Глава 4. Про Стеньку-дельца.


      К следующему утру тяжко царю... В голове гудит, в пятке 
скребёт, в брюхе нудит, катится пот. Мамка квасом утоляет, и 
компрессы прикладает. А тут ещё и ТимОн разводит трезвон: народ и 
царственный бомонд прознали аховый ремонт и что в сияющий 
дворец, вложился Стенька, как делец! Растёт его влияние, в народе 
понимание. А ведь скоро на носу выборы в парламент! Ежли он 
пройдёт, стервец, подорвёт фундамент царской сильной власти. Как 
же быть и как уйти от такой напАсти?

В холке грохает пальбой
С этой клятою гульбой -
Царь головкою мотает
И ТимОна распекает:
 - Чтоб до утренней зари,
Как ты мне ни говори,
Но про Стеньку должен я
Государству пользы для
Позабыть как конкурента
С сего судного момента!

Чай хватаешь суть проблем,
Колобок слюнявый?
Не исполнишь – лично съем,
Сходу, без приправы.
Впрочем, лучше загоню
К северным широтам,
Белых мишек накормлю
Круглым идиотом.


****
Пригорюнился Тимон...
Задним местом чует он
Северные бури.
Знает думщик, у царя
Хватит лютой дури -
Пристрелить, как глухаря!
Но...
Как извилины ни мял –
Ни на грош не нагадал...

“Эх, судьбинушка-судьба!” –
Горько он вздыхает...
И тут чудо - вот она!
Думца обнимает:
- Я, хоть, старая судьбина,
Но в тревожную годину,
Завсегда помочь смогу,
Лишь бы млАдую-красотку,
Вашу новую судьбу,
Извести, как пьяный водку.
Это ж всё она! Она!
Стеньку в люди подняла,
Развела кругом базар,
Где снимается навар.
Парит без зазрения
Странные сношения – 
Всех и всяких выбирать,
Дюмократию внедрять,
Замахнулась на царя!... 

Тут судьба угомонилась,
В потолок перекрестилась
И вздохнула, говоря:
Ты сходи к моей сестре,
Тёмновидящей Яге...

Тимон с радости вскочил,
А судьбы и след простыл.

***
И ведёт его туда,
Во лесок с пеньками,
Где пожухла лебеда
И цветёт кусками
Приболотная вода.

А Яга-то в суете,
Колдовской, туманной:
То взлетает на метле,
А то тянется к земле
Думою обманной.

А избушка одряхлела,
Вытянула ноги -
На пенёк гнилой присела,
Дремлет понемногу...

Видит баба – думщик катит
Через буреломы.
“Эт, с какой он лезет стати
Во мои хоромы?”
Только Баба заскрипела
Шариком в затылке,
Видит – что-то заблестело
На лесной тропинке.
Баба зенки протирает,
Тут и ТИмон выпирает
Брюхом из-за ели,
Бабу оком озирает,
Дышит еле-еле...

Баба в тягости присела
И как чайник запыхтела:

- Наконец-то узнаю,
В моём яговом краю,
Царского служаку.
Токи, вот, не догоню –
Чем нагнал ты стать свою,
Жрёшь какую бяку?
Это ж надо умудриться
С таким шиком округлиться!
Я такого колобка
Век не видела пока.

Тут Тимоха отдышался,
Низом выгнулся в бугор,
Принял бабушкин укор
И в свои дела подался.
- Ты, Ягушка, помоги
Уклониться от пурги.
Я ж для старенькой судьбы,
Для твоей сестрёнки,
Всем базарам и судам
Жару банного поддам,
Выдерну ножонки!

А парламентариев
Отправлю в пролетарии:
Пусть узнают крикуны
Где и как берутся 
Меди, стали, чугуны,
Куры как несутся...

И тебя не обойду
Милостью царёвой:
Поросёнка приведу,
Наделю коровой.
Будет мясо, молоко –
Что старухе надо?
И ходить не далеко,
И в мозгах порядок...

Баба ручки заломила,
И ТимОна перебила:
- Вижу, кругленький милок,
У тебя того, чуток,
С головёнкою прорехи -
Ты ещё мне про орехи
И бананы наплети,
Хоты-доги прилепи.
Ты чево, клубок дырявый,
Сумлеваешься во мне?
В моей прыти и уме?
Хошь покрыть дурною славой!
Чтоб последний упырёнок
Пальцем тыкал в мою стать,
Мол, совсем зачахла мать
Среди елей и сосёнок.
Мол, не в состоянии
Кормиться без внимания.
Гадишь мой авторитет,
Я ж его за стоки лет
Тяжко укрепляла,
Скольких молодцев, девиц
В гадости толкала...

Баба вымокла слезой,
Высморкалась в тряпку,
Нос набила крапивой
И чихнула, крякнув.

Тут, Тимон, катнувшись ниц,
Кинулся в прощенье,
Мол, среди царёвых лиц
Отупел в мышленье...

Баба разом остудилась,
За метлу, было, схватилась,
Но раздумала лететь,
Уцепилася за плеть,
В нос ругнулась тихим матом
И Тимону, будто брату,
Всё же выдала совет:
Как с умом и без обмана
Извести к утру Степана,
И царю принесть ответ.

После баба застеснялась,
Потупила глазки,
Даже чуть затрепыхалась,
Завздыхавши тяжко:

- И не надо молока,
Мяса, ананасов.
Счёт откроешь на меня
С дюжиною баксов,
В банке царском Капитал,
Чтоб никто не обобрал.
И процент достойный -
Не заупокойный.
Я на этом депозите
Без скотины буду сыта.

- Эт, для нас плевок-пустяк, –
Вздыбился Тимоха. 
- Сих бумажек как-никак,
Что того гороха!

Думщик снова округлился, 
Дажеть с бабой не простился -
Покатился во дворец, 
Там заждался царь-отец.
Глава 5.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось