Глава 2. Японское оружие.

	Прошёл месяц, как Иов жил в необычной старообрядческой 
общине. Несмотря на то, что со всеми держался просто, 
постоянно подчёркивая свою земную сущность, к нему относились 
с благоговением. С главой общины, преподобным Иоанном, сразу 
же сложились хорошие отношения. Не раз приходилось 
сталкиваться со своими спасителями, Петром и Ваньшей. Но 
основная масса людей держалась на расстоянии:  словно 
невидимая стена отгораживала их от Иова. Он это видел, и такое 
положение расстраивало.
	Постепенно  жизнь в подземелье открылась перед Иовом в 
своей непростой яви. Община являла собрание людей всех 
поколений: от младенцев, до глубоких стариков. Сеть подземных 
ходов и помещений была огромна: места хватало всем (людей было 
несколько сотен).
	Быт и труд старообрядцев напоминал монастырский: у 
каждого трудоспособного человека была своя обязанность 
(послушание), строго выдерживалось время молитв, жёсткая 
дисциплина во всём.
	Особняком держались японцы  и те, кто им помогали. Эта 
особая группа жила и работала в отдельном, удалённом 
ответвлении пещер. Доступ посторонним был строго закрыт. 
Деятельность японцев оставалась тайной, вселяла уважение, но и 
страх.
	Исчезновение людей воспринималось общиной, как дело 
неизбежное, даже благое, связанное с осуществлением Возмездия 
над сатаной. Многие из исчезнувших посвящались в сан святых. 
Некоторые возвращались, но это были уже другие люди, с явными 
психическими расстройствами. Община их боготворила и держала 
на особом положении.

	“Неспроста Господь так необычно  пересёк наши, с прадедом 
Александром, пути, - продолжал обдумывать Иов, постигая жизнь 
подземелья. – Внуки должны либо продолжать дело, начатое 
предками, либо исправлять их ошибки”.
	Авторитет Александра Норышкина в общине был высок. Этим и 
объясняется, что, внутренне боясь и не приемля японцев, община 
во главе с Иоанном  беспрекословно подчинялась им.
	Александр, его жена Машенька и их соратники-друзья были 
похоронены в отдельной пещере, в каменной могиле. Это место 
считалось священным даже для японцев. Стало традицией: большие 
церковные праздники отмечать здесь. Многие приходили сюда 
просто помолиться.
	Иов удивительным образом оказался похожим на таинственно 
умершего сына Александра Ивановича, названного тоже 
Александром. Этим и объясняется благоговейное отношение 
старообрядцев к Иову.
	
      Длительная подземная жизнь наложила на людей телесный и 
духовный отпечаток. Они страдали плохим зрением, многие  
болели, а, главное, были наивны и просты, как дети, и очень 
религиозны. Из подземелья выходили редко: коротким летом для 
обработки небольшой посевной площади и сбора кормов (содержали 
небольшое стадо коз и свиней); зимой охотились на белку, 
росомаху, оленя и других таёжных зверей.
	Что делалось во внешнем мире, практически не знали. Разве 
что со слов японцев, да наблюдая за пролетающими иногда по 
небу “железными птицами”. Воспринимали последних, как 
“сатанинских лазутчиков”.
	Стоя у священной могилы, отмеченной огромным деревянным 
крестом и каменной плитой, с высеченной надписью, Иов 
испытывал странные, порой противоречивые, но возвышенные 
ощущения. Казалось, он попал в далёкое прошлое, и что ему 
предписана некая миссия, пока неизвестная. И связана она с его 
предками и волей Господней!
	
      Психологический шок, вызванный событиями последних дней - 
катастрофа самолёта, таёжное подземелье - постепенно проходил. 
Иов был уверен, что, осуществив предначертанное, вырвется и 
снова увидит отца, родную Петровку, новых и старых товарищей, 
и, конечно - Таню! О ней подсознательно думал всегда, чтобы ни 
делал. Эти мысли согревали, наполняли энергией, лелеяли 
надежду.
	“Нужно быстрее войти в контакт с японцами, - обдумывал 
Иов. – Я ведь являюсь преемником деда Александра. И, может, 
чем смогу помочь в святом деле?”

					*   *   *
	К тому времени работы в подземелье возглавил вновь 
прибывший некий Фудзияма. Он заменил Иосито, который, 
состарившись, отправился в Мир и исчез... 
	Молодой, приветливый, хорошо знающий русский язык, 
Фудзияма легко сошёлся с Иоанном и сравнительно тепло был 
принят общиной.
	К появления Иова  Фудзияма отнёсся настороженно и 
подозрительно. Он ненавязчиво переговорил с Петром, Ваньшей и 
самим Иоанном, выясняя обстоятельства чудесного возвращения 
святого. С помощью своих людей установил за ним тайное 
наблюдение. Внимание со стороны японца ещё больше усилилось, 
когда Иов познакомился с Варварой,  девушкой двадцати лет. Она 
была из тех, что “исчезали в небытие”. После возвращения, жила 
среди юродивых.

	Знакомясь с жизнью общины, Иов не мог не обратить 
внимания на эту обособленную группу людей, многие из которых 
почитались за святых. К их бессвязным высказываниям 
прислушивались, выискивая тайный смысл и предсказания 
будущего. Был среди людей и признанный толкователь речей 
юродивых, некий Авраам, толстый, с широким лицом и густой 
чёрной бородой, мужчина неопределенного возраста. Иова, 
почему-то, неприятно поразили глаза толкователя: прищуренные, 
бегающие и с тёмными точками в глубине.
	Варвара выделялась среди всех особенным блеском тёмных 
глаз. Несмотря на своё серенькое нищенское платьице и чёрный 
платок, выглядела по-своему привлекательно. Округлое лицо, 
прямой лоб и будто вырисованные художником глаза под тонкой 
линией бровей, немного удлинённый нос над припухшими губами – 
являли образец русской красавицы. 
      Глядя на Варвару, появлялось ощущение замкнутости, будто 
жила она своей внутренней жизнью, лишь изредка отвлекаясь на 
происходящее вовне. Она часто и подолгу молилась, стоя на 
коленях в импровизированной церкви – огромной зале с высоким 
потолком. Стены здесь, как и положено, были увешаны иконами, 
большинство которых – самодельные. В центре выделялась икона 
Христа, и висел огромный крест с распятием.
	
      Как-то, когда после вечерней молитвы люди разошлись, Иов 
задержался возле Варвары. Давно уже хотелось познакомиться с 
юродивой, тем более обладающей такой примечательной 
внешностью.
	Варвара ещё молилась, но почувствовала, что кто-то рядом 
и резко обернулась! В глазах её вспыхнул испуг, а потом – 
удивление! Медленно поднявшись, продолжала смотреть на Иова. В 
свою очередь, парень стушевался и даже смутился под этим 
завораживающим взглядом. Заминка длилась мгновения.
	- Я не готова...  Я ещё не готова... Господи! – глядя 
сквозь Иова, вдруг нараспев произнесла она.
	- Может, я могу чем-то помочь? Откройся мне, – ласково 
проговорил парень, подходя к девушке вплотную.
	Её вспыхнувшие, было, глаза вновь покрылись безумной 
пеленой.
	- Нет, нет! – нахмурила она лоб и энергично закивала 
головой. – Солнце взойдёт на Востоке, если я смогу... 
      Затем опустила голову, напрягаясь всем телом.
      - Посмотри мне в глаза! – решительно взял Иов девушку за 
руку.
      - Но... – вскинула она затуманенные глаза.
      - Ты должна почувствовать и понять, что самой не 
справиться с болью и сомнениями, наполнившими тебя. А я... мы 
вместе  - сможем.
      Она  слушала завораживающие слова не отрываясь взглядом, 
который на миг стал осмысленным и посветлевшим. Робко 
дотронулась до бороды парня, вдруг порывисто прижалась к нему 
и навзрыд разрыдалась.
	- Вот и хорошо, - гладил Иов её плечи, - поплачь. Со 
слезами выйдут невзгоды и сомнения. А потом мы пойдём ко мне, 
и ты расскажешь всё, как на исповеди. И я помогу тебе, 
обязательно помогу…
	Тепло, исходящее от её лица и слёз, всколыхнуло Иова. Он 
почувствовал, как к нему возвращается что-то нежное, 
возвышенное, а на душе становится спокойнее и умиротворённее.
			
					*    *    *
	Последующее общение с Варварой заставило Иова по-иному 
взглянуть на юродивых. Имея опыт общения с наркоманами и 
душевнобольными, он скоро пришёл к выводу, что неадекватное 
поведение девушки вызвано не психическим расстройством, а 
воздействием, подобному наркотику или гипнозу!
	“Если это так, нужно попытаться вывести её из такого 
искусственного состояния”, - решил Иов. После чего, старался 
чаще встречался с Варварой, что имело неожиданное последствие. 
Внутри него завязалась борьба! Пока он не думал даже о 
влюблённости к необычной девушке. Однако подспудно чувствовал, 
что образ Тани, как и любовь к ней – тускнеют и отодвигаются 
вдаль. Такие ощущения тяготили и страшили. Успокаивал себя 
мыслью, что Варвара нужна лишь, чтобы понять японцев, характер 
и направленность их работ.
      
      Встречи святого Александра с юродивой вскоре привлекли 
внимание. Первым отозвался преподобный. Однажды, после 
вечерней трапезы, он зашёл в келью к Иову.
	- Бог в помощь, - раскланялся и перекрестился старец, 
бесшумно закрывая  дверь. – Не помешаю? Перемолвиться надобно.
	- Заходите, святой отец, - приветливо заторопился Иов, 
пододвигая стул.
	- Зима ныне обещается быть суровой, - удобно усевшись, 
издалека начал преподобный. – А запасов ещё маловато, - важно 
гладил он бороду.
	- Да, жизнь у вас нелёгкая. Просто поражаюсь – как община 
выживает. Смелее подключайте меня. Я ведь деревенский  – к 
труду привычный.
	- Федя подходил ко мне, вчерась, - резко переменил тему 
Иоанн (Федей в общине звали Фудзияму). – Тобой интересовался и  
Варварой...
	Последние слова произнёс полушёпотом, озираясь на дверь.
      - Звал к себе в гости. Наведываюсь я к ним  - япошкам – 
регулярно, раз в месяц. Кормят и поят они зело вкусно. Только 
потом... – опять перешёл на шёпот Иоанн, - с головой нечто не 
то деется... Будто всё, как обычно,  а мысли и деяния словно 
чужие... Так вот, решил переговорить с тобой при ясной голове. 
Вижу,  к тебе Федьша приглядывается. Не нравится ему твоё 
расположение к Варваре.
- И что же в этом плохого? – удивился Иов.
      - Не в ихней воле ты, не знают – каким с небес Божьих 
возвратился? Чем дышишь? Что думаешь? А дело-то у них огромной 
важности – святое... – с неестественным огоньком в глазах 
шептал Иоанн.
      - Ну, так пусть придут ко мне – поговорим. Недобрых 
намерений у меня нет. А если дело богоугодное, то я не только 
не помешаю – а помогу! – горячо отозвался Иов.
	- Тут-то она и заковыка, - снова наклонился преподобный к 
уху Иова: - Только тебе, как своему, выскажу сомнение: не 
уверен я, что дело богоугодное, как замысливал отец твой, 
Александр...
	- Откуда такие сомнения? – тоже полушёпотом спросил Иов, 
чувствуя, как внутри всё напрягается.
	- При Александре народ наш был здоров и счастлив в Вере 
своей и спокойствии. Чем мог – помогал оружие противу сатаны 
готовить. А теперя! Кто исчез совсем, кто болеет неизлечимо, 
кто вернулся – юродивый! И, как толкует Авраам их речи, зовут 
слушаться во всём японцев... Сие очень-но подозрительно! Вот, 
схожу к Федьке в гости, попотчует он меня – отказаться не смею 
– и помутится опять разум мой!
	- Да... Вон, оказывается, как всё оборачивается, - с 
тревогой выпрямился Иов.
	- Варвара, видать, носит в себе тайну, с япошками 
связанную. Не хотят они, каб кто об ней прознал. Вот и 
беспокоятся. Подумай о сказанном, Александр. Хоть ты и святой 
– но будь осторожен.
	Старец поднялся, перекрестился на икону, что виднелась в 
углу. Свет от факела ещё более усилил бледность его лица.
	- Покойной ночи. Храни тебя Господь!
	- Спасибо, что зашли, святой отец. Слова Ваши обдумаю.
	Проводив преподобного, Иов улёгся на топчане-кровати и 
глубоко задумался: “Значит, всё не так просто с... оружием для 
сатаны. Что это за оружие? Что понимается под царством 
сатанинским? – витали мысли в голове. – Надо быстрее 
разобраться, пока беда не случилась, а Варвара должна помочь!”
	 В келье потемнело, и Иов забылся в болезненном сне.	

				*   *   *
	Трапезы община проводила сообща, в огромной столовой. 
Только японцы потчевались у себя, да юродивые сидели особняком 
за отдельным столом, расположенным у входа.
	Распорядок дня определялся звоном колокола, висевшим у 
главного входа. По колоколу определяли смену дня и ночи, время 
молитв, еды и работы.  Заведовал колоколом  помощник Иоанна – 
шустрый, рыжебородый мужичок. В его обязанности входило также 
следить за порядком и чистотой.
	Несмотря на большое количество людей, в столовой было 
относительно тихо. Все – от малолетних до стариков – 
сосредоточенно, не спеша, кушали. Иов ел перловую кашу, 
заправленную свиным жиром, и поглядывал в сторону юродивых. 
Его взгляд нет-нет, да и встречался с Варварой. При этом в её 
глазах мелькал новый осмысленный огонёк, который радовал 
парня.
	А тем временем слежка усиливалась: какой-то японец, не 
тушуясь, ходил уже  по пятам. Участились встречи с Фудзиямой, 
с его настороженным взглядом. Он почему-то не спешил ближе 
познакомиться с объявившимся святым.
	Поглядывая на Варвару, Иов вспоминал и анализировал их 
последний разговор.

	Девушка сидела на стуле, погружённая в гипнотический сон. 
Иов стоял за спиной, положив руки на её голову.
	- К тебе снизошло спокойствие и смирение, - монотонно и 
ласково текли слова. – Тепло и расслабленность наполняют мозг 
и тело... Ты хорошо помнишь, что было, когда вошла в пещеру к 
японцам?
	- Да… конечно… - шептала девушка. – Был вкусный обед, и я 
уснула. 
	- Что снилось?
	-  Музыка… Неприятная! Будто в голову гвозди вколачивали. 
И… голос.
	- Голос?
	- Да, постоянный, монотонный голос: про Господа, 
Фудзияму, наставника…
	- Вспоминай, вспоминай, - заволновался Иов, - это очень 
важно!
	Девушка нахмурила лоб, поджала губы и продолжила:
	- …Господь послал тебе наставника и учителя Фудзияму – 
слушайся его! Господь послал…
	Варвара стала повторять эту фразу, как заведённая. Лицо 
её болезненно искривилось, а грудь стала вздыматься под 
учащённым дыханием.
	- Успокойся, успокойся – отдохни пока, – прервался  Иов, 
нежно гладя девушку по голове.
	Её плечи опустились, а дыхание стало ровнее: казалось, 
она крепко уснула. Подождав несколько минут, Иов продолжил:
	- Ты спокойна. У тебя всё хорошо. Дыхание ровное и 
безмятежное. Мозг работает ясно, без усилий. Вспомни – что 
было после сна?
	- Болела рука…
	- Какая?
	- Левая.
	- В каком месте?
	- Возле локтя.
	- Возле локтя?
	Иов осторожно взял левую руку девушки и с трепетом 
закатал рукав платья - часть руки выше локтя была забинтована! 
Думая, что делать дальше, парень непроизвольно погладил её 
руку. В ответ на лице девушки промелькнула слабая улыбка. 
“Потом посмотрю, что под бинтом”, - решил Иов и спросил:
	- Что было дальше?
	- Всё так же, день за днём: сон, музыка, голос; сон, 
музыка, голос…
	- И всё?!
	Варвара вдруг замолчала: нахмурилась, мучительно пытаясь 
что-то вспомнить. По её телу разрядом тока проскочила 
судорога. Лицо исказилось, и она закричала, махая руками:
	- Нет, нет! Я не могу, я не готова! Нет…
	Он стал интенсивно гладить её голову, лицо, руки. 
Наконец, Варвара затихла и погрузилась в глубокий сон.
	“Пожалуй, на сегодня хватит, - задумался Иов и обнял 
девушку за плечи. – Гляну только – что там под бинтом?”
	Закатал аккуратно рукав, развязал бинт и застыл в 
тревожном изумлении - к телу пластырем была приклеена 
крохотная ампула с тоненькой трубкой, уходящей в ...вену.

					*   *   *
	Завтрак подходил к концу. 
	Люди, стараясь не  шуметь, крестились на образа, 
нарисованные на стенах, и направлялись к выходу  (посуду здесь 
убирали, как и накрывали столы, работники столовой).
	Глянув в очередной раз в сторону Варвары, Иов тревожно 
приподнялся и осмотрелся - Варвары на месте не было, хотя 
юродивые ещё сидели! “Как это я упустил её?” – учащённо 
забилось сердце, а лицо обдалось жаром.
	Бросив ложку, вылез из-за стола и почти бегом кинулся к 
выходу. Пробегая по коридору, мельком отметил про себя, что 
привычного японца-шпиона на месте нет. Сердце застучало ещё 
тревожнее. Звон колокола известил о конце обеда и болью 
отозвался в голове. Лихорадочно заглядывая во все возможные 
помещения, механически спрашивая встречных о Варваре, Иов 
очутился у кельи Иоанна. Преподобного не видел давно, поэтому 
не раздумывая вошёл, вернее, вбежал.
	- Бог в помощь! 
	Старец стоял на коленях перед иконами и усердно молился. 
На приветствие Иова никак не среагировал.
	- Что с Вами, батюшка?
	Подошёл и тронул его за плечо. Тот обернулся с 
затуманенным, полубезумным  взглядом, продолжая креститься и 
шептать. Что-то  мелькнуло в его глазах и вновь погасло.
	- Подымитесь и дайте Вашу левую руку! – резко сказал Иов, 
стараясь не терять глаз Иоанна.
	Эта мысль мелькнула прямо сейчас, и он решил её 
проверить. На удивление, преподобный безропотно поднялся и 
протянул руку. Лихорадочно закатив рукав рясы, Иов на секунду 
замер - выше локтя рука была забинтована!
	С остервенением, разорвал завязку, размотал бинт и, 
увидев ампулу с трубкой, оторвал её и бросил на пол, затем 
наступил ногой и с силой раздавил!
	Преподобный стоял, пошатываясь, не произнося ни звука. 
Когда Иов забинтовал руку, чтобы остановить небольшое 
кровотечение, Иоанн обессилено опустился на стул и закрыл 
глаза.
Часть 2. Глава 3. Борьба.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось