Глава 4. Находка Григория Книжникова.

	Григорий по жизни был серенькой личностью, ничем не 
выделялся. Даже внешний вид имел настолько невзрачный и 
обыкновенный, что знакомые проходили мимо не здороваясь. Когда 
учился в школе, учителя забывали вызывать  к доске и досадовали в 
конце очередной четверти на отсутствие оценок у неприметного 
ученика.
	Тем не менее, одно достоинство было – любил читать (может 
из-за фамилии?), особенно исторические и старинные книги, а в 
последнее время – детективы. Другие наклонности тщательно 
скрывал, но они присутствовали, как-то: повышенное самомнение, 
греховная тяга к славе и богатству. А потому тайно мечтал найти 
что-нибудь вроде клада, прославиться и разбогатеть. Читаемые 
книги подогревали мечты юного Гришки
	Но, как известно, мечты часто и густо расходятся с 
реальностью. Кое-как закончив культ–просветное училище, переменив 
несколько культурных мест работы, Григорий остановился и надолго 
засиделся в невзрачной должности библиотекаря в районном центре 
Ляпово. 
	Годы шли, а вместе с ними увядали амбициозные планы. В новой 
стране одни невероятными темпами богатели, другие с не меньшим 
ускорением  беднели... А Григорий сидел на том же месте и на той 
же высоте материального благополучия. Нет, бывало опускался ниже, 
а то и ещё ниже... Но государство не давало окончательно сгинуть 
невзрачному мечтателю. 
	Философы, медики и иные умные головы давно установили, что 
терпение и чтение, в сочетании с призрачно осуществимой мечтой, 
частенько приносят удачу! Вот так и Гришка, роясь как-то по 
заказу местного аспиранта-заочника в городском архиве, наткнулся 
на отчёт некоего археолога Ганса Миллера... 
      
      Находка была не совсем случайной...  
      Уже при первом посещении  архива, Григория осенила 
заманчивая идея: “А ведь здесь могут оказаться сведения об 
археологических экспедициях! А где раскопки, поиски – там могут 
упоминаться и захоронения с кладами!! В древности знатных людей  
хоронили со всем их богатством...”. Последний аргумент оказался 
решающим: Григорий стал постоянным клиентом этого документального 
собрания прошлого.
	И, вот, -  бумаги неизвестного археолога Ганса Миллера! 
      На первый, беглый, взгляд ничего особенного в этом отчёте 
(подобных Григорий проштудировал немало) не наблюдалось. Но 
приложение! Оно то и стало причиной крутого изменения в 
незадачливой жизни парня. Прочитав бумаги несколько раз, скромный 
библиотекарь элементарно их выкрал! Перед его глазами засверкали 
магическим блеском грани драгоценных камней и замысловатых 
предметов из жёлтого металла. Что там будет золото, он не 
сомневался, хотя явно такое из приложения не следовало. “Но, что 
ещё можно так хитро, запутанно и сложно припрятать?” – горячо 
размышлял Григорий. Трудности непростых поисков не пугали, а 
только вдохновляли. Видно в роду Книжниковых кто-то почил не 
серой, а, скорее, романтической личностью.
      
      Всё время – свободное и занятое – Григорий теперь посвящал 
обдумыванию плана предстоящих действий. Лицо его стало напоминать 
(пусть и отдалённо) что-то  древнегреческое, философское, от 
Эпикура, например. Коллеги по работе с удивлением поглядывали на 
Григория, отмечая в нём повышенную несобранность, чрезмерную 
задумчивость и маниакальную рассеянность. Скажем, участились 
случаи, когда выдавал читателю не ту книгу или не в том 
количестве и составе. Здоровался по несколько раз на дню, а сидя 
на рабочем месте, за обшарпанным письменным столом,  
проникновенно, подолгу шевелил губами и  многозначительно 
рассматривал потолок!
	Дома запирался в своей комнате, которая служила ему и 
кабинетом и спальней, и углублялся  в бумаги Ганса Миллера. 
Странное поведение сына родителей не тревожило, поскольку они 
были целиком заняты непоседливым внуком дошкольного возраста, 
сданным им на попечение старшей дочерью.
	Григорий, разглядывая фотоснимки глиняных табличек с 
таинственными надписями на древнеславянском языке, испытывал 
внутреннее волнение и жар! А рассказывалось здесь о ПЕЩЕРЕ с 
“...зело тайной крепкой, силу телесам и мысли дающей...”. На 
одном из снимков приводилось изображение карты местности, где 
располагалась пещера, и описание других подробностей. Но, 
главное, Миллер уже провёл большую предварительную аналитическую 
и розыскную работу, что упрощало изыскания библиотекаря. Изюминка 
заключалась - в слове! Тайном слове-ключе, позволяющем проникнуть 
в чудодейственную пещеру. Буквы слова, как следовало из 
древнеславянских надписей, расшифрованных Гансом, передавались по 
наследству в виде родимых пятен на правых ягодицах потомков 
древнего княжеского рода! Непонятным образом археологу удалось 
установить имена и фамилии этих потомков и составить 
соответствующий список. Их было восемь, восемь мужских и женских 
имён – носителей колдовских букв. Над уточнением этого списка, в 
части координат проживания княжеских потомков, Григорий и 
работал. Дело подходило к концу...
      
      Три вопроса подспудно смущали Гришкину душу и голову, внося 
логический разлад: как археологический отчёт попал в архив? Куда 
подевался сам автор, Ганс Миллер? И почему он прекратил поиски? 
Может уже нашёл?!...  Последнее Григорий отметал: зачем бы тогда 
Гансу отдавать кому-то ценные бумаги, чтобы они затем попали в 
архив Ляпова? 
      Встреча с чудовскими дружками была как провидение: одна из 
букв запечатлелась на ягодице Тишки... “Привлекать их придётся, - 
с сожалением думал Григорий. – Пещера находится возле Чудово, да 
и копать ожидается немало... Работа с поиском княжеских потомков 
– тоже дело непростое. А когда составим слово и откопаем пещеру, 
тогда... будет видно, как с ними поступить...” – с холодной 
решимостью обдумывал мечтатель. В такие минуты, когда цель и 
средства её достижения казались ясными и понятными, он ощущал 
себя могущественным, умным и возвышенным! В конце недолгих 
колебаний решил не посвящать дружков во все тонкости, а тем более 
в свои предположения и догадки.
      Итак, вопрос об участии Тишки и Фильки в деле таинственном, 
сулившем многое, в смысле богатства, был решён!
	
	Тайная вечеря состоялась в Гришкиной комнате ближе к 
полуночи, когда чудовцы сравнительно плотно поужинали на кухне в 
родительском доме библиотекаря. При этом, скрытое недовольство 
стариков родителей и настырность в играх внучки остались без 
внимания.
	- А что есть в пещере? – задал наивный вопрос Филька, 
выслушав убедительный рассказ мыслителя.
	- Ну... – замялся Григорий, - думаю, судя по записям, что-то 
необычное и, возможно, исторически ценное! На этом, как вы 
понимаете, можно неплохо заработать... потом.
	В отличие от Фильки, Тишка не стал уточнять полезность 
мероприятия: для него и так всё было ясно. Наличие древней пещеры 
уже само по себе сулило при деловом подходе немалые выгоды - тут 
Гришка прав!  Будоражили воображение и слова о тайне ”...зело 
крепкой, силу телесам и мысли дающей...”. В Тишкиной голове уже 
суетились планы:  развернуть в районе туристический бизнес, 
накопить деньжат и двинуться на столицу!
	
      - Пещера находится возле вашего села в холме с каменным 
изваянием, - продолжал шептать библиотекарь. – Это я определил 
точно. Поэтому займёмся “словом”, то есть поисками княжеских 
потомков, точнее их правых ягодиц, отмеченными буквенными 
родимыми пятнами. Одна из букв уже есть... - значительно глянул 
мыслитель на Тишку.
	- Ценная выходит у тебя задница, да и родство высокое, – 
поднял палец Филька. – А я и думаю, откуда у тебя такой 
благородный вид... сзади.
	- Список потомков тоже есть... 
	- Остаётся их найти, раздеть и рассмотреть  задницу! – 
подхватил весело Тишка. – Такая работа мне по душе.
	- Да, банные дела нам предстоят немалые... – констатировал 
Филька.
	- Как получится, - засомневался мыслитель. – Хотя может быть 
всякое...
	- Точно, - согласился Тишка, - как бы ни пришлось прибегать 
к хитростям, а то и к  насилию...  умеренному, в рамках приличий 
и закона
	
      Наконец, ближе к полуночи, опершись на стол, пробежав 
взглядом по сотоварищам, Тишка предложил:
	- Хотя шкуру неубитого медведя делить не полагается, но всё 
же, как рекомендуют классики, давайте договоримся о доле будущей 
добычи, какой бы она ни была. Да и обязанности распределим: кто 
будет кто?
	Тишку поддержали и, после бурного обсуждения, к утру создали 
поисково-финансовую фирму с рабочим названием “Зад-клад-90”. 
Сошлись, что генеральным директором и главой будет Гришка с 
псевдонимом Ляспутин и рабочей кличкой Мыслитель; его первым 
замом по финансовой и розыскной работе – Тишка с родовой кличкой 
Бедень, а рядовым сотрудником – Филька, по прозвищу Косой.
	Добычу поделили соответственно должностям: Гришке  досталась 
большая часть, Тишке – серединка, а Фильке меньшая. На что 
последний не обиделся, поскольку договорились, что деление 
условное, и по мере хода дела и оценки вклада каждого, проценты 
могут меняться, естественно, при условии полного согласия и 
непротивления сторон. 
	Дележом остались довольны все: и начальство и рядовые. 
	Уставшие от бурной, продуктивной ночи бизнеспартнёры заснули 
на своих рабочих местах. Заглянувшая с восходом старушка мать с 
укоризной и недовольством рассматривала это зрелище. Откуда ей 
было знать, какие важные вопросы здесь решались и как они 
повлияют на судьбу её сына...
Глава 5. Первый блин.
Возврат к оглавлению.
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось