Глава 4. Новое покушение.

      В этот день, к вечеру, наконец-то собрались  в кабинете 
Сизова, чтобы обсудить ход расследования, обменяться 
новостями, наметить планы на дальнейшее. Пока следователи, 
Бытин и Ужов, усаживались и просматривали свои бумаги, Гордей 
звонил в психиатрическую   больницу. Трубку взяла Лиза 
Тимофеевна. Хотя Сизов встречался с ней один раз, но голос 
узнал. Обменявшись приветствиями, спросил:
      - Меня интересует такой вопрос: не сбегали ли у вас в 
последнее время больные?
      - Нет, конечно! – уверенно рапортовала медсестра. – У нас 
все больные присмотрены и надёжно изолированы. Если бы такое 
случилось, мы бы обязательно известили милицию...
      - Тогда другой вопрос: существует ли у вас практика 
выписки больных не долечившихся, но не буйных, по причине 
недостатка средств для содержания?
      Голос в трубке ответил не сразу, капитану даже 
показалось, что он чувствует  процесс осмысления вопроса на том 
конце провода.  
      - ...Когда-то практиковали, но сейчас, слава Богу, 
финансирование улучшилось, хотя до нужного уровня, надо 
отметить, ещё далеко, поэтому... нет таких случаев, - уверенно 
закончила Лиза Тимофеевна.
      В последней фразе Гордей уловил натянутость, какую-то 
показную уверенность. И это оставила неприятный осадок. “Всё-
таки надо бы проверить это нервенное заведение”.  С этой 
мыслью открыл совещание.
      Сначала решил выслушать коллег, и первым слово 
предоставил Егору Ужову, тем более, что он занимался Задией. 
Выглядел Егор уставшим и вялым. Он всё никак не мог 
разобраться со своими записями, чем вызвал недовольство 
Бытина. 
      - Нельзя ли побыстрее, конец рабочего дня всё-таки...
      Егор только нахмурился и, наконец, начал...
      Несмотря на то что Сизов предоставил все материалы по 
Задии, имеющиеся на данный момент, и возможные версии его 
умопомрачения, Егор всё же решил уточнить кое-какие детали. 
Для чего посетил жену зама мэра, Пульхерию Прокловну.  
      Женщина переживала очередной стресс, вызванный 
исчезновением мужа. К тому же сидела на чемоданах и никак не 
могла определиться с направлением дальнейших действий. Дело в 
том, что уже приходили судебные исполнители и надежд на 
улаживание ситуации практически не было. Для неё единственным 
местом отступления становилась родная Украина, родовое село на 
Полтавщине и старенькая мать в доме под соломенной крышей. 
      Приход следователя оживил, возникла даже некоторая 
надежда. Однако, узнав, что супруга только ищут, сникла... не 
надолго. 
	- Видела я её, стерву заморскую, когда в банк ходила! – 
вдруг распалилась Прокловна. – Опять тут шастает. Сдаётся мне, 
что снова приложила она свою поганую руку к мужу моему, 
Кимушке.
	- Вы не торопитесь, - сдерживаясь, притормозил женщину 
Егор. – О ком Вы говорите?
	- Как о ком? Разве Вы не знаете? Вам эту английскую 
потаскуху, Киру Бутафорд  давно пора найти и к ответу 
призвать. Человека она похитила! Это же надо такое в наше 
время демократическое! Я бы её сама схватила, да... не успела, 
- огорчилась Пульхерия. – Молодая она, быстрая...
	- То есть Вы считаете, что к исчезновению вашего мужа 
причастна  Кира... Буффорд, - сделал отметку в блокноте Егор, 
-  которая...
	- ...которую подсунули моему мужу какие-то аферисты, с 
целью выманить деньги и немалые, заметьте! А теперь, когда им 
не удалась эта комбинация, так они его просто выкрали. Я не 
удивлюсь, если мне не сегодня-завтра позвонят и затребуют 
выкуп.
	В этом месте женщина запнулась и искренне всплакнула.
	- Извините, но, как же Вы узнали Киру, если, по моим 
сведениям, Вы её никогда не видели? – изумился Ужов.
	- Это мне Фаина подсказала: она там тоже была, в это же 
время, со своим новым хозяином. Да, вот такое совпадение, - 
пояснила Прокловна. – Бог он всё видит и не даром сводит! А 
Фаина, коварная девка, видать неплохо пристроилась: с богатым 
мужиком под ручку по банкам шастает! - опять возмутилась 
чувствительная женщина.  
      Она неожиданно сникла, и дальнейший разговор для 
следователя потерял всякий смысл, так как Пульхерия Прокловна 
поминала только ненавистную совратительницу и наводчицу и 
требовала её немедленной поимки.

	- Да, эту роковую любовницу не мешало бы найти, - вставил 
Бытин. – То что она в городе, если Фаина не ошиблась,  – даёт 
нам такой шанс.
	На что Ужов заметил:
	- Поговорить с бывшей любовницей Задии, конечно, не 
помешало бы. Но мне кажется, что здесь больше ревности жены, 
чем вины этой Киры, да и служанка могла подкузьмить бывшую 
хозяйку.
	- Кто его знает? – заглядывая в свои записи, протянул 
Гордей. – Пульхерия Прокловна не в лучшем сейчас положении и 
чувства расстроены, но поискать сию девицу вольного или 
невольного поведения не помешает... Составь-ка, Егор, её 
фоторобот и раздай охране банков. Очевидно, она навещает 
финансовые учреждения... Что у тебя ещё?
	- Пытался поговорить с секретаршей мэрии Натальей 
Игоревной Гроссман. Ничего примечательного она не сообщила. 
Впрочем, это и понятно...
	Здесь Ужов не сказал, как он установил фамилию 
секретарши, а именно: по табличке, висевшей в приёмной. 
Уточнять у самой девушки не стал.
	- А у меня есть сведения, что к ней заглядывают иногда 
подозрительные типы и что штучка она не простая: видели не раз 
в нашем самом фешенебельном ресторане “Орхидея”...  – будто 
невзначай вставил Аксён.
	- И что с этого? В приёмной мэрии кто только не бывает! – 
отпарировал Егор. - А в ресторан ходить не грех.
	- Смотря с кем, - гнул своё сержант. – Мне сообщила одна 
женщина, тучная такая, что видела секретаршу в указанном 
ресторане с парнем, который дважды посещал приёмную...
	- Описание парня снял? – поинтересовался Гордей.
	- Обязательно. Высокий, смазливый, с роскошной 
шевелюрой...
	- Постой, постой... Где-то у меня тут есть словесные 
портреты московских визитёров, похищавших деда Пантелея... – 
Сизов стал листать свой рабочий блокнот. – Вот, есть похожий. 
Правда, дед окрестил его “патлатым красавцом”. 
	- Вы хотите сказать... – с недоумением начал Егор.
	- ...что эту секретаршу надо лучше проработать, - прервал 
Гордей. – Выявленное сходство может оказаться случайным, но в 
нашем деле проверять нужно всё, вызывающее подозрения, как вы, 
братья во Христе, понимаете не хуже меня. Кроме того, такая уж 
должность у этих девочек: знать о своём начальстве больше, чем 
это полагается по штату. Значит, при должном подходе у Наташи 
можно много чего выведать.
	Ужов недовольно замялся: он чувствовал себя не в своей 
тарелке. В последнее время, стремительно поднимаясь по 
карьерной лестнице, он в любом розыскном деле привык считать 
себя, если не главным, то основным, к которому прислушиваются. 
Сейчас же его подлавливали на недоработках, как “желторотого” 
новичка, которым себя уже не считал. На психику также давило 
его неожиданные деловые отношения с этим монстром – так его 
мысленно назвал – главврачом Пёсиным. Егор уже был не рад этой 
связи и тому, в общем-то безобидному поручению. Но Лев 
Борисович подавлял своей убийственной логикой, а, главное, 
финансовыми презентами, от которых отказаться не было сил. 
Возможность зарабатывать быстро, легко, без особых усилий 
сбивала с рабочего ритма и сбавляла прежний энтузиазм.
	На секретарше Ужов и закончил свой доклад. Сошлись на 
том, что нужно поработать в банках, вернее с их охраной, 
используя фоторобот англичанки; пообщаться теснее с Наташей и  
обратиться за помощью к кавказским коллегам на предмет поисков 
родственников Задии.  Вполне может оказаться, что зам мэра 
попивает какое-нибудь “Хачапури” в кругу радушной родни, и в 
ус не дует! 
	Подошла очередь отчитываться Бытину. Только он начал 
повествование про посещение особняка Сироткина, как зазвонил 
телефон. Звонил Пужаный.
	- Пока не знаю, имеет это отношение к твоему делу или 
нет, но на всякий случай сообщаю: к нам поступило заявление от 
гражданки Рохли Матрёны Федосеевны, проживающей в городке 
Топинске, что пропал её муж, Рохля Даниил Степанович. В этом 
городке он считается крупным бизнесменом. Однако, мне уже 
доложили, что бизнес  этот не совсем светлый... Так-то... 
Пошесть у нас пошла странная: не успеем одного найти, другой 
пропадает.
	В трубке послышалось недовольное сопение. Гордей не 
просто слушал начальника, а делал пометки в блокноте.
	- Кто будет заниматься... Рохлей?... – спросил он.
	- Ещё не определился – хоть самому запрягайся! – и трубку 
положили.
	Прозвучавшая фамилия насторожила и оживила заскучавшего 
Бытина. Он лихорадочно порылся в своих бумагах и попросил 
уточнить инициалы. 
	- Верно! – обрадовано сообщил он. – Рохля Даниил 
Степанович, владелец охотничьего бизнеса в наших топинских 
лесах, за которым присматривает некий егерь Михеич. На этой 
заимке как раз совместно развлекались Сироткин с Задией... И 
как мне удалось установить, этот егерь -  хитромордый, надо 
отметить, мужик – наладил торговлю зверьём, отстреленным 
разумеется. Просматриваются здесь не лады с законом, поскольку 
осуществляет он этот процесс скрытно, я бы сказал, тайно.
	Тут Аксён коротко рассказал, что подсмотрел в лесу возле 
дома егеря. Слушая сержанта, Гордей вспомнил, как дед Пантелей 
упоминал неких лихих людей, промышляющих охотой и рыбалкой. 
Когда Бытин закончил, Сизов сказал с грустной усмешкой:
	- Мирон Миронович как в воду глядел: похоже, в нашем деле 
появился новый фигурант, и Рохля наш клиент. Надо бы 
обрадовать, в кавычках разумеется, начальника.
	Сизов не стал откладывать и набрал номер телефона. Но 
Пужаного уже не было на месте. 
	- Михеич проговорился, хотя и туманно, - продолжил 
сержант, - что на днях, то есть уже после исчезновения из 
морга, Сироткин был на заимке и общался с хозяином. 
Получается, что искать нужно их обоих. 
      - Да... – вновь задумался Гордей, - как бы ещё трупов не 
добавилось. Что у нас с женщинами Нила Захаровича?
      - В основном, это были случайные связи, поэтому 
установить конкретных личностей пока не удалось. Больше всех 
на одной, надо сказать плохонькой, даче жила некая блондинка, 
но ни имени, ни координат узнать не удалось...
      - Блондинка?... –  насторожился Гордей, потёр лоб и, 
обернувшись к Ужову, сказал:
      - Отложи пока всё и займись Рохлей. Наведаешься в Топинск 
к жене... Заодно разузнаешь про его деловые достижения.

	Выслушав коллег, Сизов коротко поделился своими 
находками. Необходимость “отлова” дикаря-лешего уже не 
вызывала сомнений. Ему вдруг стало казаться, что любое 
происшествие в их губернии обязательно связано с делом Задии.  
Не покидало и ощущение, что леший кого-то напоминает. О том, 
что появилось подозрение на участие в лесной трагедии 
четвертого фигуранта, говорить не стал: решил ещё подумать. А 
вот о покушении на себя, при котором пострадала и Аня, решил 
поговорить подробнее. 
	Коллеги были поражены этой новостью, особенно Ужов. Он 
сразу же высказал версию, которая совпадала с той, о которой 
подумывал и Гордей.
	- Нежеланный свидетель Вы, Гордей Никодимович. Наверняка, 
за Вами охотятся болотные поджигатели. Там не добили...
	- Обожди-ка, - остановил Егора Сизов. – Хорошо, что 
напомнил: надо позвонить в лабораторию экспертам узнать насчёт 
гильз... – И энергично стал набирать номер телефона. Ответили 
сразу, словно ждали звонка: гильзы принадлежали одному и тому 
же оружию, предположительно, винтовке образца первой мировой.
	- Не удивительно, - опять высказался Ужов, - по нашим 
краям прокатились обе мировые, так что наткнуться, скажем в 
лесу, на какой-нибудь образец оружия вполне вероятно, а найти 
затем его обладателя ... гиблое дело.
	Потом к обсуждению подключился  Бытин, а Гордей, 
внимательно слушая сержанта, невольно продолжал анализировать. 
Для него очевидным становился факт, что охотничьи ружья, из 
которых палили на болотном островке, и это винтовка – одного 
поля ягоды. Вот только четвёртый участник топинской трагедии и 
найденная в последний приезд на обгоревшей сосне дробь – 
ставили новые загадки.
	- Надо поработать с Михеичем, - остановил дискуссию 
Сизов. – В частности, взять на экспертизу его ружья и дробь и 
установить наблюдение. Так что, Аксён, продолжишь общение со 
звероводом. Отловить лешего поручим ребятам из “Кобры”, а 
насчёт покушения на мою личность... надо обмозговать. Кое-
какие намётки есть.

      Опять возвращался домой поздно. Попытался отвлечься от 
“рабочих” дум и сосредоточился на своём последнем посещении 
больницы. Девушка готовилась к выписке и встретила своего 
покровителя, искрясь энергией, накопленной за время 
вынужденного бездействия. В этот раз им не помешали 
наговориться сполна...
	Ветер с северо-востока принёс устойчивую погоду, по 
вечерам слегка прохладную для лета. Но зато дышалось легче, и 
свежесть приятно бодрила. Погружённый в себя, Гордей не 
заметил, как подошёл к дому. Привычно открыл дверь и вошёл в 
подъезд. Слева от входа стояла блондинка! Гордей хотел пройти 
быстро, но женщина была так вульгарно разукрашена и с таким 
напряжённым выражением лица, что он невольно задержался. К 
тому же дамочка отличалась ростом и имела мужиковатый 
согбенный вид. Элегантная сумочка в руке выглядела совершенно 
неестественно.  “Надо ж такой уродиться!” – отметил про себя и 
отвернувшись продолжил путь. “Однако, что-то в ней 
проскакивает?...” – захотел обернуться Гордей, как 
почувствовал резкую боль справа в боку. Интуитивно хотел 
защититься рукой, но в глазах потемнело от удара по затылку, и 
он упал в беспамятстве...
Часть 2. Глава 5. Не только “Золотая рыбка”.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось