Глава 6. Свободное падение.

	Убийство  молодой  женщины  с  ребенком  и  ограбление 
известного олигарха вызвало  большой  резонанс в городе:  люди  
были  шокированы жестоким  и  хладнокровным  преступлением. Сам же  
Михаил  Семенович  с  инфарктом  слег  в  больницу.
	На  поиски  преступников  бросили  лучшие  силы  уголовного  
розыска.  Однако  зацепок  и  следов  было катастрофически мало:  в 
особняке Бобрина,  кроме отпечатков кроссовок,  которые  потом  
нашли  в  сгоревших “жигулях”, ничего существенного не  обнаружили.  
Нашлись  свидетели,  которые  видели  “девятку”  и  троих  мужчин  
в  очках  и  серой,  невзрачной  одежде.  Но даже  приблизительного  
описания  никто  не  дал.  Охранник  коттеджа,  подавленный  и 
растерянный, только разводил руками.

	А  тем  временем прошли  дожди,  и  под  летним  солнцем  
природа  заиграла  своими  бесчисленными  красками. Ароматы  трав,  
цветов,  листьев,  омытых  дождевой  водой,  насыщали  воздух.  На  
асфальте  подсыхали  лужи,  в  которых  весело  плескались  
вездесущие  воробьи, чудом успевая  улетать  из-под  колес  
автомобилей.  Несмотря  ни  на  что  город  жил  своей  обычной  
жизнью:  работал,  ел,  пил,  веселился,  горевал...
	Приехав  домой  и сославшись  на острую головную боль, под 
недоуменными  взглядами  родителей,  Виктор закрылся в спальне. Не 
раздеваясь, упал спиной на кровать. Мутными глазами уставился в 
потолок  и изо  всех  сил  постарался  прийти  в  себя.  Обдумывал  
свое новое  состояние лихорадочно, болезненно.  В висках давило и 
стучало. Ледяной  камень,  умостившийся в  глубине  души,  слегка  
подтаяв,  становился  привычным.
	Не  выходил  из  дома долго: борьба с самим собой велась 
мучительно... “Надо  быстрее  все  забыть, забыть, забыть!  И  её  
прежде  всего, -  внушал себе Виктор. - Чтобы  достичь  успеха  в 
жизни -  нужны  деньги!  Поэтому становись выше приземлённого и  
даже  смерти! Только  так...,  так  надо”, -  стучало  в  голове.
	Он  часто  садился  на  кровати  и  доставал  из  сумки 
аккуратно  упакованную пачку  с  долларами: “Вот  оно -  то  
начало,  которое  принесёт полноценную  жизнь. И  это -  главное,  
а  то - неизбежные  издержки  того  пути,  который  я  выбрал. С  
этим  надо  смириться  и  принять...”
	И,  когда   казалось,  что  он  успокаивался  и  принимал  
себя  в  новой  сущности, вдруг  вновь  всплывали  глаза  Оксаны,  
ручки  и  головка  маленькой  Анжелы.  Обхватив  голову  руками,  
Виктор сдавленно стонал и падал  на  кровать...
	Родители видели состояние сына, пытались с ним заговорить – но 
тот отвечал неопределённо, ссылаясь на болезнь и усталость. 
Понимающе кивая, отец хмурился, а мать незаметно смахивала слёзы.
	
	Как-то  утром  раздался  звонок  телефона.  
-  Все  еще  маешься? – прозвучал голос Кости.
-  Да  так,  ничего...
      -  Приезжай  вечером. Собирается  веселая  компания...   
девочки. Надеюсь,  здесь ты быстро  придёшь  в  себя.  Добро?  
Машину  пришлю.
      - Еду,  конечно, -  лихорадочно обрадовался  Виктор, 
почувствовав  знакомое  волнение.  
      Мысли стали проясняться, а в душе наметилось некоторое 
равновесие.
	-  Ну,  что,  прошла  голова? - обрадовано  спросила  мать,  
увидев,  как  Виктор  повеселел,  надел новую  рубашку и собрался  
куда-то  идти.
	-  Да,  уже  лучше.  Вот,  шеф  зовет  в  гости  на  небольшое  
торжество.
      - Ну,  слава  Богу,  - выйдя  из  кухни с газетой в руках, 
поддержал отец. – Если у тебя возникли проблемы или с работой не 
получается, может я чем помогу? 
- Спасибо за беспокойство, папа, но всё уже нормально... 
      - Не знаю, как там у тебя... но будь  осторожен.  Ты слышал?  
И по  телевизору,  и  в  городских  газетах  пишут  про  убийство  
молодой  жены  и  ребенка   директора меткомбината  Бобрина.  
Распоясались  бандюги! -  с  горечью констатировал родитель.
	-  Не  может  быть? -  деланно  удивился  Виктор,  
почувствовав,  как  снова  шевельнулся  камень  в  груди,  и  
застучало  в  висках. -  Ну,  если  так,  то  убийц  найдут,  я  
думаю...
	-  Найдут... Говорят, следствие топчется на месте,  и  
свидетелей  нет,  -  со  злостью  ответил  отец,  усевшись  на  
диван.
	-  Ну,  я  поехал... - услышав  гудок  автомобиля, засуетился 
Виктор.
	Выйдя  из  подъезда,  он  приостановился,  осмотрел  знакомый  
двор,  словно увидел  его  впервые;  глубоко  вдохнул  свежий,  
наполненный  сыростью  воздух  и  стремительно  направился к 
ожидавшему   автомобилю.    

	Компания  действительно  подобралась  веселая, завлекательная, 
в основном, девушки. Ярко  накрашенные,  с модными прическами, в  
самых  разнообразных  одеждах:  одни в  мини, другие в  макси, 
третьи в обтягивающих  джинсах - они  казались одна  лучше  другой! 
“Какое великолепие!” – машинально отметил Виктор, входя в зал. 
      Вышедший навстречу улыбающийся Костя помпезно представил 
собравшимся своего друга, и вскоре тот, ловя  восхищенные  взгляды,  
окунулся  в  веселье, как в сказочный, сладкий омут. 
      Пышное,  разгульное  застолье!  Шампанское,  вино,  водка  
лились  рекой в  полном  смысле этого  слова.  Танцы под 
зажигательную  ритмичную  музыку  в модном стиле  “Рэп” не 
прерывались ни на миг. Манящий запах  духов,  женских  волос  и  
тел, призывный блеск глаз захватили  Виктора  целиком.
	“Вот  она -  та  жизнь,  что  и  зовется  жизнью, -  била  
хмельная  мысль. -  А  за нее нужно  бороться  и  жертвовать...  
немалым”, -  думал он,  обнимая  и  страстно  целуя  очередную,  
заливающуюся  смехом  красавицу. Всё его существо постепенно 
наполнялось привычными ощущениями, окрашенными чем-то новым, 
жестоким и неумолимым. На то,  что  где-то  в  глубине ещё 
покалывало  и  холодило, старался  не  обращать  внимания.

	А  в  это  время  на  другом  конце  города,  на  кладбище,  
перед  свеженасыпанной  могилой,  утопающей  в  венках,  рядом  с  
другой,  маленькой, стоял  пожилой  мужчина.  Ветер грустно шевелил  
его  редкие  седые  волосы.  Из  закрытых  глаз  ручейками  стекали  
капельки  слез,   увлажняя открытую сморщенную шею  и  грудь. У ног 
старика,  неловко обняв  могильный  холм,  вздрагивала  в  
беззвучных рыданиях,  что-то  причитая,  такая  же  седая  женщина. 
Оба  были  одеты  в  старомодную, далеко  не  новую,  одежду. 
Стоявшие рядом деревья слегка раскачивались, словно скорбя вместе с 
людьми.
	А  вокруг, в воздухе и на  земле, застыла  тишина ...  
кладбищенская.
Глава 7.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось