Глава 7. Новый друг.

	Она не приезжала целую вечность, и Серафим метался по 
дому, как голубь в клетке, у которого отобрали подругу-
голубку. Ему казалось, что в последний раз он провожал Демону 
другой, не той, которая сеет по свету приземлённое, плотское. 
Значит, что-то должно измениться... Хотелось снова увидеть её, 
чтобы возникшее робкое чувство близости не угасло...
      Занятый тревожными мыслями, он даже трагедию Грабовского, 
которая хотя и потрясла, отодвинул в сторону. Роль роковой 
красавицы проглядывалась здесь более чем очевидно. Однако 
считал, что больше виновен сам миллионер, не сумевший 
справиться с  собой. Да, в тот день, уезжая из особняка 
изрядно выпившим, он разбился на автостраде насмерть... Об 
этой неординарной аварии СМИ упомянули почему-то вскользь! 
Если бы не звонок Жанны!... Похороны прошли скромно... Здесь 
Серафим узнал, что миллионер ушёл из жизни нищим...
      
      С утра природа дышала прерывисто, нервно. На белесом небе 
тускло мерцал диск солнца, навевая уныние и предвещая бурю или 
грозу. Серафим то и дело выглядывал в окно, ожидая приезда 
Демоны. Даже колокольный звон не радовал (было тайное желание 
– сходить с девушкой в церковь). В перерывах между домашними 
делами, он включал телевизор и смотрел новости, пытаясь 
услышать, уловить то, что может быть связано с деятельностью 
“Магии”. И улавливал: новая религия продолжала своё шествие! 
“Неужели я ошибся в ней?” – с горестным чувством Серафим 
нервно выключал ставший ненавистным чёрный ящик и спешил к 
себе, к своим книгам. Здесь он немного отвлекался, окунаясь в 
чужие страдания и радости, находки и потери, впитывая и 
осмысливая новые знания. Он не заботился даже о том, что со 
смертью Грабовского его положение в особняке может измениться. 
Почему-то был уверен - его Демона не прогонит...
	Колокольчик на входе звякнул так неожиданно, что Серафим 
вздрогнул, выронил книгу и опрометью, опережая горничную, 
почти не хромая, кинулся к двери. Это наверняка была не Демона 
– она не так извещала о своём прибытии – но надежда 
подтолкнула парня.
	Во дворе его встретил охранник и доложил, что Серафима 
хочет видеть незнакомый мужчина. Парень хотя и ожидал услышать 
подобное, но всё же нахмурился:
	- Пропускай... – устало махнул он  рукой.
	Довольно скоро во дворе появился интеллигентного вида 
молодой мужчина среднего роста. У него было осунувшееся, с 
бледными пятнами лицо. Скромная, аккуратная одежда, тусклый, 
но пытливый взгляд и наметившаяся морщина между бровями 
позволяли отнести его к работникам умственного труда. 
Растрёпанные волосы дополняли эти ощущения.
	- Дико извиняюсь... – с виноватой улыбкой протянул руку 
гость. – Антон Тополев... корреспондент “Курьера новостей”... 
Впрочем, уже бывший...
	- Серафим Алтарёв, управляющий в этом доме, надеюсь, пока 
не бывший... – в ответ улыбнулся Серафим, пожимая протянутую 
руку. Этот парень располагал к себе, отчего подспудная досада 
смягчилась.
	- Мне посчастливилось присутствовать на Вашем выступлении 
- полагаю, незапланированном - на стадионе, где проводила своё 
сборище “Магия тела вселенского”... – сразу же начал пояснять 
причину своего появления Антон. – Это выступление меня очень 
впечатлило, прежде всего своей смелостью, основательностью 
доводов. Захотелось с Вами познакомиться поближе... Найти было 
не просто, но навыки корреспондента помогли...
	“Неужели родственная душа? – с надеждой подумал Серафим. 
– Это будет неплохо...”
	- Тогда приглашаю на чай! – радушно раскланялся он и 
показал рукой на дом. – Кстати, предлагаю перейти на “ты” - не 
люблю официоза!
	За столом разговор пошёл предметнее. Антон подробнее 
рассказал о себе, своей журналистской работе. Постепенно 
подобрался и к последним событиям. Серафим внимательно слушал, 
не спеша попивая чай, но при упоминании знакомого имени 
вздрогнул и заметно разволновался. Мнение Антона о Демоне было 
для него чрезвычайно интересным. Первая встреча Тополева с 
новоявленной Мессией, когда погиб Денис – потрясла Серафима!
	- И ты считаешь, что она торжествовала, видя, как мужики 
убивают друг друга? – с дрожью в голосе переспросил Серафим.
	- Однозначно! – уверенно подтвердил Антон. – Она и 
удалилась из ресторана, когда всё закончилось, с видом 
победителя.
	- Продолжай, пожалуйста... – поникшим голосом попросил 
Серафим.
	Дальше он слушал рассеянно, мучительно, в душе 
столкнулись противоречивые чувства: то нежное, что появилось к 
Демоне, стало вытесняться гнусными фактами, которые во 
множестве приводил корреспондент. Антон упомянул ещё об одном 
пагубном влиянии идей “Мессии”. Они уже выплеснулись за 
пределы страны и начали своё сокрушающее шествие по всему 
миру. Об этом не раз слышал и Серафим в телевизионных 
передачах. Но, что бы это связано с Демоной?...
	Начало подобным сенсациям, как водится, было положено на 
американском континенте. В некоем государстве образовалось 
безобидное общество любителей животных. Нового в этом ничего 
не было: аналогичные общества существуют уже давно во многих 
странах. Однако, члены общества стали требовать от властей 
узаконить браки с – животными! Однополые браки в этой стране 
стали нормой закона раньше всех, поскольку страна считалась 
идущей в авангарде современной демократии. Ушлые 
корреспонденты подхватили сенсацию и раздули её так, что 
общество забурлило! 
      - Тут-то и появились посланцы нашей “Магии тела”, - 
рассказывал неизвестные для Серафима факты Антон. – Начались 
демонстрации, сборища, пикеты у парламента. Напирали на 
свободу выбора, права личности и, естественно, проталкивали 
культ и примат тела как такового!
	- На это же абсурд! Такого не может быть в принципе! Даже 
в голове сумасшедшего человека не мелькнёт такая мысль. 
	- В том-то и дело, что у свихнутых всё возможно... – с 
горечью продолжил Антон. – Так вот, пока кипели страсти, 
нашлась дамочка, которая вознамерилась выйти замуж за своего 
домашнего любимчика, кобеля-дога! Очевидно, она с ним уже 
давно спала.
	- Как спала? – пошатнулся на стуле Серафим.
	По своей молодости и причине замкнутого образа жизни, он 
не слышал о таких фактах, что и ошарашило. Такая наивность и 
неосведомлённость вызвала даже у Антона приятное удивление. 
	- Я рад, что за свою короткую жизнь ты не слышал о 
подобном, но, к сожалению, это не новость в долгой истории 
человечества. Так вот, дамочка, вместе с этими защитниками 
братьев наших меньших, устроила пышную свадьбу, не дожидаясь 
решения местного парламента по вопросу скотиньей женитьбы. 
Члены нашей “Магии” в этом безобразии приняли самое активное 
участие. Есть сведения, что и финансовая сторона свадьбы – а 
на ней собралось несколько тысяч человек, включая сотни 
корреспондентов жёлтой прессы – была за нашими апологетами 
тела! На данный момент мода на скотские браки расползается по 
земле и принимает характер эпидемии! – Антон так возбуждённо и 
эмоционально рассказывал, что даже пот на лбу выступил, а 
глаза загорелись нездоровым блеском.
	Чай остывал, а разгорячённый гость всё повествовал. 
Антона возмущало, что широкая пресса относится к подобным 
тенденциям и организациям их подталкивающим как к очередной 
сенсации, а не к опасности, грозящей человечеству вырождением. 
	Тополев и в редакции “Курьера” не нашёл должной 
поддержки. Более того, его перекинули на другую тематику из-за 
расхождений в оценке деятельности “Магии вселенского тела”. В 
конце концов он рассорился со всеми и был вынужден оставить 
газету. Сейчас перебивается подработкой в различных бульварных 
изданиях и рекламном бизнесе.
	- Как я мог спокойно слушать, - пояснял он разногласия с 
главным редактором “Курьера”, - когда мне доказывали, что 
ничего плохого в том нет, если люди будут поклоняться красоте 
тела, больше заниматься сексом и любовью. Соответственно, 
будут больше плодиться! А разврат, браки с тварями – это всё 
относительно, временно и преходяще! Это же надо! – так думают 
люди, в чьих руках средства воздействия на умы и души других 
людей. Куда мы катимся? – нервно глотал чай Антон и уже 
смотрел на Серафима так, будто и он из той же компании 
потакающих разложению христианской, сформированной 
тысячелетиями, морали. 
	- Поэтому... Серафим, на том шабаше я в тебе увидел 
своего товарища по духу и предлагаю сотрудничество. Нужно 
поднимать народ и начинать что-то делать. Иначе... Иначе 
надвигается то, что мне пришлось пережить на одном застольном 
мероприятии, на котором присутствовали люди... умные по штатам 
и должностям, двигающие научный и технический прогресс!... – 
глаза у Антона забегали, как будто он чего-то испугался. – 
Представляешь, я попал в больницу. И у меня  до сих пор не 
проходит ощущение, что я летал по злачным местам с нашим злым 
гением – Демоной! Будучи одурманен наркотиками, конечно.
	- Наркотиками? Летал с Демоной?... – переспросил поникшим 
голосам Серафим.
	- К сожалению всё помню смутно... – снова забегал глазами 
Антон, будто сомневаясь в сказанном. – Очнулся в больничной 
палате... Слава богу, гипса не было...
	Последние слова Тополева сначала вызвали ироничную 
усмешку, а затем добавили большей горечи к неприятному осадку, 
который рос в душе Серафима как снежный ком в горской лавине. 
Он допил свой чай и тягостно задумался... Рой противоречивых 
ощущений постепенно отступал и появлялось некое равновесие и 
отрезвляющее спокойствие. Так часто бывает, когда хорошее 
вдруг начинает перевоплощаться в плохое. Видения Серафима (за 
исключением последнего), смерть Грабовского, рассказ Антона 
соединились в одно мрачное целое... Но как же Демона?... В 
сердце кольнуло и заныло. Не хотелось верить, что она осталась 
прежней, во главе этой вакханалии извращённых понятий и 
чувств.
	- Кстати, я так увлёкся, что не расспросил тебя о твоём 
нынешнем положении, - вывел из задумчивости голос Антона. – 
Насколько я установил, сей особнячок прикупил новый богач, 
известный в определённых кругах бизнесмен и недавно трагически 
погибший господин Грабовский?
	- Он самый... Только особняк подарен нашей 
возмутительнице спокойствия, любовнице Грабовского... Демоне!
	Бледные пятна на лице Антона порозовели, и он ахнул. 
Никак не ожидал такого поворота. 
	- А я управляющий в этом дворце при нашей Мессии!
	Антон заморгал глазами, приходя в себя от 
сногсшибательной новости, и даже губы облизнул. 
	- Можно ещё чайку, - обратился он к заглянувшей вовремя 
кухарке.
	Пока готовился чай, беседа тем не менее пошла на убыль: в 
голове Тополева возникла идея, которая требовала спокойного и 
трезвого осмысления. Да и Серафим нуждался в одиночестве, 
чтобы переварить услышанное, собрать вместе раздробленные 
куски и определиться с собой. Делиться своим видением 
затронутого он пока не спешил: всё-таки Антон человек новый, 
незнакомый... Так и недопив свежий чай, они обменялись 
телефонами, договорились вскоре встретиться и расстались, в 
целом, удовлетворённые знакомством. Однако, у каждого 
наметились свои планы...
Часть 3. Глава 8. Встреча.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось