, музыкант до мозга костей, продолжал работать в 
театре, который к тому времени был на грани выживания. Глядя 
на успехи жены, он и радовался и тревожился. “Как можно честно 
за короткое время заработать столько денег?” – поражался он. 
Жена только усмехалась и отшучивалась, мол, кто на что учился, 
да и места нужно знать. 
      Таню, у которой теперь был личный зал для танцев и 
дорогие модные вещи, такие изменения только радовали. Ей шёл 
восемнадцатый год, она выглядела взрослой девушкой и уже имела 
постоянного кавалера – партнёра по танцам, кудрявого Владика. 
Молодые люди успели поцеловаться и парень, после занятий, 
провожал девушку домой.
      В тот вечер Таня возвращалась одна. Идти оставалось всего 
квартал, когда её окликнули. У тротуара, на противоположной 
стороне улицы, стояли новенькие “Жигули”. Возле них приветливо 
махал рукой мужчина, который показался знакомым. 
      “Наверное, какой-нибудь мамин партнёр?” - подумала Таня и 
без особых колебаний направилась через дорогу. Мужчина 
встретил девушку располагающей улыбкой, и, представившись 
коллегой отца, галантно предложил девушке сесть в машину. 
      - Есть деловой разговор, касающихся твоих танцев, - 
таинственно пояснил он.
      И тут Таня вспомнила, что видела этого мужчину несколько 
раз в балетной школе. Он заглядывал через стеклянную дверь и 
имел вид очень делового человека. Поэтому его  желание 
поговорить о балете Таню не удивило: в городе разрасталось 
количество шоу-представлений, где постоянно требовались 
танцовщицы.
      В автомобиле сидело ещё двое мужчин, но уже далеко не 
такой приятной наружности: из лица чернели щетиной, а на губах 
кривилась ухмылка. И сердце Тани забилось тревожно. Мелькнула 
мысль – выйти из автомобиля, но ...было поздно! Взвизгнули 
колёса, и машина резво тронулась с места. На этом прошлая, 
счастливая жизнь Тани  закончилась – она попала в заложницы. 
      
      Дальнейшее развивалось, как в американских боевиках, 
которых успела насмотреться вдоволь.
	В тот же вечер бандиты позвонили родителям с 
предложением: выкупить жизнь дочери за кругленькую сумму. 
Выслушав страшную весть, отец побледнел и ухватился за сердце.
	- Я знал, что твоя деловая активность ни к чему хорошему 
не приведёт! – успел он крикнуть жене уже посиневшими губами и 
рухнул на диван. 
	Тонкая артистическая натура не могла даже представить 
себе, чтобы над его нежно любимой дочерью издевался бы бандит!
	Растерявшаяся женщина пыталась привести мужа в чувство и, 
вызвав “Скорую помощь”, лихорадочно обдумывала: ”Как быть? 
Идти в милицию или искать деньги? Первый вариант отпадал, - с 
сожалением констатировала она, покачиваясь на сиденье возле 
носилок с мужем. – Не дай Бог, раскопают – самой придётся 
сесть. Остаются – деньги. Но сумма-то не подъёмная!” – неслось 
в голове.
	Не доезжая до больницы, отец - умер. Двойное горе, вместе 
с напряжением последних месяцев, надломили и мать: придя в 
себя после обморока, она стала невменяемой и была отправлена в 
психиатрическую больницу.
	Установив вскоре, что денег требовать не с кого, бандиты  
оставили Таню у себя... 
      Так она стала наложницей. 
      Через год жизни взаперти на даче, уже никто из её бывших 
знакомых не узнал бы в пьяненькой, размалёванной девице 
скромную Танечку.
	Как-то конкурирующая банда расстреляла Таниных 
“попечителей”, и она чудом вырвалась и уехала в приморский 
город. Здесь довольно быстро оказалась в банде сутенёров.

	Увидев Иова первый раз, Таня интуитивно  почувствовала, 
что её жизнь должна измениться. Благородство парня,   
природная интеллигентность, наконец, смелость – всколыхнули 
память о детских годах, о родителях. Вечером она потом долго 
плакала в своей комнатке, которую снимала на окраине. Тогда ей 
всё же не верилось, что могут наступить лучшие времена.
	Сейчас, лёжа на полушубке, расстеленным на полу, и слушая 
похрапывание ребят, она, не вытирая глаз, думала: “Неужели 
этот долгий кошмар кончился. И каков молодец Иов. Я бы пошла 
за таким...” 
	Лучи восходящего солнца робко пробрались в комнату, 
трогая лица спящих. Где-то послышалось щёлканье соловья и 
равномерное ку-ку...
Часть 1. Глава  8. Лечебница. Полёт в неизвестность…
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш e-mail не будет опубликован.

 символов осталось