Глава 6. События нарастают.

	Опять Аксёну пришлось добираться  своим ходом, теперь в 
лес, к егерю Михеичу. Доехав на попутке,  он вышел на трассе и 
не сразу нашёл нужную дорогу, хотя она и была самая 
наезженная. Пришлось прогуляться. Но расстраиваться не стал. 
Настроение надёжно  поддерживалось приятной новостью: в 
домашнем хозяйстве прибавилось новой скотины, в виде семерых 
поросят. Их потешные мордочки не выходили из головы. Прихватил 
с собой и сумку, снова надеясь на грибную удачу. И вообще, лес 
любил с детства, когда ещё слушал мамины сказки. В таком 
романтическом настроении Бытин прибыл на охотничью заимку.
	Егерь появился не сразу, пришлось ждать. Аксён уселся за 
самодельный деревянный стол и слегка придремал, так как из-за 
забот, пусть и приятных, лёг спать поздно. Ему приснилась 
свиноферма... Стоит он посреди бескрайнего двора, в котором 
колышется море свиных голов. Поросята похрюкивают, тыкаются 
розовыми пятачками в его ноги, стараясь укусить за штанину. 
Самый настырный так хватанул, что Аксён чуть не упал! Раскрыв 
глаза, он непонимающе уставился на Михеича, который тряс его 
за плечо.
-	Товарищ начальник! С Вами всё в порядке?
Бытин оглянулся, помотал головой и ворчливо сказал:
- Долго же ты ходишь! Так не только заснёшь – 
проголодаешься...
- Ну, это мы быстро оформим, - подхватил егерь и 
засуетился готовить чай.
      Не успел сержант собраться с мыслями, как на столе 
появился настоящий сибирский самовар и тарелка с пирожками 
домашнего, естественно, приготовления. Аксён повеселел и уже 
сам, не дожидаясь хозяина, налил себе в железную кружку 
горячего, ароматного напитка. 
      - Хлебосольный ты мужик, это хорошо, - осторожно отпивая 
чай, начал он разговор. –  Надеюсь, что и беседа у нас 
получится такой же: откровенной и приятной. 
      Михеич вскинул глаза из-под бровей, погладил бороду и 
сказал настороженно:
      - Странно Вы как-то начинаете, товарищ начальник... 
Последний раз мы, вроде, поговорили обо всём, что знал...
      - Сколько у тебя ружей?
      - И-и-и... два.
      - Неси их с документами, заодно и с патронами. 
      - Сделаем, - уверенно ответил егерь и добавил: - Я так 
кумекаю, связана эта проверка с тем убийством двоих мужиков, 
что в лесу возле...
      - Всё может быть! – настойчиво перебил Аксён.
      Он не любил раньше времени рассказывать  о целях и 
причинах своих визитов к свидетелям, которые часто становились 
подозреваемыми. Впрочем, к кому сейчас относился егерь, 
сказать было трудно.
      - Да, ещё... подскажи, пожалуйста, у Сироткина какое 
ружьё было, когда он охотился? Может чем примечательное?
      - Не было у него своего ружья, - задержался в дверях 
егерь. – Моим пользовался. Себе собирался купить немецкое.... 
супер...
      - Понятно...
      “Стало быть в багажнике у Сироткина ружья не было...”, - 
отметил про себя сержант, не забыв напоминание Гордея иметь 
ввиду, что среди охотничьего снаряжения Сироткина не нашлось 
ружья!
	Аксён доедал второй пирожок, а Михеича всё не было. Из 
чулана некоторое время доносилось недовольное ворчание, 
несколько раз стучала входная дверь и слышались торопливые 
шаги, мелькала тень по двору... Наконец, хозяин появился 
взъерошенный, с всколоченной бородой и вспотевшим лицом. В 
руках держал бумаги и...  двустволку.
	- Напасть какая-то, не найду одно ружьё и всё тут! – с 
ошалелым взглядом уселся он на стул. – Я в основном пользуюсь 
этим, одним... Но они у меня оба стоят в чулане...
	- Пропажа оружия – дело серьёзное, требующее фиксации, - 
озабоченно сказал Бытин и достал из портфеля папку с бумагами. 
– Будем составлять протокол. А для начала расскажи, когда ты 
видел это ружьё последний раз и что за посетители были в 
течение этого промежутка времени.
	- После того как приезжал хозяин с Сироткиным, будто 
никого и не было... – начал вспоминать Михеич, потирая мокрый 
лоб и кося взгляд в сторону. – В последнее время Даниил 
Степанович не жалует меня клиентами, занят, похоже,  чем-то 
другим...
      - Уж это точно! – внимательно посмотрел на егеря Аксён. – 
Если учесть, что он не объявлялся дома уже как минимум 
несколько дней. Жене пришлось обращаться в милицию...
      .- Обращаться? –подскочил лесник, как подстреленный заяц. 
– Не объявлялся? Однако, и на заимку не приходил... –  
озабоченно протянул он и затеребил бороду так, что, казалось, 
оторвёт её.
      - Вот так-то, гражданин хороший, - сказал сержант, 
наслаждаясь произведенным эффектом, и, не давая опомниться 
мужику, спросил будто мимоходом: - Но ты ведь не бедствуешь 
без хозяина? Мясом приторговываешь...
      Михеич поднял глаза, в которых отражалось смятение и 
внутренняя борьба. 
      - Так держу скотину, да и зверей кое-каких разводим... с 
хозяином.
      - Ну вот, а ты говоришь никто не наведывался за это 
время... Рассказывай, что там за ребята к тебе на КАМАЗе 
приезжали и что ты им отгружал? Только давай без хрюканья, по-
честному. Я даже записывать не буду до выяснения, кто же 
стянул твоё ружьишко. Надеюсь, ты понимаешь, чем правдивее 
будешь отвечать, тем быстрее установим истину и освободим тебя 
от напрасных подозрений.
      - Какие такие подозрения? – округлились глаза у егеря, а 
борода выпятилась вперёд как лопата. – Меня в чём-то 
подозревают?
      - Не кипятись, гражданин зверовод-охотник! На месте 
убийств найдена дробь, и моли Бога, чтобы твой дробовик не был 
там замешен... Так что – рассказывай как на духу, без брехни.
      - Неужто ещё кого-то  убили?
      - Убили. И опять же недалеко от твоей заимки, на болотном 
островке...
      От таких новостей Михеича ударило в жар так, что на носу 
появилась и медленно стекла на бороду огромная капля пота. Он 
машинально вытер лицо, махнул огорчённо рукой, и сначала 
сумбурно, а потом более осмысленно,  начал рассказывать о 
своём зверином хозяйстве. Ничего криминального здесь не 
просматривалось: человек выращивал зверей и отстреливал их на 
мясо. Договорился с одним частным предпринимателем из 
Бургорода, который приезжал на КАМАЗе за товаром и сбывал его 
дальше. Вот только Рохля об этом ничего не знал, из-за чего и 
меры предосторожности – объяснял егерь. 
      - Да налоговая, сдаётся мне, не в курсе... – добавил 
Бытин.
      - Ну... не без этого. Не я один такой, - начал 
оправдываться Михеич. – По другому не выживешь. Расходы вон 
какие! А прибыли той...
      - Ладно, не прибедняйся. Давай-ка лучше координаты твоего 
партнёра-бизнесмена. Сдаётся мне, что он мог прикарманить твоё 
ружьишко.
      - Только тогда он был не один... с грузчиком.
      
      		*   *   *
	Гордей очнулся от тупой боли в затылке и холода, 
пронизывавшего всё тело. Кроме того пекло в боку. В 
неестественной позе он пролежал на бетонном полу, очевидно, не 
долго: движение в их подъезде не отличалось интенсивностью, но 
кто-то бы уже наткнулся на него. Гордей скривился, 
поднатужился, схватился рукой за перила лестницы и, 
преодолевая головокружение,  встал на ноги. Тут же двери 
открылась и стремительно вошёл сосед с первого этажа, дядя 
Пётр. Он удивлённо посмотрел на Сизова и собрался 
поздороваться, но Гордей опередил его.  Сосед хотел ещё что-то 
спросить, однако пожал плечами, достал ключи и бодро взбежал 
по лестнице. Непроизвольно кривясь, за ним последовал и 
капитан.
	Перед тем как войти в квартиру, решил осмотреть себя. На 
затылке обнаружилась приличная шишка и ссадина с запёкшейся 
кровью. Очевидно было сотрясение мозга: голова продолжала 
кружиться, и поташнивало. В пиджаке с правой стороны чернела 
аккуратная дырка, сразу и не заметил.  Рубашка в этом месте 
пропиталась кровью и прилипла к телу. Гордей не стал 
заглядывать, что там под рубашкой, рассудив: раз больше не 
кровоточит, значит рана неглубокая. Машинально полез в правый 
внутренний карман пиджака и вытащил оттуда свой рабочий 
блокнот: ближе к краю он был проткнут насквозь и слегка 
замазан кровью... Сизов мысленно поблагодарил своего бумажного 
друга и карман, который был глубоким, до самого пояса.  
Глубоко вздохнув, капитан поправил пиджак и достал ключ от 
двери.  
	Подслеповатая Светлана Ивановна не заметила особых 
изменений в облике сына, отметив его обычный усталый вид. 
Обменявшись приветствиями с обязательным поцелуем в щёчку, 
Гордей переоделся и перед ужином принял ванну. Такой вечерний 
распорядок был предусмотрен и тоже не вызвал недоумения у 
строгой матери.
	В ванной рассмотрел себя основательно и с облегчением 
убедился, что ему и в этот раз повезло (за время службы не 
единожды получал ранения из разных видов оружия, холодного и 
горячего) – рана больше походила на глубокую, длинную 
царапину, прошедшую по касательной к животу. “Нападавший, 
естественно, спешил, - обдумывал Гордей, - отчего занервничал 
и запутался в ударах: и ножом, и по голове. Это и спасло...” 
Устало вытянувшись на всю длину ванны, задумался... Кто-то 
серьёзно озаботился его земным существованием. Опять стал 
перебирать всех, задействованных в деле Задии. 
	- Ты не заснул? – вывел из раздумий голос Светланы 
Ивановны. – У меня всё готово!
	- Уже вытираюсь! – отозвался он и почувствовал, что 
размышлял не зря.
	“Надо проверить!” – с этой обнадёживающей мыслью вышел из 
ванны.
      После ужина боль в голове притупилась, и Гордей взялся за 
привычное занятие – чтение Библии. Однако, мысли постоянно 
тянулись к возникшей задумке. Голова опять стала побаливать. 
Не дочитав абзац до конца, отложил священное писание в 
сторону, умостился поудобнее на диване и заснул. Заглянувшая 
вскоре Светлана Ивановна не стала будить сына, накрыла его 
пледом, перекрестила и удалилась с умиротворённым лицом.

	Совещание проводили с утра, поскольку у каждого 
накопилась информация, которая требовала совместного 
обсуждения. В открытое окно весело заглядывало солнце, 
утренний ветерок теребил занавеску – всё это, знакомое, 
привычное, создавало необходимый рабочий фон. Гордей даже 
забыл про свою голову и чувствовал некоторый подъём, духовный 
и физический.
	Первым традиционно слушали Ужова. Рассказав о своей 
поездке в Топинск, беседе с женой Рохли, он отметил, что у 
пропавшего бизнесмена дела мелковатые, но деньги, судя по 
особняку, водятся. Вскользь упомянул про рыбу, но про поездку 
в рыбхоз пока сообщать не стал. Охотничье пристрастие Даниила 
решил взять за основу первой версии исчезновения. Ко второй 
отнёс – женщин.
	- Неужто жена поделилась грешными делами мужа своего? – 
рассмеялся Гордей.
	- И не убоялась? – поддержал Бытин.
	- Нет, она рассказывала о том, какой он хороший, добрый, 
в особенности к некоей её подружке Ксении. Та так полюбила их 
семью, что не стала выходить замуж, но двоих детей родила... 
от какого-то добряка! 
	Все дружно рассмеялись, поскольку сошлись в одном мнении 
относительно отца детей.  Однако других свидетельств “левых” 
похождений Рохли Егор не привёл, поэтому версию посчитали 
слабой, но оставили для счёта. А что касается охоты, то тут 
подключился Бытин и рассказал о Михеиче и пропаже его ружья. 
Аксён успел найти в Бургороде предпринимателя-мясника и 
обнаружился интересный момент, на первый взгляд вроде 
незначительный... Дело в том, что делец приезжал за мясом на 
заимку с одним постоянным грузчиком, неким Игнатом. Но дважды 
его, приболевшего, подменял другой мужик, со странным именем 
Тофик, который с тех пор больше не появлялся, хотя бывал  
нужен. По времени его присутствие совпадает с пропажей ружья и 
убийствами в лесу...
	- Грузчика нашёл, описание напарника снял? – машинально 
спросил Гордей.
	- Естественно... – заулыбался Аксён. – Более того, 
выяснил у предпринимателя, что в последнюю ходку Тофик взял с 
собой из леса какие-то длинные палки, замотанные в тряпку. 
Сказал, что нужны для дома. Как вы, хлопцы, понимаете, 
замотать можно было и ружьё!
	- Резонно! – согласился молчавший Ужов. – Где же поживает 
этот хозяйственный гражданин?
	- И этот вопрос усиливает подозрения: Игнат познакомился 
с Тофикаом случайно, за кружкой пива в баре-забегаловке. Тот  
вызвался помогать нежданному другу в случае какой нужды. Где 
Тофик живёт, чем ещё, кроме подработки грузчиком, занимается 
неизвестно...
	- Дай-ка его описание, - попросил Гордей.
	Бытин уже держал бумагу наготове. Получив документ, Сизов 
внимательно стал вчитываться. Его коллеги выжидающе молчали. 
Наконец, он поднял голову:
	- Плотный, высокий, чернявый, лицо круглое... – таких 
красавцев знаю немало, к сожалению, - задумчиво произнёс 
Гордей. – Но поискать его придётся... А что имеем с патронами 
и дробью?
	- Сдал на экспертизу.
	- Итак, - подвёл некоторые итоги Сизов, - с результатами 
у нас пока ноль с нулями. Из банков тоже никаких сведений о 
женщине, похожей на Киру Буффорд, не поступало... Грузия 
сообщила, что Задия в стране не появлялся. Секретарша ничего 
нового не добавила. Иногда создаётся такое впечатление, что 
наш край посетили инопланетяне и началось массовое 
исчезновение людей. Все, кто нам нужен, бесследно пропали. 
Может что-то даст этот лесной дикарь-леший: завтра ОМОНовцы им 
займутся...
	- Что он прояснит, - скривился Егор, - наверняка 
тронутый...
      - Интуиция мне... – начал было Гордей, но открылась 
дверь, и в кабинет стремительно вошёл Пужаный. 
      Начальник явно был возбужден: глубоко дышал, а верхняя 
губа с усиками подёргивалась. Поздоровавшись, хмуро осмотрев 
подчинённых, он пояснил причину такого неожиданного своего 
появления:
	- Только что вернулся с места происшествия, если точнее – 
с болота! Есть сильные предчувствия, что это наверняка из 
вашей, ребята, оперетты...
	Ужов подхватился со стула, уступая место старшему. Тот 
кивнул и сел, продолжая говорить:
	- Опять местная пацанва постаралась. В одном месте,  в 
нескольких километрах от трассы, нашли следы от автомобиля, 
которые вели  в болото. Пацаны решили, что машина могла 
утонуть случайно – охотников и любителей грибов и ягод, 
потребляющих за рулём хватает – и полезли в воду. На такое 
могли решиться лишь наши хлопцы, которые ничего не боятся. В 
данном случае риск оправдался: действительно, на небольшой 
глубине оказался японский автомобиль марки джип, а в нем 
люди... трупы, разумеется. Чей джип и что за люди сейчас будем 
устанавливать. Я как раз и присутствовал при извлечении всего 
этого несчастия из трясины. Хорошо, что она оказалась не 
глубокой. 
	Пужаный вытер пот со лба и мотнул горестно головой:
	- Наверное на солнце магнитные бури: ну одни убийства в 
нашем районе! Чем ещё объяснить – не знаю...
	Начальник взглянул на часы:
	- Должны вот-вот позвонить из ГАИ насчёт джипа. Так что я 
пойду, в вы продолжайте... Зайдёшь ко мне после совещания, - 
обратился он к Сизову уже в дверях.
	После непродолжительной паузы первым высказался Бытин:
	- Чует моя душа, что это Задия не доехал... Помешал кто-
то... Да, ребята, у меня есть информация о нефти, которая так 
назойливо мелькает в нашем деле...
      - Молодец, сержант! – похвалил  Гордей, сосредоточенно 
обдумывая новость. – Работаешь на опережение. Я всё никак не 
соберусь прояснить это тёмное, я бы сказал мистически чёрное, 
дело. Продолжай...
	-  Нефть, оказывается, в нашем районе, вернее в губернии, 
есть... 
	Сизов вскинул глаза в глубоком удивлении, а Ужов даже 
напрягся. Бытин усмехнулся, весело осмотрел коллег и 
продолжил:
	- ...Возле северной границы, почти впритык, проходит 
труба нефтепровода, идущего на Украину.
	Егор скривился в недоумении и язвительно сказал:
	- Информация, конечно, ценная. Только - я может не в 
курсе -  с какого боку она пристаёт к делу Задии?
	- Да, нефтяные пятнышки не раз всплывали странным, 
непонятным образом, - высказался Гордей, пропустив 
язвительность молодого коллеги.
	После чего он коротко напомнил про нефтяной след, начиная 
от любовницы Задии, Киры Бцффорд, упоминаемой не раз, и кончая 
московскими гостями. 
	- Вопрос действительно запутанный. Наличие трубы никак не 
проясняет туман в этом деле. Хотя вероятность криминальных 
действий здесь возможна... –  размышлял Гордей.  – Случаи 
врезок в трубу, особенно в Саратовской области, мелькали в 
газетах и на телевидении. Но,  скорее всего,  мы имеем дело с 
чем-то иным...
	- Естественно, что-то другое, - подключился Егор. – Будет 
зам мэра заниматься врезками в трубу! Да и не припоминаю я в 
нашей губернии заводов по перегонке нефти, не так ли? Разве 
что любители какие, теневые...
	Последние слова Ужова натолкнули Гордея на мысль о 
народном умельце-изобретателе из... села Квашеное. “Надо бы 
выбраться и съездить посмотреть, чем на самом деле занимается 
этот талант”, - подумал он. В течение всей беседы  так и 
подмывало спросить Егора, что тому понадобилось в кабинете 
Сизова такое, что даже выпроваживал тётю Глашу. Однако, 
останавливал себя, понимая, что причин тут найдётся множество, 
да и негоже подозревать в чём-то неблаговидном своего коллегу. 
И тем не менее, слушая Егора, ловил себя на том, что какой-то 
он неестественный, иногда даже фальшивый...
	От таких мыслей говорить о повторном покушении на свою 
персону перехотелось. К тому же ещё не проверил возникшую 
вчера идею. Гордей уже собрался подводить итоги обсуждения, 
как раздался звонок.
	- С тебя коробка конфет и бутылка коньяка, - раздался в 
трубке возбуждённый голос Пужаного. – Интуиция меня не 
подвела: болотный джип принадлежит Задии! А в багажнике 
обнаружили, по нашим меркам, целый арсенал: охотничье ружьё, 
винтовку образца первой мировой и дамский пистолет. Как тебе, 
а?...
	- Слов нет! – воодушевился Гордей. – Хотя и грех тут 
радоваться... люди-то мёртвые...
	- Получай и о людях! – захлёбывался Мирон Миронович от 
чувств. – Документы хоть и подпортились, но ребятки из ГАИ 
определили: один – смотри не упади со стула – это Задия, а 
второй – Рохля! Каково, а? Сразу двоих пропавших нашли... 
Мёртвых, конечно... – Голос начальника спал, однако снова 
окреп: - Забирай своих мужиков и дуйте к ГАИшникам и к 
медэкспертам! Думаю, для вас там много чего найдётся и многие 
узлы развяжутся. 
	Пока Гордей говорил по телефону, остальные сидели с 
напряжёнными лицами, понимая, что назревает в этом запутанном 
деле важный поворот. Ветерок по-прежнему колыхал занавески, 
всё так же за окном светило солнце, но что-то в природе 
изменилось. Она, матушка, воспринимается людьми субъективно, 
отчего одно и то же солнце может радовать и тут же огорчать... 
Так философски думал Аксён, глядя в окно и сдерживая позывы 
своего чувствительного желудка.

					*   *   *
	После насыщенных событиями дней, Гордей, наконец-то под 
вечер, выбрался к Ане. Мысленно подводил предварительные итоги 
дела Задии, которые завтра с утра собирался доложить Пужаному 
в их логической последовательности. Начальник, естественно, 
был в курсе событий, но... окончательные выводы делать было 
рано. Гордей собирался поделиться с девушкой, как это 
неоднократно делал, соображениями и догадками. Заодно 
отшлифовать предстоящий разговор с начальником.
	Аня готовилась к выписке и уже не лежала в кровати, а 
пристроилась писать на тумбочке, сидя на стуле. Что она 
писала, никому, в том числе и Гордею, пока не говорила. Вот и 
сейчас встретила своего нештатного начальника-покровителя с 
ручкой и тетрадкой, разложенной на тумбочке.
      Вошедший Сизов, по своему, уже устоявшемуся обыкновению, 
смутился. Он ни как не мог привыкнуть к своей роли ухажёра и к 
домашнему виду Ани. Девушка, зная эту слабость капитана 
милиции, постаралась создать необходимую беспечную атмосферу, 
и вскоре они мило беседовали. Постепенно разговор переключился 
на следствие, и Егор начал излагать события, как представлял 
их на данный момент. Девушка внимательно слушала, делая 
пометки в тетради и задавая уточняющие вопросы.
	- Меня всегда интересовала причина, по которой человек 
становится на путь преступления, - с воодушевлением говорил 
Гордей. – Общие причины тут одни: деньги, власть, слава... Но 
конкретные воплощения всегда настолько разнообразны, что 
требуют особого внимания. И здесь многое, естественно, зависит 
от ычеловека, его психологических особенностей, что я стараюсь 
учитывать в своём денуктивном, как ты помнишь, методе 
расследования. В топинском, как мы его называем, “болотном” 
преступлении оказались замешаны люди на первый взгляд 
абсолютно разные: Задия Ким Ваганович - зам мэра Бургорода, 
Рохля Даниил Степанович – мелкий, в общем-то, бизнесмен из 
Топинска, успешный предприниматель Сироткин Нил Захарович 
(пока косвенно, как партнёр Зодии) и приезжие московские 
бандиты. Но всех их объединяло нечто одно, кроме обычной 
алчности и желания хапнуть деньжат на пустом месте.
	Гордей слегка приостановился, и Аня не удержалась от 
естественного вопроса:
	- И что же это за “одно”?
	- Давай поразмышляем вместе...  Я бы мог выдать конечный 
результат, но тебе наверняка будет интересно проследить, как я 
к нему пришёл, так ведь? – Аня качнула головой и капитан 
продолжил: -  Начнём с Задии. За эти дни я, кроме его жены 
Пульхерии и прислуги, пообщался с некоторыми знакомыми 
чиновника, а Бытин поговорил с людьми из рабочего окружения. 
Вырисовался образ человека неглупого (что разумеется само 
собой), прагматичного, как большинство кавказцев, и достаточно 
волевого. Спрашивается,  чем такого можно свести с ума, пусть 
и на время? Женщина-любовница?...
	- Почему бы и нет? – лукаво сверкнула глазами и озорно 
улыбнулась девушка. – Классическая, между прочим, причина...
	- Только не в нашем случае, дорогая, - с мягкой улыбкой 
продолжил капитан. – Как выяснилось, Задия с Сироткиным и 
другими крутыми не раз развлекались с девочками 
непринуждённого поведения на той же охотничьей заимке. Так что 
человеку при деньгах было чем скомпенсировать неудавшуюся 
любовь и снять стресс, даже если любовница Кира развела его на 
деньги. Тут другие нужны психологические особенности. И такой 
особенностью, примечательностью характера Задии, как я считаю, 
оказалось повышенное самолюбие! На такой вывод меня натолкнула 
беседа с одним из близких знакомых зама мэра...
      Рассказал он мне такую байку про Кима Вагановича. 
      На одной светской вечеринке, где присутствовала вся 
губернская элита, Задии, как  перспективному руководителю,  
подарили настоящий кавказский рог для питья вина, вроде того, 
из знаменитой комедии Гайдая. Естественно, веселящийся народ 
затребовал, чтобы одаренный продемонстрировал, что он 
настоящий горец, и осушил бы сей сосуд до дна. Может Задия и 
не отказался бы от такого предложения, но поскольку уже был 
разогрет “до того”, то разумно и, надо сказать интеллигентно, 
отшутился и уклонился от рискованного номера. Напиться в 
стельку, как Шурик в упомянутой комедии, на глазах тех, от 
кого зависела карьера, никак не прельщало рвущегося к власти 
дельца. Казалось, на том инцидент и был исчерпан. Но... по 
происшествии недолгого времени стали доходить до Кима 
Вагановича навязчивые слухи, что посмеиваются некоторые над 
ним: мол слабоват как мужчина, не смог рог с вином осилить! 
Когда Задия услышал об этом первый раз, то побледнел... А 
когда к этому молва добавила, что и по части женщин 
слабоват... в последнее время, то Задия сначала вскипел, как 
Терек весной при таянии ледников в горах, а потом заболел... 
Причем серьёзно – собирались в Москву на лечение отправлять. 
Однако подоспело новое увеселительное мероприятие – вроде 
американского дня благодарения. Ваганович поднялся с постели и 
явился на банкет с подаренным рогом! В этот раз он не только 
привселюдно, под гром оваций опустошил оригинальный сосуд, но 
и до конца вечера лихо отплясывал всё, что ни играл оркестр, 
причём с разными барышнями.
	- Каков молодец! – не удержалась Аня. – Настоящий 
кавказец!
	- Вот именно, - согласился Гордей. – Самолюбие ещё то... 
Поэтому деньги, снятые со всех счетов, заложенная недвижимость 
(то, что Задия проделал перед своим умопомрачением) – не 
главное.
	- А что же? – удивилась девушка. – Как я понимаю, этих 
богатств он лишился! Поневоле чокнешься...
	- Для Задии всё это восстановить, даже в больших 
размерах, труда не составило бы. А вот осознание того, что 
тебя кинули, как последнего пацана – может привести горячего 
мужчину к умственным проблемам, несомненно. 
	- Но ведь от этого суть не меняется: человек влип в 
афёру. Вы это, уважаемый сыщик, имели в виду?
	- Насчёт афёры ты, сестра моя во Христе, уловила 
правильно, - опять улыбнулся Сизов. – Нам об этом говорила ещё 
почитаемая мною Пульхерия Прокловна. Я к ней тогда не 
прислушался, а ведь она во многом оказалась права: кто-то 
подкинул Задии информацию, заведомо ложную, о наличии нефти в 
нашем болоте! Тот, не проверив сведения (по непонятным пока 
причинам), попытался выкупить... болото. Об этом говорят 
найденные договора в джипе. Остаётся установить, кто провернул 
эту афёру?... Можно предположить, что тот, кто знает слабости 
Задии, а именно: болезненную тягу к деньгам и непомерное 
самолюбие. На лакомый нефтяной кусок клюнул бы любой, а вот 
довести до умопомешательства и тем самым легко, не прибегая к 
насилию, устранить свидетеля афёры, не каждого можно, 
согласись?
	- Согласиться можно, но не слишком ли хитроумный ход 
преступника? А если всё гораздо проще?
	- Поэтому эту версию я решил проверить сам, без 
посторонней помощи. Итак, продолжаю ход рассуждений... Людей, 
знающих Задию и его наклонности, теоретически большое 
множество, начиная от сослуживцев и заканчивая домашней 
прислугой. Следовательно, перспектив в отработке такого 
количества с надеждой на положительный результат практически 
никаких. Тогда я подумал, а не попытаться ли поискать тех, кто 
специально зондировал почву вокруг Задии. Таких, конечно, 
могло и не быть, но если бы нашлись... И тут мне немного 
повезло, очевидно, божественное провидение. Я начал своё 
безнадёжное дело с домашних, вернее, со слуг. Если ещё точнее 
– с Васьки-сторожа. И вот, что мне удалось выведать...
	За неделю до нервного потрясения хозяина, Васька случайно 
познакомился в местном поселковом магазинчике с неким, 
довольно интеллигентным человеком, который представился 
Сержем. Познакомились просто: вахтёр зашёл скупиться, в 
частности рыбкой к пиву. Серж услышал про пиво и предложил 
хорошую вяленую тарань, а заодно и свою компанию. Время у 
Васьки было, поговорить за бокалом пива он любил, поэтому 
приглашение принял. 
	Расположились недалеко от магазина, на травке в реденькой 
посадке. Серж оказался мужиком не только коммуникабельным, но 
и интересным – в нём чувствовалось образование - и, вообще, 
соображал в различных областях. Васька постарался не ударить 
лицом в грязь и похвалился, что служит у зама мэра Бургорода. 
И ни кем-нибудь, а первейшим помощником, даже выпивают иногда 
вместе! 
	- Ты хочешь сказать, что знаешь своего хозяина как 
облупленного? -  подначивал слугу интеллигент. – Вот скажи, 
какое у него сокровенное желание, о котором он никому не 
рассказывал, разве что тебе лично?
	От выпитого Васька расхрабрился, раззадорился, напряг 
свою память и вспомнил, как хозяин не раз говорил:
	- Вот разбогатеем, дарагой мой Василий, и махнём на 
север!
	- Там же холодно, Ким Ваганович! – кривился плаксиво 
верный страж ворот. – На юг бы куда, а?
	- Э-э-э  милый ты мой, на юг потом, а пока поедем 
добывать нефть! Знаешь, что такое нефть? Правильно – золото и 
очень много золота, столько, что все Канары и Мальты буду 
наши! Вот так то...
	Серж в этом месте чуть не поперхнулся глотком, откашлялся 
и переспросил:
	- То есть твой босс имеет тайное желание заняться 
нефтяным бизнесом?
	- И об этом знаю только я! – подчеркнул важность своей 
персоны Василий. – О чём неоднократно Ким Ваганович меня 
предупреждал во время наших расслабляющих застолий.

	Аня слушала с интересом, но всё же перебила:
	- Нефть! Вот он ключ, вот откуда ноги растут. Здесь 
сосредоточились и самолюбие и алчность. Вам действительно 
просто повезло, хотя... к этому привела Ваша логика.
	- Благодарю за комплимент, - склонил голову Гордей. – Это 
можно было бы считать удачей, если бы удалось найти этого 
интеллигента Сержа... Но... даже Васькино описание: среднего 
роста, обычной комплекции, в очках и т.д. – уж очень инертное 
и типичное. И, кстати, вахтёр с новым другом больше не 
встречались, что говорит в пользу моих догадок.
	Сизов замолчал, собираясь с мыслями, Аня взяла яблоко из 
кучи, громоздящейся на тумбочке, и собралась его опробовать, 
но прежде спросила:
	- Всё же возникает вопрос: почему аферисты выбрали именно 
Задию? Далеко не самый он богатый и не настолько глупый... А 
связующим звеном у них был, очевидно,  Сироткин? Или он же и 
мог быть этим аферистом?
      - Всё-таки, Анечка, не  ту профессию ты выбрала!...  Да, 
правильно рассуждаешь. Естественно, я не мог не задать себе 
такой же вопрос. Сироткин, как ты правильно заметила,  был, 
скорее всего, связующим, исполнительным звеном, так как это 
была именно афёра, а Нил не собирался в далёкие края. Тем 
более терять такого выгодного партнёра даже ради больших денег 
-  с Задией они бы заработали больше. Я проверил многих, кто 
близко – по работе, в быту, на отдыхе – соприкасался с ним, на 
предмет не только сходства с Сержем. Важно было узнать: ни 
уехал ли кто, ни исчез куда и так далее в этом роде. Все на 
месте... Конечно, мог кого-то пропустить, но логика  
подсказывает, что аферист или аферисты – люди посторонние для 
Кима Вагановича. Хоть он и помешался, но обидчика бы 
подсказал, это уж точно. И тут твой вопрос: почему выбрали 
именно Задию – становится актуальным, я бы сказал ключевым.
      - То есть Вы остановились на пороге разгадки этой 
истории. Но это сущностная сторона дела. Расскажите, что же 
установили по конкретным убийствам?
      - По результатам экспертиз оружия, гильз, следов и  
осмотра местности вырисовалась более или менее достоверная 
картина... Начну с начала. Кто-то не просто подкинул идею, а 
сумел убедить Задию в наличии “болотной” нефти. К этому 
приложила руку и мнимая англичанка Кира Буффорд, которую тоже 
ищем. Скорее, её роль даже решающая – кто усомниться в 
компетенции компании “Шелл”? Когда опьянённый любовью и 
близким богатством Задия  вручил приличную сумму зелёных 
владельцу нефтеносной земли (она была заранее приобретена 
подставной фирмой, что следует из договоров), он   узнаёт от 
Сироткина, что нефть - блеф, афера! 
	Эта сценка разыгралась в загородном доме, куда мы 
впоследствии прибыли. Зная горячий характер партнёра, Нил, 
вырвав из папки договор на куплю-продажу земли, бежит через 
окно. И правильно сделал, так как Задия побежал  за ружьём и 
устроил потом стрельбу. К тому времени, как Кима Вагановича 
поместили в больницу,  в город прибыла группа московских 
бандитов. Какова их основная цель посещения нашей провинции, 
сказать пока трудно. Однако два слова: нефть и спирт – их явно 
задержали. 
	- Спирт? – удивилась Аня пережёвывая кусок яблока. – С 
какой стороны он тут появился?
	- Это отдельная история, связанная с нашими народными 
умельцами. Я ей займусь позже в любом случае: самому 
интересно. Так вот, бандитами заправлял, по свидетельству деда 
Пантелея (тот занимательный старик, с которым мы вместе 
погибали на болотном островке) некий Жук. Сейчас его личность 
устанавливают московские коллеги. Как ему удалось узнать, что 
Задия занимался мифической нефтью, точно не известно (есть 
варианты, связанные, например, секретаршей), но Жук решил 
временно изъять больного из больницы и получить нужную 
информацию от него лично. 
	- Он собирался разговаривать с помешанным?
	- Да нет. Жук не поверил, очевидно, в болезнь Задии и 
оказался близок к истине: то ли кризис у Задии прошёл, то ли 
сумасшествие было инсценировкой – это уже не установишь. Во 
всяком случае, побывав в банде, Ким Ваганович вернулся в 
больницу, чтобы тут же её покинуть в здравом уме. А причиной 
такого резкого улучшения здоровья оказалась, как можно легко 
предположить, та же – нефть!
	- Это как? – даже перестала жевать Аня.
	- Как явствует из документов, найденных в джипе, 
вытащенном из злосчастного болота, Задия перепродал 
“нефтеносную” землю Жуку за кругленькую сумму баксов. Эта 
ловкая прокрутка, скорее всего, его и вылечила.  Очевидно, в 
момент сделки (правда, неясно, куда подевался Жук?) и 
произошла вся трагедия. Задия застрелил двоих бандитов, 
присовокупив к деньгам и договор. Его же самого убил из 
реликтовой винтовки времён первой мировой топинский бизнесмен 
Рохля, который оказался в том же самом месте и в то же время. 
Была это случайность или нет... не установлено, а только и 
Рохлю убили тут же, но из ружья, выкраденного у егеря Михеича. 
Кто замкнул эту роковую цепочку убийств –  предстоит 
разбираться. Подозреваем некоего Тофика, предположительно 
выкравшего ружьё у егеря в момент случайного, а может 
намеренного, посещения охотничьей заимки.
	- И как Вы догадались, что всё было именно так?
	- Во-первых, оружие преступления. Тот, последний в 
цепочке, загнал джип в болото, со всеми уликами, оружием в том 
числе: винтовкой, ружьём и пистолетом, - хотя деньги, 
очевидно, забрал с собой! Он надеялся, что в трясине всё и 
сгинет. Рохлинскую винтовку опознал Михеич, как и своё 
ружьишко. Во-вторых, обувь, что была на  людях в джипе. Следы 
на месте преступления с ней совпали. И ещё, что интересно. 
Рохлинские сапоги  отметились на болотном островке. Выходит, 
что этот крутой делец-провинциал положил на смерть двоих своих 
напарников, которые перед этим посягали на наши жизни. Сдаётся 
мне, что эти беспредельщики собирались  расстрелять нас в 
избушке, а потом сжечь, под идейным руководством Рохли. 
	- Извиняюсь, что перебиваю, а как установили 
беспредельщиков и их принадлежность к напарникам Рохли?
	- Это просто. Родственники заявили об их исчезновении. 
Жаль, что не сразу. Они же и рассказали, где ребятки работали 
и с кем. Кстати, основным промыслом Рохлиной бригады была 
рыба! Тут ещё тоже надо разбираться. Ужов коснулся этой темы, 
но поверхностно. Наверное посчитал её не заслуживающей 
внимания. 
	За окном совсем потемнело, в больничном коридоре суета и 
хождение поутихли – всё говорило о позднем времени. Медсёстры 
уже  знали, кто навещает “писательницу”, и тактично не 
тревожили своим вниманием. Поэтому Аня с Гордеем беседовали 
спокойно, сосредоточенно, и так увлеклись разговором, что 
времени не заметили. Мысли навязывались одна на одну, как 
ниточки в узорах, расшиваемых искусной мастерицей на полотне 
событий. И чем дольше шло время, тем чётче из узоров 
проглядывалась некая картина. Так затронули и Сироткина, 
неудавшееся на него покушение и загадочное исчезновение из 
морга. Вспомнив рассказ Ужова о его хождении в морг и к 
родителям Нила, Аня не удержалась и самозабвенно захохотала. 
	- Так убивали его или нет? – вытерла слёзы девушка.
	- Похоже нет, - сдерживал смех Гордей, - но спрятался он 
где-то основательно, а покушалась на него женщина. В этом я 
уже не сомневаюсь. Даже мотив понятен: попранная девичья 
гордость. Да, в последнее время товарищ увлекался девушками и 
не осторожно часто их менял!
	- А нефтяные дела с Задией? Почему не они причина 
посягательства на делягу?
	- Покушаться было некому, так как босс в это время в 
больнице сходил с ума, а деньги за землю достались той, 
подставной фирме. Если бы деньги были  у Сироткина, Задия 
повёл бы себя совсем по-иному... 
	Свет в комнате неожиданно погас и тут же появился снова. 
Гордей даже не успел среагировать на внезапную темноту, лишь 
вздрогнул, а Аня объяснила, что такие спонтанные отключения в 
больнице не редкость, очевидно из-за перегрузок электросети. 
Тут только оба заметили, что уже поздно и пора заканчивать. 
Расставание с девушкой для Сизова всегда проходило, как 
маленькое испытание: он опять начинал смущаться, не знал, как 
себя вести, что говорить. В общем, всё комкалось, и Гордей 
только в коридоре обретал обычное душевное равновесие. Аня же  
незаметно улыбалась и сверкала глазами, провожая 
неравнодушного капитана.
Часть 2. Глава 7. Психические проблемы.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось