Глава 2. В начале звёздного пути.

	Прошли годы...
	Зима тогда выдалась морозная как никогда! И хотя это 
был юг России, и море где-то недалеко синело - вернее, 
белело, но ветры дули колючие, настырные. Небо утюжили 
громады белесых туч и осыпались на землю то сыпучей 
ледяной грубостью, то обманчиво пуховой нежностью.
	Студенты последнего курса технического университета, 
Эмиль и Геня, грелись возле печки в маленьком флигельке, 
который они снимали все годы учёбы у местной 
пенсионерки. Ребята, сидя на корточках, подбрасывали 
лопаткой уголь и по очереди протягивали руки к огню. В 
кухоньке витали запахи, как в патриархальной деревенской 
избе: дерева, угля, пыли и довольно приятного дыма.

	Да, дружки решили вместе покорять олимп знаний и, 
после выпускных, недолго раздумывая, отправились в этот 
южный университетский городок.
      Эмиль осваивал специальность “атмосферного” физика, 
хотя тяготел к астрофизике. Нестыковка случилась при 
поступлении: видно чёрт дёрнул, вернее, попутал и пошёл 
туда, где меньше конкурс.
	А Геню удалось со второго захода пропихнуть (не без 
деятельной помощи Эмиля) на специальность - техника 
безопасности труда – там был полный недобор.
	Ребята сняли флигелёк в частном секторе, что рядом с 
главным корпусом университета, и окунулись в кипучую, 
часто неоднозначную студенческую жизнь.

	- Своей искусственной планетой ты и меня затягиваешь 
в сети неизведанной туманности, - вычурно высказался 
Геня, вставая в полный рост. – Однако, как друг, я 
вынужден подставлять своё хило научное плечо, дабы 
поддержать мечтателя в его безнадёжных грёзах.
	- Напрасно ты так... – обернулся Эмиль.
	Лицо парня раскраснелось, глаза блестели теплом.
	- Циолковского тоже считали мечтателем, но 
сторонники находились даже в те, смутные, очень сложные 
времена.
	- Скромностью ты не хвораешь, конечно. Хотя Люську 
напрасно отдал на растерзание шахтёрскому громиле, - 
соскочил с темы Геня и тут же вернулся: - Но забить сию 
мечту как тему диссертации... Очень-но сложно! Может, 
как-то по-другому сформулировать, неявно. А то ведь 
растерзают на совете как бобик перчатку и не 
поперхнуться.
	- Будет тяжеловато... – вновь потянулся к печке 
Эмиль, вздыхая. – Мой куратор тоже долго “жевал” тему. 
Мотал лысиной, даже пальцами щёлкал, но отмашку не дал. 
Ведь посуди сам: ясно каждому, не только 
здравомыслящему, – человечеству придётся когда-то 
покинуть нашу незабвенную  прародительницу Землю. Тут и 
пояснять ничего не нужно. И куда мы должны податься? На 
Луну, Марс или ещё какую планету?... А найдём мы там 
пристанище? Не замордуют там свои заморочки?... Значит, 
альтернативы нет – нужно начинать строить возле Земли 
свой, искусственный дом...

	- Согласен, уважаемый фантазёр – извини за 
комплимент. Но ведь народец ещё не созрел,  земелька ещё 
не исчерпалась, и греет солнышко. То есть, мягко говоря 
и чрезвычайно грубо выражаясь – гром ещё не грянул и рак 
не свистнул! Значится, расценят тебя в лучшем случае 
несерьёзным молодым нахалом, посягателем на святое, и 
отошлют в какой-нибудь городок погоду людям 
предсказывать.
	Эмиль засмеялся и в тон подхватил:
	- А тебя приставят охранять мою безопасность от 
посягательств людей, неудовлетворённых качеством 
прогнозов!
	- Вот тут ты прав...
	Звонок мобильного телефона прервал перепалку. Эмиль 
подхватил со стола трубку. Напевный, но уверенный 
женский голос парень узнал не сразу:
	- Эмиль?
	- Как есть он самый.
	- Надеюсь, узнал Лидию Сергеевну, очень деловую  
женщину с восточным разрезом глаз и походкой греческой 
гетеры.
	- И с манерами египетской Клеопатры... Я с 
удовольствием Вас слушаю, - игриво заулыбался Эмиль.

	С этой женщиной они с Геней познакомились при 
странных обстоятельствах.

	В тот субботний вечер, решили студенты отдохнуть в 
кинотеатре. В далеко не лучшем конечно - с финансами 
наблюдалась банальная недостача. Что смотреть – особо не 
трогало. Важен факт - “отвлечение от дум высоких”.
	После очередной оттепели, народ вывалил на 
центральную улицу и наслаждался слякотью. Настроение в 
городке витало приподнято-выходное, что ребят 
естественно захватывало. 
      На подходе к шумному перекрёстку, по ходу впереди, 
остановился, отблескивая редким “аметистовым” цветом, 
джип “Чeроки”. Дверь резво распахнулась и из неё 
уверенно выскользнула женщина, одетая в стиле позднего 
московского стилиста-оригинала: на голове немыслимая 
копна с заколкой-ракушкой, губы сияли алым перламутром, 
на ножках - высокие ботфорты. Но главная 
достопримечательность – шорты! Очевидно, это были когда-
то полноценные джинсы, из которых с корнем вырвали 
штанины. При этом края дополнительно украсили ожерельями 
из сверкающих камешек. На поясе – ремень, как у 
штангиста. На бляхе в форме тыквы - лихой казак с 
оселедцем и шашкой! И на этом фоне гордая, деловая и 
довольно смазливая мордашка.
      “Чудо” уверенно направилось к притормозившим, явно 
обалдевшим, парням. “Оно” приветливо улыбнулось и начало 
без предисловий, так, по-дружески:
      - Ребята, выручайте! 
      - Завсегда! – сразу же нашёлся Геня. – Ежели трактор 
заглох – можем толконуть. Ежели не сдвинется, можем на 
руках доставить, В общем...
      - И вы пригодитесь, - ткнула в Геню пальчиком 
оригиналка. – Но у меня предложение к вашему спутнику...
      Эмиль, который собирался с духом и мыслями, слегка 
опешил, но успел удивиться:
      - Ко мне?...
      - В мужиках я кое-что смыслю. Ваша стать и 
осмысленный взгляд мне подходят полностью. Короче – мне 
нужен любовник всего на одни вечер. Вернее, 
корпоративную вечеринку. Мы, как парочка, переплюнем 
всех моих конкурентов. А в моём деле...
      Тут она прервалась и протянула ручку Эмилю:
      - Разрешите представиться: Лидия Сергеевна Хата, на 
данный момент владелец сети салонов, в будущем – депутат 
верней палаты.  
	Эмиль пожал очень премиленькую ладошку и 
представился в ответ. И Геня, сделав глупое лицо, 
вклинился немедленно:
	- А я, Геня Никушкин. Меня бы мужем взять, а?... 
Наличие вместе, в смысле, в одном месте, любовника и 
мужа создаёт пикантность с чесночком и слабым привкусом 
кавказского перца. Отчего вашим конкурентам придётся 
несладко однозначно.
	Лидия Сергеевна театрально хохотнула и тут же 
сделала серьёзные глазки:
	- Замётано. Только вы, смешливый товарищ, разыграете 
роль удачливого афериста, владельца лечебно-массажной 
сети столичного бомонда. Эта сфера, где я намереваюсь 
основательно укрепиться. Так что – по рукам?
	Эмиль взглянул на друга, тот согласно кивнул и 
первым протянул руку.
	- Прошу! – не ответив на жест, сделала ручкой в 
сторону автомобиля женщина и, обернувшись, округлила 
очи, будто увидела нечто невероятное. Вернее, она не 
увидела... своего “Чероки”. Секундное замешательство 
прервал Геня:
	- Похоже, ваш американец куда-то умыкнул, или его 
умыкнули...
	- Во, подонки, - сузились глазки и в гневе 
заходились ноздри носика. – Что ещё за подставы!
	Она вытащила из широкого пояса мобильник, нервно 
набрала номер и стала кому-то, очевидно,  серьёзному, 
жаловаться и просить помощи.
	В общем, “сцена спектакля”, как высказался Геня, 
“осталась занавешенной”, но знакомство с очень деловой 
леди состоялось, как и “спектакль”, но позднее...

	- Есть предложение встретиться на нейтральной 
территории, - уверенными нотками, не предполагающими 
отказ, начала Лидия Сергеевна. – Территория – угол 
Будёновского и Петровского. Время – через час по нашему 
времени. Смысл, суть, причины и так далее поясню при 
встрече. Жду... – и трубка нудно заукала.
	- Кто там беспокоит внеурочно? – напыжился Геня, 
догадавшись, что вечер пройдёт без дружка.
	- Предлагают свидание! – игриво заулыбался Эмиль. – 
Такая женщина...
	- Это та, бабёха в стиле а ля деловая сосиска?
	- Она не только деловая, но ещё и умница, - 
акцентировал Эмиль, направляясь в комнату переодеться.
	- Тогда я завалюсь спать: впереди трудовая суматоха, 
- завздыхал Геня сладко потягиваясь.
	- Хорошо тебе, но мне, вероятно, будет лучше, - с 
лукавой физиономией обернулся Эмиль.
	Эта обычная для друзей словесная чехарда 
закончилась, когда одетый в куртку Эмиль закрыл за собой 
входную дверь: на него пахнуло морозом, а потом обдало 
бодрящим ветерком.

	Сидели в “Чероки”. В автомобиле было тепло и уютно. 
Лидия Сергеевна неспешно курила что-то американское, 
выпускала дым в приоткрытое окно и мерным голосом 
преподносила Эмилю довольно неожиданные вещи. 
	- До очень серьёзных людей дошли сведения, что ты 
увлекаешься идей искусственной планеты...
	Услышать такое от бизнес-леди для Эмиля было более 
чем странным. Он хотел прояснить, но женщина продолжила:
	- Поскольку в осмыслении идеи ты уже достаточно 
продвинулся...
	- А... откуда...
	- Есть предложение к сотрудничеству.
	Пока женщина затягивалась и изящно выпускала дым, 
Эмиль смог высказаться голосом, в котором от волнения 
слова наскакивали друг на друга:
	- То есть как?... Или в каком русле?... В смысле – 
научном? Или деловом? Так я ещё...
	- И научном, и деловом, и в любом, - обернулась она 
с сверкнувшим в тёмных зрачках чувством удовлетворения 
от произведенного на молодого учёного эффекта. – От тебя 
нужно принципиальное согласие, а детали - позднее.
	- Да я без всяких сомнений готов сотрудничать в этой 
области. Искусственная планета – моя... можно сказать, 
маниакальная идея! – вдруг затараторил Эмиль, словно 
боясь, что Лидия Сергеевна передумает, и он опять 
останется со своими грандиозными задумками один с Геней. 
– Ведь искусственная планета – это...
	- Вот, завтра и исповедаешься, - твёрдо остановила 
женщина разволновавшегося парня. – Я-то в этом деле 
посредник и не смыслю ни фига. Да, да! Полная дубинушка.
	- А... – сник Эмиль, но тут же встрепенулся. – А на 
сколько люди серьёзные? Какие у них возможности и что 
они могут предложить?
	- Завтра, в это же время, на этом месте. Я доставлю 
тебя. Там и задашь все вопросы.
	Не слушая больше Эмиля, она завела автомобиль и 
подвезла его до первой автобусной остановки...

	Выслушав новость, Геня заморгал очами и недоверчиво 
покривил губы:
	- Сотрудничество – это завсегда хорошо, тем более, 
когда ближайшие коллеги-учёные ещё не понимают и 
отвергают. Но что-то здесь коряжит, вот эта туманность и 
даже таинственность. Можно ведь сразу свести с людьми, 
обговорить. А то несколько сложно как-то.
	- Не нагоняй дыму - что может быть плохого в том, 
что кого-то мысль об искусственной планете тоже задела? 
Люди занятые, отчего попросили нашу общую знакомую 
предварительно обсудить...
	- Так-то так, но чёй-то смущает.
	Запевший чайник прервал прения сторон.
Глава 3.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось