Глава 2. Секта.

     За год до описываемых выше событий в глубине того же леса, в 
добротном деревянном доме, огороженным высоким частоколом из 
сосновых брёвен, проходило примечательное совещание. За широким 
столом на обычных крестьянских лавках сидели три человека. Во 
главе стола – седовласый, строгого вида мужчина. К нему 
обращались как к отцу Юлиану. По бокам расположились, опираясь 
локтями на стол, два других: один сухощавый, с настороженным 
лицом, по имени Антоний; другой, полноватый, с прямодушным 
выражением выпуклых глаз, звался  Кириллом. 
      На стенах комнаты висели примечательные иконы с 
нетрадиционным изображением как Христа, так и его апостолов. Во-
первых, лики святых были нарисованы маслом на фоне креста, во-
вторых, их лица были так тщательно выведены, что казались 
портретами живых людей. Большая центральная икона с Христом 
располагалось не в углу, как принято в русских домах, а посредине 
глухой стены. В остальном всё соответствовало старинным 
традициям: расшитое полотенце вокруг иконы, лампадка и горящая 
свеча на столике-тумбочке. Приятно пахло благовониями и воском.
      - Надеюсь, ты хорошо подготовился к предстоящему важному, 
рискованному заданию? – обратился отец Юлиан к Антонию.
      - Да, мой отец, - твёрдо, лишь слегка разомкнув губы, 
ответил парень.
      - Повтори для меня ещё раз то, что тебе предстоит совершить. 
Я верю в тебя, но...
      То, что рассказывал Антоний поражало необычностью и для 
непосвящённого человека казалось сумасшедшей, чудовищной 
авантюрой! Нужно было отправиться вместе с братом Кириллом в 
Ватикан и там, в знаменитом соборе, после богослужения спрятаться 
в потаённом месте под лестницей и остаться на ночь. Затем 
подобраться к стеклянному саркофагу с мощами известного святого, 
отключить сигнализацию, раскрыть святое хранилище и отрезать от 
мощей кусочек засохший  кожи!
      Зачем нужно совершать такое святотатство? К чему 
рисковать?... Однако, Антоний недаром прослужил в этом соборе 
несколько лет как специалист по установке и обслуживанию 
сигнализации. Поэтому успех операции был во многом предопределён. 
А кусочек мощей святого был нужен для осуществления мечты всей 
жизни в прошлом перспективного биолога и талантливого 
психотерапевта, а в настоящем - основателя и руководителя 
полулегальной религиозной секты, которая собиралась поклоняться 
воскресшим... святым! 

      Асмодей Роман Витальевич был успешным человеком во всём, за 
что ни брался. За свою почти полувековую жизнь он освоил 
несколько профессий. Процесс познания его увлекал сам по себе. 
Поэтому научившись чему-либо, он уже вскоре начинал томиться и 
неосознанно искать новое увлечение. Так Роман освоил несколько 
профессий, причём серьёзных: врача, биолога, психолога! Последняя  
кардинально изменила всю жизнь неспокойного, всегда чем-то 
неудовлетворённого человека.
	Занимаясь психологией, он заинтересовался воздействием 
религии на сознание человека, так как оказался свидетелем 
уникального проявления этого феномена.
	Тогда Роман работал биологом в филиале института сельского 
хозяйства в одном из городов средней полосы России. Вместе с 
группой сотрудников, он возвращался на автобусе из деловой 
поездки. Проезжая через какое-то село, увидели пожар и 
остановились, не полюбопытствовать конечно, а помочь. Пожарных и 
“Скорой” ещё не было видно, а огонь уже охватил весь дом. Селяне 
пытались тушить самостоятельно, но они явно не справлялись: и 
людей не хватало, и средств пожаротушения.
	Научные работники, не долго раздумывая, выскочили из 
автобуса и попытались помочь хоть чем-нибудь. Но их действия 
больше походили на бесполезную суету, так как к дому уже нельзя 
было подступиться: валилась крыша, летели ввысь искры, жар от 
пламени усиливался.
	Ещё по приезде бросилась в глаза среднего возраста, 
растрёпанная женщина, которую придерживали за руки два пожилых 
мужика. Она уже не плакала – стонала, обливаясь слезами, и 
вырывалась из рук, намереваясь бежать в горячее пекло. Как 
выяснилось позже, это была хозяйка дома и там, в огне, у неё 
остался маленький ребёнок.
	И тут к толпе людей, которые уже опустили руки с вёдрами, 
лопатами, вилами и с отчаянием ждали развязки, подошёл старик 
благообразного вида, с густой седой бородой и спокойным, мудрым 
взглядом. Он с лёгким поклоном перекрестился и спросил рыдающую 
женщину:
	- В какой комнате твой юнец?
	Женщина непонимающе посмотрела на старика, перестала стонать 
и прохрипела, облизывая потрескавшиеся губы:
	- Комната прямо, в самой глубине, как идти по коридору...
	Все замерли, не понимая ещё, что собирается делать 
незнакомец. Он же ещё раз перекрестился, прошептал что-то про 
себя, снял свой потрёпанный пиджачишко, накинул его на голову и 
быстрым шагом заспешил к горящему дому. Толпа людей только 
ахнула! Всё произошло так быстро и неожиданно, что никто не 
попытался остановить старика. 
	Когда согнутая фигура исчезла в пламени, щупленький, с серым 
лицом, мужичонка  компетентно высказался:
	- Пропадёт зазря! Странный человек...
	Однако тут же замолчал под осуждающими взглядами. В этот миг 
упало, выбросив сноп искр, очередное бревно; стала рушиться 
веранда... Несчастная женщина только всхлипывала, вглядываясь 
затуманенными глазами в беснующееся пламя пожара, и мелко 
дрожала. Мужчины уже отпустили её, поддавшись общему настроению. 
Минуты тянулись как часы...
	Будто огненный призрак, из бушующего пламени выскочил 
человек - он держал на руках завёрнутого в тот самый пиджачишко 
ребёнка! Едва они проскочили веранду, как её крыша обрушилась 
целиком, вызвав сноп искр, всплеск огня и стонущий вздох толпы. 
Первой к отважному старику кинулась мать ребёнка. Она не бежала – 
летела! Спаситель увидел её порыв, остановился и молча подал свою 
ношу...
	Ребёнок, хотя и в полуобморочном состоянии, вызванном жаром, 
дымом и страхом, был жив. Сам старик, ко всеобщему удивлению, 
почти не пострадал, лишь волосы да рубашка слегка обгорели. На 
благодарные слова и слёзы матери, он только откланялся, 
перекрестился и сказал фразу, которая твёрдо отложилась в памяти 
Романа:
	- Я, глубоко верующий человек, и нахожусь под защитой 
Господа! Он же угодные деяния людей видит, благословляет и 
помогает... Так-то...
	Ещё раз перекрестившись, отряхнув и расправив бороду, одев 
свой подгоревший пиджак, старик скромно удалился. Люди в  
оцепенении и благоговении смотрели ему в след. Никто не проронил 
ни слова. А издалека навстречу ушедшему уже нёсся вой сирен 
пожарных машин и “Скорой помощи”...

	Этот эпизод и идея клонирования живых существ, которая 
только начинала обсуждаться в специальных научных изданиях того 
времени, круто изменили жизнь Романа Витальевича. Посещая 
церковь, общаясь со священниками, знакомясь с Библией и другой 
религиозной литературой, он всё больше проникался мыслью о 
необходимости новой религии. Вернее, о модернизации той 
христианской, которая сложилась за долгий исторический период. 
Что хотел нового? Не нового, а старого, настоящего, истинного, 
заложенного Христом и его сподвижниками. Роман приходил к своему 
(наверное, спорному!) выводу, что современная христианская вера 
за века исказилась и только её первые проповедники, апостолы-
основатели, могут изменить положение. Вот если бы они 
воскресли!...
	Тогда и возникла мысль – создать своё религиозное учение, 
основанное на старых (с его точки зрения) канонах, найти 
последователей, обзавестись средствами и осуществить свой главный 
замысел - воскресить святых апостолов методом клонирования! “Они-
то и помогут воссоздать изначальную, истинную христианскую 
религию”, - с восторгом от своих планов думал Роман.
	Главное искажение христианства видел в том, что вместо 
единой церкви создалось множество, причём враждующих между собой: 
католики, протестанты, лютеране, православные... Каждый вносил 
своё, а где истинное? Христа стали называть Богом! Хотя он только 
сын божий, призванный помочь людям избавиться от скверны, 
научить, как спастись?... Он – посредник между людьми и Богом-
отцом!	

	Начал Роман Витальевич с целительства. Используя знания в 
медицине, психологии, скоро добился заметных успехов. Чтобы 
выделяться среди остальных знахарей, по-своему обставил рабочий 
кабинет, разработал оригинальную композицию икон, которые 
художники-профессионалы ему рисовали маслом по старинной 
технологии. Составил систему проповедей, в которых ненавязчиво 
внушал свои идеи. Довольно быстро некоторые исцелённые стали его 
поклонниками и соратниками. Уже через неполный год, Роман 
Витальевич объявил среди своих сторонников и сочувствующих о 
создании новой церкви – вернее, секты – под названием 
“Воскрешение”.
	Деятельность секты состояла из двух частей: официальной и 
тайной, неофициальной. Целью последней и было осуществление мечты 
новоявленного христианского реформатора. “Воскрешенцы” 
разрастались, открывали свои филиалы во многих регионах России. 
Вышли и за рубеж, в первую очередь в Италию.  На накопленные 
деньги Асмодей основал резиденцию, замаскированную под охотничий 
домик “нового” русского, в лесу, о котором упоминалось выше. 
Здесь рождались и готовились замыслы и планы по воскрешению 
святых. 
	Первой задачей, которую предстояло решить, - поиск и 
привлечение на свою сторону учёного, способного осуществить 
клонирование. Достать частичку мощей святого, Асмодей считал 
делом более простым, но готовиться к операции, попахивающей 
элементарной уголовщиной, начал загодя. Для чего тщательно 
разработал соответствующий план и готовил как людей, так и 
финансовые средства.
Глава 3. Неожиданное предложение.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось