Глава 4. Неожиданный поворот.

      Лёгкий ветерок врывался в открытое окно, игриво шевелил 
нехитрые цветастые занавески, пушил волосы Иова, рассыпанные 
по подушке. Парень после сна лежал на диване, установленном 
впритык к окну. Руки заложил за голову и, закрыв глаза, 
вспоминал последние годы жизни в деревне, когда ещё была жива 
мама...
      
      После того как он чудесным образом исцелил упавшую с 
крыши Лукерью, к нему стали обращаться за помощью не только 
односельчане, но и люди из других деревень и, даже, городов. 
Убеждённая набожность, в сочетании с экстрасенсорным и 
гипнотическим даром, практически всегда приносили успех при 
лечении различных болезней, особенно связанных с психикой. 
      Вспомнился такой случай...
      Однажды, к нему пришла интеллигентная женщина с сыном,  
Евгением. У парня было  сложное психическое расстройство. 
Перед этим женщина побывала у многих врачей-психиатров в своём 
городе и, даже,  в столице. Но, вылечить сына не удавалось.
      На вид ему было за тридцать, среднего роста, открытый 
большой лоб, наметившиеся залысины и глубоко запавшие серые 
глаза. Производил  впечатление нормального человека. В основе  
расстройства Евгения лежала патологическая боязнь людей! Он 
вёл настолько замкнутый образ жизни, что старался полностью 
исключить общение с кем бы то ни было. Даже со своей матерью, 
работающей преподавателем ВУЗа, старался видеться как можно 
реже, хотя жили вместе.
      Изменило Евгения роковое стечение  обстоятельств, 
связанных с личной жизнью. Последние годы он успешно работал в 
научно-исследовательском институте: защитил кандидатскую 
диссертацию, собирал материал на докторскую. Женился на 
красивой девушке, начинающей эстрадной певице. Имея тонкую 
художественную натуру - любил музыку, поэзию  -  свои удачи 
воспринимал в романтическом свете. И вдруг – всё рухнуло в 
одночасье:  институт, в связи с реформами в государстве, 
закрыли, а молодая жена,  как выяснилось, обманывала его уже 
давно  и ушла к другому, своему продюсеру.
      Удар для Евгения был настолько сильным, что он заболел и 
слёг: высокая температура, повышенное давление, сердечные боли 
и депрессивное состояние.
      Лечили от самых разных болезней: начиная от обыкновенной 
простуды и до гипертонии и ишемической болезни сердца. Но 
потом определили, что причина - в глубоком нервном 
расстройстве. К тому времени Евгений замкнулся в себе и 
практически не выходил из дома.
      Александре Павловне,  матери Евгения, стоило больших 
усилий привезти сына к Иову - о необычном мальчике узнала от 
родственницы, проживающей в этих краях.
      - Если Вы не поможете, тогда не знаю, что и делать, - 
вытирая слёзы, говорила женщина. Она почтительно называла Иова 
на “Вы”, хотя тому исполнилось только шестнадцать лет.
      - Пусть Евгений поживёт у нас, а Вы уезжайте домой. 
Наведаетесь через недельку, - серьёзно, по-взрослому, говорил 
мальчик.
      Евгений выглядел безучастным и безразличным: согласившись 
после долгих уговоров приехать сюда, он ещё больше замкнулся.
      Когда остались вдвоём  - Лукерья с Иваном старались не 
мешать - мальчик мягко взял Евгения за руку и повёл в свою 
молельную комнату. Усадил парня на стул, уселся напротив и 
взял  ладони его рук. Глядя пристально, начал говорить с 
особенной теплотой и участием:
      - Расскажи, что тебя беспокоит и угнетает. Твои боли, 
сомнения, разочарования – услышу не только я, но и Господь! Он 
поймёт тебя и поможет избавиться от тяжести духовной.
      Слова Иова лились, как воды родникового ручья. По мере 
того как он говорил, лицо Евгения разглаживалось, а в глубине 
глаз проявлялся слабый огонёк. Так продолжалось долго. После 
чего Евгений вдруг резко опустил  голову,  затем поднялся и 
глянул на Иова заблестевшими от влаги глазами:
      - Почему люди такие злые, неблагодарные и ничтожные! – с 
особенным акцентом на последнем слове, резко, сбивчиво, начал 
говорит Евгений. – Ты делаешь им добро – а они плюют на тебя, 
гадят в душу! Пока ты нужен кому-то, он вьётся вокруг тебя, 
как лиса вокруг сыра; угождает, лебезит, здоровается, когда 
надо и не надо; дифирамбы поёт, готов любое желание исполнить. 
Разве что на руках не носит! Лучший друг! А стоит споткнуться, 
стать ненужным, когда нечего с тебя взять – и в твою сторону 
не глянет или смотрит, как на пустое место! – гневно сверкал 
глазами парень. – Мой друг, Миша Иванов – вместе работали 
много лет, вместе диссертацию писали – после развала института 
удачно устроился в коммерческой фирме. Пошёл к нему за 
помощью, а он и разговаривать не соизволил: занят, видите ли, 
очень! А, ведь, большая половина его диссертации мной 
разработана и написана. Сколько раз его выручал, помогал - 
Миша всегда был слаб в науке...
      Облизав высохшие губы, продолжил с грустью:
      - А Света, жена моя... Как я её любил!... – глаза Евгения 
вновь повлажнели. 
      Он обхватил голову руками и с тоской продолжал. 
      – Была она для меня всем – даже выше науки! Сколько 
прикладывал усилий, времени, чтобы она училась музыке, пению. 
Не жалел денег: нанимал преподавателей, репетиторов. С какой 
радостью спешил домой после работы, чтобы увидеть её, услышать 
её голос…
      На минуту Евгений замолчал и посмотрел в окно. Видно 
было, как остро он переживает свою прошлую любовь. 
Воспользовавшись паузой, Иов сказал:
      - У каждого человека своя судьба, определённая Господом. 
Принимать её нужно со смирением, как должное. А, чтобы 
переносить её тяготы, нужно иметь стержень в душе, опору. И 
лучшей такой опорой является любовь к Богу, следование его 
заповедям!
      При этих словах, Евгений посмотрел на Иова с некоторым 
сомнением.
      - Смири свою гордыню, помолись. Молитва принесёт 
утешение, очистит душу, даст духовное равновесие. А люди, в 
которых ты разочаровался – они несчастны. Прости их. Ведь нет 
большего зла для себя, чем делать зло другим! Таким в жизни 
будет очень тяжело, и неизвестно – какие ждут их испытания.
      Говорили долго. В дальнейшем, беседа напоминала 
ненавязчивый, спокойный обмен мнениями. К концу разговора, 
Евгений выглядел уже иным: оживился, даже повеселел. 
      Затем они гуляли по лесу. Евгений чувствовал, как в нём 
начинает что-то меняться. А вечером незаметно для себя, 
повторяя слова за Иовом, впервые - помолился.
      Через неделю, когда Александра Павловна приехала за 
сыном, поразилась переменам! Расстался Евгений с Иовом, как с 
хорошим другом. Евгений теперь твёрдо знал: что не всё так 
безнадёжно и можно найти своё место в этом изменившемся мире.
       Увидев сына  приободрившимся, с ожившими светлыми 
глазами, Александра Павловна  слёзно благодарила Иова и его 
родителей, предлагала деньги, но они решительно отказались.
       Проводив своего пациента и нового друга, Иов ещё долго 
стоял за околицей села. Общение с Евгением и для него не 
прошло даром. Появилось более глубокое осознание того – как 
всё не просто! Как он ещё мало знает и понимает и Бога, и 
людей.
               		*  *  *
      - Праведник! Мы ждём тебя, – заглянул в комнату Лещ. – 
Надо обсудить – как жить дальше? Без тебя теперь никуда, – 
расплылся увалень в улыбке, согнув  широкие плечи.
      - Иду, - встрепенулся Иов.
      После того как он вытащил ребят из опаснейшей передряги, 
его стали уважать.
      Банда собралась в зале дома. Сидели кто где: на стульях, 
креслах, диване. Иов, не найдя места, примостился у окна. Бур 
расположился за столом в центре зала. Лицо его было хмурым и 
сосредоточенным. 
      Когда все утихли, Бур многозначительно оглядел 
собравшихся:
      - Прошли сутки, как мы вырвались и теперь надо решать - 
как быть дальше? Я вижу два варианта: либо начинать войну со 
Слоном, либо уходить из города.
      - А, может, лечь на дно? – предложил кто-то.
      - А жрать ты на что будешь? – перебил Лещ.
      - Но воевать опасно и рискованно, - загорячился Бодун. – 
Их больше и связка у них с ментами. Неизвестно, чем это 
кончится!
      Подключились и остальные, создав невообразимый шум. Бур 
пытался наводить порядок, однако ребята были слабо управляемы.
      - У меня есть предложение! - громко и уверено прозвучал 
голос Иова, который сосредоточенно наблюдал за перепалкой. 
      Его голос подействовал магически и гам резко прекратился. 
Усевшись, парни обернулись к Иову.
      - Попрошу выслушать меня и не перебивать, так как то, что 
скажу, может не всем понравиться.
      - Давай, давай – не боись! – крикнули хором.
      - Хочу предложить вам шанс - круто изменить свою жизнь. 
Большинство из вас (а, скорее, все) относятся к Богу и Вере, в 
лучшем случае, скептически. Поэтому не предлагаю  всем стать 
верующими - так вот сразу. Но на моём примере вы могли 
убедиться, что Бог помогает тому, кто искренне в него верит! 
Он, прежде всего, помогает обрести себя. Я не во всём согласен 
с традиционной христианской верой: много здесь противоречий. 
Дорога к Богу у каждого своя – это банальная истина. И всяк, 
по-своему, должен Его понять. Путь греха, избранный вами, - 
это тупиковый и гибельный путь. Можно усладить своё тело, его 
физические желания деяниями греховными и преступными. Но душу! 
– можно потерять навсегда. Впрочем, как и жизнь…
      Иов замолчал, обведя парней проникновенным взглядом.
      - Можно не верить ни во что! Но есть истины 
непререкаемые, давно доказанные тысячелетним опытом: праведный 
труд, здоровый образ бытия, душевное спокойствие и смирение – 
вот, что может спасти нас сейчас.
      - Говори конкретнее – что предлагаешь? – послышались 
недовольные голоса.
      - Вы можете потерпеть? -  оборвал Бур.
      - Что ж, теперь конкретно. Я часто прогуливался в 
окрестностях города – люблю уединяться. Садился в автобус и 
вставал километров за двадцать в пустынном месте, подальше от 
города. И как-то попались мне на пути, в часе ходьбы от 
трассы, развалины в небольшой рощице: то ли бывшей базы 
отдыха, то ли пионерского лагеря. Предлагаю: отправиться туда 
и организовать нечто похожее на трудовой лагерь. Отстроим 
собственными руками помещения, заготовим на зиму продукты, 
дрова.  Деньги, надеюсь, найдутся. А с весны организуем  свой 
бизнес: будем что-то выращивать и продавать. Там нас никакой 
Слон не достанет, да, и не нужны мы ему будем. Зато в трудах и 
молитвах души исцелим, тела укрепим. Среди вас  - я знаю - 
есть наркоманы. И для них появится шанс исцелиться. Тот, кто 
обретёт себя, дальнейший свой жизненный путь выберет сам...
      Когда Иов закончил, поднялся шум.
      - Что-то в этом есть! – восторгались одни.
      - Это что же – горбатиться в дерьме и мозоли наживать? – 
возмущались другие.
      - Неужели от “дури” можно вылечиться? – сомневались 
третьи.
      Бур же сидел задумавшись: качал из стороны в сторону 
головой, чесал затылок, хмурился. Потом резко встал и поднял  
руку:
      - Стихните! Не знаю, что из этого получиться, но, 
учитывая нашу безнадёгу, я поддерживаю Праведника. Дело здесь, 
как я мыслю, не в Боге, хотя... но – отсидеться там можно.
      Опять поднялся шум. Когда возбуждение спало, Бур 
продолжил:
      - Дело добровольное: кто со мной – отходите на правую 
сторону, кто нет – на левую.
      Когда перемещение закончилось, оказалось, что большинство 
приняло предложение.
       - Ну, вот, и отлично! – потёр ладони Бур. – Собираем 
шмотки, какие есть, и на тачках  - а их у нас  две - 
отправляемся завтра же, утром. Бодун, выставь охрану, а мы, 
Праведник, ещё поговорим.
      Шумно переговариваясь, парни удалились.
      - Садись поближе, - сказал Бур деловым тоном, - обсудим и 
прикинем конкретнее...
      В комнате посветлело. Лучи солнца прыгнули в окно и 
заиграли на подоконнике, стульях, столе; упали широкими 
полосами на пол.  А из коридора ещё долго доносились голоса – 
разбор продолжался и там.
      	
Часть 1. Глава 5. Лагерь.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш e-mail не будет опубликован.

 символов осталось