Глава 6. Первые итоги.

	Совещание проходило суетливо, но с пользой. На Ляпово уже 
давно опустилась ночь. Светила луна, нахально заглядывая в 
распахнутое окно. А далёкие звёзды, казалось, заговорщицки 
подмигивали, прислушиваясь к бурным дебатам.
	Выслушав отчёт  зама Тихона Бедового и рядового Фильки 
Косого о первой попытке изучения родимого пятна, на предмет 
наличия буквенной графики, у потомка древнего княжеского рода 
Бедича Вакулы Ардалионовича, директор фирмы, Григорий Семёнович, 
нахмурился... Узкое лицо вместе с тонкой шеей вытянулись, а лоб 
покрыли глубокие борозды:
	- Неужто, ошибка в списке? Это может усложнить дело...
	- Да-а-а,  - протянул задумчиво Филька, - этот княжеский 
отрок-потомок уж очень отдалённо напоминает своё высокое 
происхождение: запуганный как хорёк в капкане, а вид, скорее, 
постаревшего импотента-кобеля у ног охочей молодой сучки! О 
посиневших ягодицах я уже не говорю: никакого благородства!
	- Закрадывается у меня, господа, подозрения, что не тот это 
Бедич. Уж своих-то сродственников, даже далёких, я нутром чую... 
А этот попахивает чем-то казённым, из мест не столь отдалённых.
	- ...не столь отдалённых? – нараспев переспросил главный. – 
Вы уточняли его инициалы?
	- Бедич Вакула Ардалионович... – повторил Филька, - Бабуля 
согласилась...
	- Бабуля... – подключился Тишка. – Так она ж может 
глуховатая? Не расслышала внятно, а, господа?
	- Дело в том, - подлил масло в разгорающийся огонь сомнений 
Григорий, - у бабки есть ещё родственник с такой же фамилией, а, 
возможно, и именем... Я вспомнил!
	- Что ж ты молчал, мыслитель травчатый, в смысле хреновый? – 
загорячился Филька. – Выходит - надо перепроверить инициалы 
отпрыска?
	- Завтра и займёмся, пока хорёк не сбежал в лес, - подытожил 
Тишка и поднял другой вопрос: - А теперь обсудим: что это за 
божье создание, опередивши нас, спасло нашего клиента от 
нужниковой болести. Говорят, в этом скромном городке имеется  
хранилище женской невинности, то есть божье заведение, именуемое  
монастырём?
	- Есть такое, - поддакнул глава фирмы, - но мне кажется, 
появление монашки – это чистое совпадение, на которое не стоит 
тратить драгоценное время.
	- Совпадение вещь коварная, - тут же подхватил Филька. – 
Совпало как-то у моего дядьки Мефодия два важных события: день 
рождения кумы Пульхерии и случка коровы Муськи с бычком-
производителем. Процесс начался с утра. Накинув на рога Муськи 
крепкую верёвочную петлю, Мефодий отправился исправлять дела. 
Проходя мимо кумы, почуял аппетитные запахи, витающие над её 
кухней, не удержался и зашёл поздравить родственницу. Положенного 
времени, назначенного на полдень дожидаться не стал. Чтобы 
исключить недоразумения, корову привязал к плетню... Кума была 
хлебосольная, приветливая – угостила кума как положено, да ещё и 
напомнила, чтобы пришёл на праздничный обед! Когда дегустация 
пития и кушанья была закончена, повеселевшие родственники вышли 
во двор. Пульхерия так и замерла в дверях с немым изумлением – 
солидной части плетня как не бывало! Что тут был за крик!... 
Очумевший Мефодий кинулся сломя голову искать корову. Только к 
вечеру, обойдя село вдоль и поперёк, обрыскав окрестности, нашёл 
Муську на соседней ферме в стойле с молодым бычком, по кличке 
Неутомимый. Корова, мотая привязанным куском плетня, призывно 
ревела и прыгала на бедного самца, который еле успевал от неё 
увёртываться. Вот так, бывает...
	- Поучительно, - согласился Григорий Семёнович, а Тишка 
оживлённо продолжил совещание:
      - Предлагаю этот курьёз, навеянный божьей служительницей, 
взять на заметку и двинуться дальше, собственно сдвинуться с 
места. Мы с Филей уже засветились, посему для уточнения личности 
хорька (так окрестили Вакулу- Хлыста) придётся Вам, господин 
директор, отправиться самому к незабвенной старушенции Степаниде! 
- А мы будем страховать... на всякий не предвиденный... –
лукаво моргнул Филька.
	Гришка для солидности надул впалые щёки, нахмурил лоб, потёр 
виски и... согласился.

	...На следующее утро, после бессонной ночи, Хлыст уже с 
опаской приблизился к колодцу. В этот раз сны – ни плохие, ни 
хорошие – не снились. Зато в голову лезла всякая бредовая 
дребедень, начиная от больничных палат с кровожадным 
медперсоналом, который то намеревался его резать, то  колоть – и 
заканчивая волнующими воспоминаниями о сторожевых собаках, так и 
норовящих хапнуть авторитета за многострадальную ягодицу!
	Кряхтя и тихо поругиваясь, бандит кое-как умылся у ржавого 
умывальника  и отправился завтракать. Когда Степанида подала 
крепко заваренный чай, заодно делясь сплетнями, услышанными с 
утра от соседки Аглаи, в калитку настойчиво постучали:
	- Есть кто в доме? -  донёсся натужный крик с улицы.
	- Опять кому-то приспичило! – по-волчьи завертел глазами 
Вакула- Хлыст, напрягшись и покривившись от занывшей задницы.
	- Чай в городе живём, с людьми... – успокоила его бабуля и, 
шепча что-то под нос, направилась во двор. 
	Хлыст же быстро вылез из-за стола и бегом, насколько 
позволяли неповоротливые ноги, кинулся в спальню. Торопливо 
разыскал в сумке кастет, доставшийся ещё от деда-вояки, и 
заспешил в зал к окну.
	“Если опять ко мне, то надо сматываться! Но... попробую, 
если повезёт, кое-что выведать”,  – без всякого конкретного плана 
действий, скорее интуитивно, решил бандит. С оружием он 
почувствовал себя увереннее.
	Возле калитки поджидал хозяйку долговязый, невзрачный 
мужчина в некоей форменной одежде. Потом только Хлыст сообразил, 
что это был костюм вахтёра, причём  второсортного ресторана.
	Тем временем Степанида уже беседовала с гостем:
	- Чем обязана, мил гражданин начальник? -  уважительно 
вопрошала бабуля, рассматривая странный мундир мужчины (всех, кто 
носил форменную одежду, Степанида принимала за начальников).
	Директор фирмы приосанился и важно начал разговор:
	- Разрешите представиться: ответственный работник 
паспортного стола Григорий Семёнович!
	- Степанида, я, Онуфриевна... – опасливо ответила старушка.
	- Я уполномочен проверить паспортный режим в вашем частном 
строении: предписано уточнить количество проживающих и 
прописанных...
	Чтобы у хозяйки не возникло лишних сомнений, Григорий 
предъявил  диплом об окончании культпросвет училища. Гербовая 
книжка произвела должное впечатление, и ошеломлённая 
подслеповатая старушка пригласила начальника в дом. 
	- Живу я одна, - по дороге рассказывала Степанида. – 
Племянник вот приехал погостить, Вакула Аркадьевич Бедич. 
Документы у него в порядке, а как же... – рассуждала хозяйка.
	- А отчество... повторите, пожалуйста, - напряг внимание 
Гришка.
	- Аркадьевич... 
	- А Ардалионович кто? – даже выгнулся в недоумении директор 
фирмы.
	- Есть такой, есть, - возбуждённо затараторила старушка, 
пытаясь скрыть смущение от того, что и сама путалась с этими 
Вакулами. – И Вакулой зовут. Да только давно про него не слыхать, 
и живёт он в областном центре, Облыгорске!
	Последнее сообщение как-то сняло с начальника налёт 
официальности, и его интерес к соблюдению паспортного режима явно 
спал. Однако доигрывать комедию нужно было до конца. Тем более из 
открытой двери дома исходил аппетитный  запах чая, и Гришка 
понадеялся, что слегка напуганная старушка угостит на дармовщину 
официальное государственное лицо. Но, как говорится в мудрых 
народных поговорках, дармовщина часто больно бьёт по голове, как 
в мышеловке.
	Не успел Гришка всунуть в проём двери свою удлинённую шею с 
дынеобразной головой как на неё, в районе темечка, обрушилось 
что-то уж очень тяжёлое! Не ойкнув, только уловив искрение в 
глазах, начальник бревном повалился на пол...

	- Что-то Мыслителя долго нет? Не закрадывается у тебя такая 
паршивенькая мыслишка? – озабоченно переминал Филька зубами 
жвачку, найденную в кармане брюк.
	- Подозрительно, подозрительно... – нахмурил брови Тихон. – 
Ждём минут пять, и принимаем меры.
	Директор фирмы не появился и через пять, и через десять 
минут... В бабкином дворе стояла гробовая тишина. Только у 
соседки недовольно кудахтали куры, да надрывался периодически 
петух.	
	- Всё, - решительно поправил пиджак Тишка, - была не была - 
идём!
	Дружки решительно вышли из убежища - густых кустов на стыке 
двух усадеб, и, помогая друг другу, перемахнули через забор. 
Крадучись поднялись на крыльцо и, осторожно открыв двери, вошли в 
дом. То, что увидели, откровенно поразило и даже возмутило... 
	В зале, на полу, с тряпкой во рту извивался и мычал главный 
фирмач. Из кладовки, закрытой на крючок, доносились всхлипывания.
	
	- Вот тебе и хорёк! – изрёк Филька, наклонившись к Гришке. – 
Мог ведь и убить!
	- Иди - открой кладовку, а я развяжу Мыслителя, - 
распорядился Тишка. – А хорёк уже наверняка в лесу.
	Вскоре освобождённый от пут и кляпа бледный Гришка оторопело 
сидел на стуле и,  постанывая, робко трогал  затылок, а 
причитающая, заплаканная Степанида растерянно крестилась. Дружки 
начали выяснение происшедшего. 
      С первой попытки от Гришки ничего вразумительного добиться 
не удалось: он никак не приходил  в себя. Из путаного рассказа 
бабули установили, что обозлённый племянник, коварно обездвижил 
“начальника”, а её запер в кладовке с угрозой спалить дом в 
случае неповиновения. Наказал, во избежание неприятностей, никуда 
не заявлять и помалкивать об исчезновении родственника.
	Когда же Григорий обрёл дар внятно говорить и мыслить, то 
выяснилось, что хорёк пытал его с пристрастием на предмет: чем 
вызвано повышенное внимание к особе Вакулы Ардалионовича а, 
точнее, к его заднице? Директор клялся и божился, что стойко 
перенёс истязания и не раскрыл тайну. Свои клятвы он произносил 
так проникновенно и чистосердечно, что у Тишки закрались сомнения 
в их искренности. Но подозрениями делиться не стал...
	Угостившись чаем, фирмачи выведали адрес облыгорского Вакулы 
Ардалионовича и пообещали расстроенной Степаниде не поднимать 
шума по поводу агрессивного племянника. Тепло, даже где-то 
трогательно, простившись, отправились в Гришкин дом.
Глава 7. Бомж.
Возврат к оглавлению.
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш e-mail не будет опубликован.

 символов осталось