Глава 22. В начале звёздного пути.

	Эмиль завтракал вместе с Вернером. Исполнительный 
Велт обслуживал их ненавязчиво, незаметно и 
профессионально.
	Вначале говорили на расхожую тему о погоде, в 
частности, о надвигающемся тайфуне с безобидным именем 
“Люция”. Отмечали, что количество бедствий на Земле 
увеличивается угрожающе. Их последствия становятся 
ощутимее.
	- Это всё явления природные, - запивая соком, 
высказался Эмиль. – Мы, вот, сосредоточились на вопросах 
чисто космических, причём в плане техническом, научном.
	- А на чём ещё нужно? – вскинул глаза Вернер и стал 
вертеть пустой стакан. – Не на духовных же? Вопросы 
гуманитарные – эта далёкое будущее: сначала нужно 
создать материальную основу...
	- И я так думал ранее. Но... 
	Эмиль пристально вгляделся в Вернера и вдруг 
замолчал: что-то в облике этого человека не понравилось. 
Закралась тревога, появилось ощущения неестественности и 
надуманности. 
	Вернер почувствовал изменения и перешёл к главному:
	- Эмиль Иванович, у нас с вами присутствуют 
расхождения относительно проекта “Атэры”, но цель 
конечная одна – создать в космосе среду обитания для 
человека. Мы обдумали... с руководством и пришли к 
выводу...
	- Что я вам ещё нужен? – встрепенулся Эмиль, 
перебивая коллегу. – И в каком ракурсе, облике или виде?
	- В самом что ни на есть полном, - не обращая 
внимания на сарказм последних слов, невозмутимо 
продолжил Вернер. – Просто мы поменяемся местами: Вы 
будете моим первым замом и помощником. А некоторые 
вопросы мы полностью замкнём на вас... Как вы...
	- Я согласен! – вытер Эмиль салфеткой рот и 
поднялся. – Согласен, поскольку для меня бездеятельность 
– практическая, естественно, - есть полный абсурд в 
создавшейся ситуации. В ситуации, когда уже началось 
практическое воплощение грандиозной задачи. Пусть это 
будет урезанно, пусть не совсем то, что задумывалось, но 
всё же ОНО!
	Эмиль говорил с жаром, даже стал прохаживаться по 
веранде. Создавалось впечатление, что он обращался не к 
своему собеседнику, а к самому себе, причём, доказывая 
некую правоту.
	Вернер же сидел с удовлетворённым лицом и кривился в 
еле заметной ухмылке. 
      Велт с подносом стоял у перил...

				           ***

	Весь день Эмиль навёрстывал упущенное, вникал в 
сложившуюся ситуацию, осмысливал проблемы. Оказалось, 
дело фактически топталось на месте, поскольку Вернер - 
что естественно - не смог полноценно заменить Эмиля. Его 
попытки перестроить работу и в организационном плане, и 
техническом не ускорили, а затянули работы. Более того, 
наметились тупики. Так, попытка сэкономить на 
промышленном модуле, привела к неувязкам с материалами 
для радиационной защиты. Многие компоненты можно 
получать только в чистом вакууме, то есть в космосе. На 
Земле получалось дорого, долго и накладно. Почему-то 
застопорилось с пищевым блоком: застряли на элементарной 
штамповке тары и так далее и в том же духе. А, главное, 
у Вернера не было того энтузиазма, той настроенности и 
энергии, как у Эмиля, который просто переполнялся идеями 
и умел находить общий язык и работать с учёными, 
инженерами и просто рабочими.
	Уже перед вечером состоялся обстоятельный разговор с 
Вананом. Здесь выяснилось, что Вернер мало уделял 
внимания научным совещаниям, сосредотачиваясь на простых 
решениях. Что привело к чувствительным просчётам и 
ошибками.
	- Вот, не проработали вопрос с кислородом. Вернер 
пожелал не распыляться и опереться на уже опробованное 
на космических станциях. В результате получили 
ненадёжную систему, поскольку она была рассчитана на 
малые объёмы и возможность пополнения кислорода с Земли. 
Потеряли уйму времени... – вздыхал помощник.
	- Ничего, я уже прикинул план действий – надеюсь, 
новые хозяева деньжат подкинут – и мы быстренько 
залатаем все дыры! – оптимистично светился Эмиль.
	Для него возврат к привычному – пусть и напряжённому 
- ритму был как выздоровление после тяжкой болезни.

	Поскольку на привычную вечернюю прогулку времени не 
оставалось, Эмиль отправился в свой кабинет – хотелось 
ещё перед сном поразмышлять за компьютером. Порылся в 
баре. Нашёл бутылочку апельсинового сока, налил в стакан 
и уселся перед монитором. Сделал глоток. На плечи мягко 
легла волна усталости, глаза закрылись, и он медленно 
сполз с кресла на пол...
	
						***

	Джо шёл по коридору так быстро, что Вернер с 
охранниками за ним еле поспевали. Тело куратора в такт 
шагам рвалось из костюма, лицо переливалось багровыми 
пятнами, а губы нервно метались, перемалывая жвачку.
	Дверь в кабинет была открыта, оттуда неслись резкие 
запахи нашатыря и спирта. Джо решительно вошёл и, 
раздувая ноздри, задержался в проёме: на кушетке лежал 
Эмиль, рядом сидела женщина в белом халате и держала его 
руку. На лице у женщины было то выражение, которое у 
медиков констатирует безнадёжность положения. Поодаль, в 
углу, с аппаратами, чемоданчиками и носилками в руках 
угрюмо застыли два смуглых паренька в халатах.
	- Жив? – хрипло выдавил Джо и заморгал отчаянно 
глазами.
	Женщина резво поднялась, замялась на мгновение и 
отрицательно мотнула головой:
	- Первичное обследование показало, что – мёртв...
	- Так сделайте вторичное обследование! – прокричал 
он. – Где у нас реанимация?
	- Вся аппаратура для срочной реанимации у нас в 
наличии, - начала объясняться женщина. – Но признаков 
жизни нет даже мельчайших: пульс нулевой, кардиограмма 
гладкая, глаза не реагируют, температура тело чуть за 
30.
	- Не надо мне перечислять! Срочно в стационар! Чего 
расселись! – расходился Джо.
	Эмиля проворно уложили на носилки и бегом вынесли. 
Женщина, обиженно наклонив голову, вышла вон, а Джо 
уселся на кресло Эмиля, уставился мутными глазами на 
Вернера, прошёлся по охранникам и прорычал:
	- Срочно ко мне начальника безопасности! Какая 
сволочь угробила человека?... С нас же все шкуры 
сдерут... – схватился куратор за голову.
				
      					***			
      Утро начиналось ярким восходом! То ли Джо проспал 
слегка – а ночь было бессонной – то ли погода такая, но, 
когда куратор, вышел во двор, лучи били по глазам 
откровенно и даже нагло. 
      Смерть Эмиля сверлила мозг не переставая, поэтому 
Джо тут же назвонил начальнику службы безопасности, 
некоему Эдди Хао –американцу корейского происхождения, 
затем главному врачу и Вернеру: создавшееся положение 
требовало срочного обсуждения и принятия непростых 
безотлагательных решений. Линтон физически ощущал, что 
ему не поздоровится и от босса будет не просто нагоняй. 
Кроме того становилось абсолютно ясным, как этот день - 
кто-то начал свою контригру, возможно, сторонники Матео. 
И Джо прозевал этот момент, притупил бдительность!
      Кинув в рот привычную жвачку, он поспешил в 
столовую: разговор решил начать не откладывая, пусть и 
во время завтрака.
      Сидели за одним столом в отдельном помещении. Мягкий 
дневной свет создавал обстановку умиротворения, хотя 
воздух колыхался натянутой струной. Стол был сервирован 
обильно, с учётом вкусов присутствующих.
      
	Отправив в рот кусок ростбифа, Джо, не глядя на 
главврача, который основательно занялся жареной рыбой, 
прогудел в его сторону:
	- Причину смерти установили? Надеюсь, ночь не 
помешала? Дело прежде всего... – сравнительно спокойно 
вещал Джо.
	- Извините, - удивлённо выпрямился врач, - но по 
вашему распоряжению, тело усопшего, срочно отправили в 
аэропорт для транспортировки на материк, вернее в 
клинику профессора...
	Джо судорожно сглотнул и прошипел осипшим голосом:
	- Какое распоряжение? Какой аэропорт?... Вы чего?...
	Врач побледнел, однако продолжил:
	- По дороге в реанимационное отделение, как 
докладывала  дежурный врач, их остановил микроавтобус с 
красным крестом. Оттуда вышли мужчины и объяснили, что 
они по вашему распоряжению...
	- Какое распоряжение? Где? Они хоть затребовали?... 
– заходился куратор.
	- Да, конечно, - уверенно отвечал врач. – Мужчины 
представились сотрудниками службы безопасности и 
продемонстрировали аудиозапись вашего... приказа.
	- Аудиозапись?... – напыжился до красноты Джо и 
резко отбросил вилку. - А мне можно было перезвонить?... 
Недотёпы! Срочно расследовать, разузнать, достать – кто 
эти молодцы, забравшие тело! - 	Джо, не мигая, безумным 
оком уставился на Эдди так, что у того расширились узкие 
глаза. 
      Эдди вытер салфеткой рот, склонил голову и выскочил 
из-за стола, а Линтон обернулся к Вернеру:
	- Как там оно повернётся, не знаю, но тебе, дорогой, 
нужно серьёзно напрячься... Иначе нас расколбасят на 
кусочки и перетрут в труху!
	Солнце, очевидно, уже поднялось высоко, и лучи не 
проникали в низкие окна столовой. В помещении стало 
темнеть...
Глава 23.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось