Глава 5. Свободное падение.

	День  выдался  ветреный  и  холодный.  По  небу,  обгоняя друг  
друга, стремительно  неслись  рваные,  грязные  облака. Срывался  
дождь. Намокшие еврокрыши хмуро выглядывали из-за деревьев, 
раскачивающихся недовольно, натужно. Вокруг было сыро, зябко  и  
неуютно. Природа  словно  приуныла. 
	Борю оставили ждать  на  “девятке”  в  небольшом  заросшем  
садике. В намеченном Виктором месте перемахнули через забор, и с 
чёрного хода проникли в дом...

	Напарников Костя  представил по кличкам:  Акула  и  Бич.  
Обоим  было  за  тридцать.  Одеты в серые  ветровки  и  такого  же  
цвета  джинсы, на головах спортивные  шапочки; на лицах - темные  
очки, на  ногах - кроссовки.   Такая “экипировка” придавала  
нейтральный,  незапоминающийся  вид. Для  драгоценностей Акула 
прихватил компактную спортивную  сумку. Свои инструменты Бич -  
специалист  по  сейфам - носил  в  специальном внутреннем  кармане.
	На вид Акула выглядел крепче и выше  Бича. Его  Костя  
назначил  старшим  в  группе.
	-  Не  обижайся,  но  в  этих  делах кореш собаку  съел.  
Поэтому  слушайся  его, -  наставлял Костя,  видя недоумение  
Виктора по  поводу  старшинства. - И не забудь одежду уничтожить, 
потом...

	В доме Акула  на миг остановился, воровато оглянулся...  Затем  
раскрыл  сумку, достал  пистолет  с  коротким глушителем и 
привычным движением засунул  его за пояс. Появление оружия вызвало 
дрожь в теле у Виктора:
	-  А  это  зачем?  По-моему, стрелять - тут не придётся!
	-  На  всякий  случай... А они бывают разные, -  криво  
усмехнулся  старший группы  и  тут  же карикатурно пропел. - 
Отставить  разговоры, вперед и вверх, а там... Веди к схованке...
	Когда вошли в дом Оксаны,  Виктор сразу же почувствовал  
тревогу. На  душе  стало неуютно, противно,  как  тогда... после 
выпускного банкета.  Пистолет  в  руках  Акулы стал холодным душем 
на разгорячённую голову. Он  вдруг ясно  и  отчетливо осознал,  на  
что  идет и кто его “соратники”. “Может  остановиться?...  Но как? 
Всё  уже  закрутилось,  курок  взведен. И  потом,  как  же  мечты  
о настоящей жизни?  В этой  стране  честно  не  заработаешь, – 
молнией  мелькали  мысли. -  Успокойся! Отбрось ненужные  сомнения:  
раз уж выбрал  этот  путь  -  иди  до  конца! -  настраивал себя 
Виктор, подводя  подельников  к  заветной  кладовке.
	Тайник нашли быстро  и  Бич, по-хозяйски разложив свой 
инструмент на полу, приступил  к  работе.
      - Знакомый  сейфик, - довольно бубнил он. - Я  бы  на  месте  
хозяина приобрел  что-нибудь  поновее.  И  сигнализации  нет...  
Видно  лох  был  в  себе  уверен, -  хмыкал спец.
	Но  с  сейфом  пришлось повозиться.  Виктор,  поглядывая  на  
часы,  начинал  нервничать.  Акула  же  был  спокоен  и  
сосредоточен.
	Наконец,  сейф приветливо щелкнул! Бич расплылся в довольной 
улыбке, торжественно крутанул ручки и открыл дверцу...  Да! Золота  
и  драгоценностей  тут  уже было  немало,  даже  по  меркам  
Виктора. Они с  Бичом восхищёно  смотрели, как  Акула уверенно и 
сноровисто перекладывал это  богатство  в  сумку.
	Кладовка  находилась  под  лестницей, в  прихожей, на  первом  
этаже.  Справа  и  слева  -  жилые  комнаты,  что  изолировало  
помещение  от внешних звуков. Увлеченные  “делом”  подельники  не  
заметили,  как  открылась  входная  дверь  и в  нее  вошла  Оксана 
с девочкой на руках. Обернувшись,  она замерла в  недоумении - под  
лестницей  стоял Виктор  с  каким-то  незнакомым  мужчиной!
      -  Витя, ты!? -  с широко  открытыми  глазами  воскликнула  
Оксана.
      При этом, выражение её лица менялось от  радостного, 
удивленного, до накрывающегося тенью смутной, страшной  догадки.
	Дальнейшее  произошло   мгновенно!  Услышав  женский  голос,  
Акула  оставил  сумку и выглянул из-под лестницы.  Быстро  оценив  
ситуацию, неуловимым  движением выхватил пистолет и -  выстрелил 
несколько  раз   в  Оксану  затем... в Анжелу! Выстрелы  прозвучали  
глухо,  сухими  щелчками.
	Девочка ойкнула и неестественно откинула назад свою кудрявую 
головку. Не  выпуская  из  рук  дочь,  с глазами, в которых 
изумление и ужас сменялись на мутную поволоку смерти, женщина 
медленно опустилась  на  пол и распласталась,  неловко  подогнув  
ноги. Девочка осталась в руках... Изо  рта  тонкой струйкой  
потекла  кровь...
	Виктор,  увидев Оксану, оцепенел от неожиданности, а выстрелы 
повергли его в шок!
	-  Ты,  что  сделал? -  прохрипел  он,  чувствуя,  как  в  
голове  зашумело  от  нахлынувшей  крови,  а  руки  и  ноги 
занемели.
	-  Спокойно! - бесстрастно ответил Акула, прислушиваясь. -  
Похоже,  больше  никого  нет...  Быстро  сматываемся!  А  ты,  
брат,  привыкай. 
      - Девочку-то  зачем? -  пошатнувшись, выдавил  трясущимися  
губами  Виктор.
-	А  ты  хотел,  чтобы  она  крик  подняла?  Пошевеливайся!
      Дальнейшее  помнил  смутно:  перемахнули,  помогая  друг 
другу,  через  забор; неторопливо, постоянно оглядываясь,  подошли  
к  “девятке” и  через  узкий проулок  выехали  на  трассу.  
Подожжённый вместе с одеждой автомобиль бросили в  одной  из  
посадок.  До  города  добирались  пешком. В  условленном  месте на 
окраине города их ждал Костя на “БМВ”. На  дачу  прибыли все 
вместе. 

	В  этот  вечер  Виктор  домой  не  поехал. Ему  остро 
захотелось  напиться, забыться, уйти от себя! Перед  взором  
неумолимо  стояла  картина:  глаза  Оксаны,  полные ужаса и 
невысказанных слов: ”Ну,  зачем  же  так...”, -  и откинувшаяся 
головка  мертвой  Анжелы...
      -  Да  не  переживай  ты так, -  наливая водки в  хрустальную  
рюмку, участливо хлопал по  плечу  Костя. -  Это  первый  раз 
муторно,  а  потом  пройдет. В  нашем  деле  без мокрухи редко 
обходится, -  философствовал друг. -  Случается  и  хуже:  а  если  
бы с ними был ещё кто? В целом,  все  прошло  штатно, нормально.  
Следов  и  свидетелей Акула  не  оставляет.  Переждём  маленько  и  
будем  работать  дальше. А  твоя  доля -  я  уже  прикинул -  
столько “зелени”, что в своем  замызганном  институте  ты  и  за  
десять  лет  не  заработаешь! А  баб  у  тебя  еще будет  море,  да  
каких! Пальчики  оближешь!
	Виктор с  налившимися  кровью  глазами хмуро слушал  Костю и 
опорожнял  рюмки, не  закусывая.  Постепенно  хмель  делал  свое:  
боль  в  голове  и  сердце  притуплялась,  мысли  собирались  в 
один  клубок.  И, казалось, он уже ни  о  чем  не  думал, а только 
рассеянно  слушал дружка. В душе что-то  твердело, грубело, 
рубцевалось и холодело... Откуда-то наваливалась  обида  и  злость!  
на  всё  и  ко  всему:  к  жизни,  к  людям  и ... к самому  себе.
	- ...Ещё пару таких дел, - уже издалека неслись слова, - 
прибарахлишься,  на курорты махнёшь...
	“Гори  оно  все  пропадом...”, -  сверкнуло  последнее,  когда  
окончательно  пьяный, Виктор ничком распластался на  просторном 
итальянском диване...
      -  Пусть  тут  спит, -  сказал  Костя  дружкам,  когда  те  
предложили перенести  пьяного подельника  в  спальню. – Непривыкший 
ещё, отдохнуть ему надо...
      - И то правда, - хмыкнул Бич.
      - Тогда по стопарю, да в картишки! –  оживился, потирая 
ладони, Акула.
      - Наливай! –  не возражала  компания.
      Освободив на столе место для игры,  продолжили  до  утра 
обмывать  удачу.
	За  окном  накрапывал  мелкий  дождь,  выстукивая  на  стекле  
свою  неторопливую, печальную мелодию. Деревья качались  понурыми 
серыми громадами.  Капли  дождя,  стекая  по  их  стволам,  веткам 
и  листьям, поблескивали  при  свете  уличных  фонарей и  
напоминали  человеческие  слезы.  
Глава 6.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось