Глава 2. Новый статус.

	Анжела так увлеклась Иваном, что даже не известила отца 
о прилёте. Сразу же занялась устройством парня в больницу, 
транспортировала и сопровождала его.
	Звонок застал её в больничной палате:
	- Ты хоть вкратце расскажи, что там произошло на 
буровой? Раз помалкиваешь, знать, что-то серьёзное, - 
недовольно бурчал Стив в трубку мобильника.
	- Папочка, потом всё расскажу! Сейчас мне нужно человека 
спасти. А кто это сделает, если не я? 
	- Ну ладно, к ужину будешь?
	- Не знаю, ...не обещаю, - торопилась Анжела. – Гуд бай!
	Связь оборвалась. “Вот упрямая! И увлекающаяся, как 
покойная мать...”, - кольнуло сердце Стива воспоминанием.
	Проявив настойчивость, Анжела добилась отдельной, хорошо 
оборудованной палаты; собрала консилиум из лучших врачей 
города. Тщательно осмотрев больного, обсудив результаты 
полученных анализов, врачи так и не смогли прийти к единому 
мнению о диагнозе болезни. В конце концов,  согласились с 
одним из старейших врачей-терапевтов:
	- Предлагаю назначить общий восстановительный курс от 
истощения, переутомления, переохлаждения и т. д. Ход лечения 
держать под контролем, а потом жизнь сама подскажет.
	На том и порешили... 
      Опыт и интуиция не подвели врача: молодой организм 
медленно, но уверенно одолевал болезнь. Температура спадала, 
лимфатические узлы возвращались в норму. 
      Окрылённая Анжела, которая ночевала в палате тут же на 
кушетке, наконец, заглянула домой.
	Выслушав дочь, Стив и сам заинтересовался загадочной 
историей. Интригу добавляли стойкая потеря памяти Ивана и 
нулевой результат попыток опознать и идентифицировать тела 
его товарищей.

					*  *  *
	К концу подходил март. Солнце хозяйским взглядом всё 
чаще осматривало улицы, собирало остатки снега в затейливые 
ручейки, и побуждало пернатых голосисто веселиться. 
Раздувались на деревьях настырные почки.
	Иван уже самостоятельно вставал, ходил по больничному 
коридору, и по-детски, с живым интересом, впитывал в себя 
больничную суету:  торопящиеся медсёстры, озабоченные врачи; 
мелькающие коляски и носилки с больными, острые больничные 
запахи.
	Подолгу стоял у окна, наблюдая за весенним городом: 
проезжающие троллейбусы, автобусы, автомобили; бегущие 
озабоченные люди...  и яркое солнце! Однако голову по-
прежнему сжимало и давило нечто тупое.
	“Как же всё это зовётся?” – с тревогой думал он, 
усиленно напрягая память. Дело доходило до слёз – но 
вспомнить ничего не мог. Оживал и становился веселее, когда 
приходила Анжела. 
      Взяв отпуск, она теперь много времени уделяла Ивану. 
Решила сама побороться с амнезией и с энтузиазмом взялась за  
обучение!  Её даже забавляло, что взрослый парень был как 
ребёнок, впервые познающий мир. Но разница была: ему иногда 
достаточно было только назвать предмет, и он вспоминал, всё, 
что с ним связано. 

	Гнетущая неопределённость осталась в душе Ивана после 
попытки опознать таёжных товарищей. Их похоронили, но 
остались посмертные фотографии, которые теперь лежали в 
тумбочке. Иван часто их просматривал. Вглядываясь в серые 
безжизненные лица, до ломоты в висках напрягая память, он 
так никого и не мог вспомнить. Мелькало что-то при виде 
одного женского лица, но, словно наткнувшись на невидимый 
барьер, - ускользало.
	И, вот, - весна! Вместе с ней наступил счастливый момент 
выписки из больницы.
	- Я уже подобрала и приготовила тебе комнату в наших 
хоромах, - сверкая взглядом, объявила Анжела.
	- Ты так обо мне заботишься – не знаю, как и 
благодарить, – смущался Иван. – Храни тебя Господь... – 
вдруг вырвалось у него.
      В голове кольнуло иголкой и затихло. Но девушка не 
обратила внимания на характерное высказывание.
	- Это я благодарна, что ты выздоровел. Впереди у нас 
много дел... Кстати, познакомлю с моим  “фазером”. Он тобой 
явно заинтересовался.
	
      Действительно, Стив встретил Ивана более чем радушно в 
своей двухэтажной квартире. Это была городская резиденция, 
где они жили с Анжелой.
	- Вон ты какой! – пожимал руку и хлопал по плечу Стив. – 
Судя по облику - представитель благородного рода. Память бы 
тебе...
	- Я уже, папочка, запланировала поездку в Австрию к 
одному мировому светиле в области психологии, - заявила с 
улыбкой Анжела.
	- Можно и в штаты... Есть там у меня один знакомый...
	Иван безучастно слушал этот разговор и с интересом 
рассматривал интерьер комнаты, необычный и новый для него.
	Потом, как и хотела Анжела, были поездки в Австрию, 
Америку. Да и в самой России Ивана осмотрели многие 
известные психологи и психотерапевты. Кое-что в их 
рекомендациях совпадало, что-то отличалось, но одно 
присутствовало постоянно: нужно время и терпеливый труд по 
восстановлению забытого.
	Они вернулись в свой (теперь уже родной) сибирский город 
и, не откладывая, взялись за “труд”, то есть - обучение. 
Через год упорной работы, Иван  прошёл школьную программу 
десяти классов и поступил на юридический факультет местного 
университета.
	Когда оформляли паспорт, Анжела предложила фамилию 
Таёжный, а отчество по имени спасителя – Семёна. Вскоре, 
Таёжный Иван Семёнович успешно закончил университет и стал 
работать в холдинге Стива Бэдмана, как помощник-юрист 
директора, Бедина Савелия Петровича.
      Всё это время с Иваном неотступно находилась Анжела. 
Закрутившись, девушка упустила тот момент, когда привычка 
опекать и быть рядом с этим “не от мира сего” парнем 
переросла в любовь...
      
      				*   *   *
      Надымов Виктор Петрович, солидный молодящийся мужчина, 
владелец крупной нефтяной компании “ЗапСибнефть”, на этом 
юбилейном вечере, пожалуй, впервые за прошедший год был в 
приподнятом настроении.
       После смерти жены, он старательно избегал 
увеселительных мероприятий. Поэтому и предложение коллеги по 
бизнесу, Стива Бэдмана,  прибыть на юбилейные торжества, 
принял не сразу. Однако решился...
      Теперь же, в компании молодых людей: блистательной 
Анжелы, украшенного смущением Ивана и неумолкающей в 
светской болтовне красавицы Юлии Шелестовой - чувствовал 
себя помолодевшим на пару десятков лет.
      Торжество было в самом разгаре: на фоне неумолкающей 
музыки звучали тосты, их сменяли танцы; уже и песни кое-где 
затягивались... Слегка опьяневший, захваченный общим 
весельем, Надымов стал усиленно ухаживать за Юлей. Даже, 
когда вели непринуждённый разговор с Анжелой и Иваном, он 
был рассеян и постоянно поглядывал на девушку. Танцевал 
только с ней и, прикасаясь к её молодости и красоте, 
чувствовал, как смягчается боль, притупляется нечто  
гнетущее и давящее. Возвращается былая уверенность и чувства 
далёкой молодости. Когда же Юля спела несколько песен с 
эстрады, Виктор Павлович был покорён окончательно. 
      Выглядел удовлетворённым и тамада вечера – Михаил 
Владимирович. Поглядывая на расходившегося Надымова, он и 
Ивану успел подмигнуть.
      Да, Иван был не просто посвящён в планы руководства, 
касающиеся “ЗапСибнефти”, но должен был сыграть свою роль в 
их осуществлении. Он знал о семейном положении Надымова и 
чисто по-человечески понимал настроение немолодого мужчины. 
Поэтому ненавязчиво подбадривал и поощрял его увлечение 
молодой певицей. И она, и выпитое шампанское, и 
соответствующие  темы бесед должны были поспособствовать 
убедить расслабившегося бизнесмена поучаствовать в 
перспективном проекте Стива Бэдмана. В этом проекте были 
“подводные камни”. Но в том-то и состояла задача юриста 
компании, чтобы конкурент их не заметил!
      В бизнесе широко практикуется способ устранения 
конкурента  “привлечением в компаньоны”. Тогда оппоненту 
можно предложить (по-дружески!) дело, которое либо 
объединит, либо впоследствии разорит, или совсем отстранит, 
или... – способов много!
      За время работы Ивану не раз приходилось использовать 
несовершенство законов, для “борьбы” с государством и 
конкурентами. Это была одна из ключевых его функций как 
юриста компании.
      Стив, в особенности Анжела, давно приметили 
феноменальную способность Ивана убеждать! При этом он 
опирался не столько на логику и знания, сколько на 
способность проникновенно говорить и завораживать 
собеседника взглядом синих глаз. 
      Наблюдая за хмелеющим – скорее, от прелестной Юлии – 
Надымовым, Иван испытывал неоднозначные чувства... Ему уже 
приходилось выполнять деликатные поручения руководства. Но - 
сейчас что-то тревожило. Может слова, сказанные Михаилом: 
“Поспособствуйте, Иван Семёнович, нашей Юлечке увлечь 
Надымова... Это облегчит подписание контракта...”. При этом 
от глаз Лозовского тянуло холодом и  чем-то хищным.
      
      Иван отогнал неприятные ощущения и взял Анжелу за руку. 
В ответ она ободряюще улыбнулась.
      - Вы, как пара, неплохо смотритесь! – сделал очередной 
комплимент Иван, когда Виктор Павлович с Юлей, разгорячённые 
и запыхавшиеся, уселись после танца.
      - Виктор Павлович прекрасно танцует, - со значением 
высказалась Юля.
      - Не вводите меня в краску, - смутился Надымов, скрывая 
своё удовлетворение.
      Выпили ещё шампанского, рассказали несколько анекдотов. 
Анжела предложила Юлии прогуляться в туалетную комнату: 
привести в порядок причёски и макияж. В отсутствие женщин 
Иван перевёл разговор в нужную плоскость.
      
      Идея совместной разработки нового нефтяного 
месторождения была не нова для Надымова. Она витала 
естественно, поскольку выиграть конкурс по одиночке обеим 
компаниям было сложно. Однако предлагаемый Бэдманом контракт 
совместных действий не устраивал опытного Виктора Павловича.
      Перейдя к деловому разговору, Иван описал предлагаемый 
контракт в новом свете.
      - Это только начало нашей совместной работы, - 
проникновенно лились слова под шелест тихой музыкы. – 
Прибыль, выгода – понятия относительные в данный конкретный 
момент. Главное – приобрести надёжного, постоянного бизнес-
партнёра! А это очень часто является залогом будущей прибыли 
и выгоды.
      Слушая Ивана, глядя в его тёплые синие глаза, Виктор 
Павлович всё больше проникался убеждением, что 
действительно, а почему бы ни попробовать! “Если объединить 
капиталы, можно горы своротить. А мелкие неточности – прав 
тут Иван Семёнович – погоды не делают”, - текли в голове 
руководителя “ЗапСибнефти” новые мысли.
      Увидев возвращающихся девушек, Надымов вдруг решительно 
опёрся руками о край стола и, молодо улыбнувшись, сказал:
      - А знаете, уважаемый Иван Семёнович, я, пожалуй - 
соглашусь!
      - Вот и прекрасно, - сказала подошедшая Юля. – Выпьем по 
этому поводу. А... ,собственно, о чём Вы?
      Глянув друг на друга, все заразительно расхохотались!
      
      В тот же вечер, когда банкет подходил к концу, в 
кабинете на третьем этаже порядком захмелевший, но 
счастливый, Виктор Павлович подписал контракт. Здесь же 
присутствовали: Стив, Михаил Владимирович и Иван. Возле 
дверей кабинета поджидали, коротая время за непринуждённым 
женским разговором, Анжела и Юля. Потом их пригласили в 
кабинет, где всей компанией осушили ещё одну бутылку 
шампанского.
      - За процветание нашего общего дела! – провозгласил 
Стив.
      - За согласие и... любовь! – добавил, лукаво глянув на 
Надымова с Юлей, Михаил Владимирович.
      Только Иван грустно прошептал:
      - Да поможет нам Бог...
      Эту ночь начинающая эстрадная певица Юлия Шелестова 
провела в особняке директора “ЗапСибнефти”.
      
      
      				*   *   *
      Подготовка к конкурсу шла полным ходом. В центральном 
офисе “Востокинвеста”, в просторном кабинете Стива, 
отделанном и обставленном в стиле делового дизайна, 
проходило совещание. Вёл его сам  глава правления. Поскольку 
рассматривался щекотливый вопрос - о взятке, то 
присутствовали самые доверенные лица: Бедин - генеральный 
директор, и Лозовский с Иваном.  Значение вопроса было так 
велико, что даже отказались от чая с коньяком, услужливо 
предложенных секретаршей Любочкой.
      - Не буду повторять о важности предстоящего конкурса, - 
оглядев присутствующих, важно начал Стив, – лишь подчеркну: 
разработка этого месторождения выведет нас в число ведущих 
нефтяных компаний страны со всеми вытекающими последствиями. 
Цена победы, как видите, велика! Поэтому для полной 
уверенности в положительном исходе дела остаётся сделать 
последний, но важный штрих – направить в нужную сторону 
действия председателя конкурсной комиссии, замминистра по 
природным ресурсам Руслана Арменовича Герояна. Какие будут 
предложения?
      Стив постучал пальцами по столу и значительно осмотрел 
коллег. После паузы, первым заговорил Бедин, полный мужчина 
лет за пятьдесят, страдающий отдышкой, от чего его лицо 
имело серый цвет.
      - Сталкивался я с этим Герояном, когда он ещё был 
директором НПЗ (нефтеперерабатывающего завода). Мужик 
осторожный и щепетильный. Напрямую денег может не взять. 
Нужно как-то хитрее...
      - Вы правы, - поддержал  Лозовский. – Мне удалось, 
используя кое-какие связи, установить, что у Герояна есть 
личный счёт в швейцарском банке...
      - Это уже интересно, – вытянулся во внимании Стив. – И 
номер счёта установил?
      - Естественно... – ухмыльнулся Михаил Владимирович. – 
Через подставную фирму-однодневку перечислим задаток за 
оказанную услугу, а после конкурса – остальную часть.
      - Великолепно! – заулыбался Стив. – Остаётся известить 
его об этом.
      - На охоте, - вновь подключился Бедин. – Он любитель 
этого дела. У меня есть знакомый лесник Егорыч. Охоту 
организует по высшему классу.
      - Так и сделаем. – Стив удовлетворённо стукнул уже 
кулаком и перевёл взгляд на молчавшего Ивана:
      - Ну, а поставить о сём в известность уважаемого 
председателя с объяснением всего, что от него требуется, 
поручим тебе, Ванюша! Лучше тебя  это никто не сделает.
      
      Пока шло обсуждение, Иван думал о своём...
      
      ...Подъехав к офису, он не сразу вышел из машины. 
Внимание привлекла сценка возле контейнеров с мусором. 
      Женщина неопределённого возраста, одетая во всё грязное 
и рваное, опираясь на короткие костыли (левая нога была 
замотана тряпками) сосредоточенно рылась в контейнере. 
Рядом, с видавшей виды сумкой, в таком же рванье, закинув 
голову вверх, переминался нетерпеливо мальчик, лет пяти. 
Найдя нечто съедобное, женщина внимательно его 
рассматривала, нюхала. Часто с неудовольствием отбрасывала в 
сторону. Пригодное подавала мальчику. Тот начинал жадно 
есть. Но, получив лёгкий подзатыльник, кидал объедок в 
сумку.
      Иван был ошеломлён! Такое видел впервые. Нет, он слышал 
о бомжах, видел иногда мелькающих в подворотнях неопрятных, 
с опухшими лицами людей. Но! Так близко и... мать с 
ребёнком, поедающим объедки!...
      Виски вдруг сдавило, как обручем, и, даже, затошнило.
      
      То, о чём говорили на совещании, только усилило чувства 
Ивана. Он остро, просто физически ощутил огромную пропасть, 
которая разделяла сидящих здесь и ту нищенку с ребёнком. 
Сотня тысяч долларов здесь и за деньги не почиталась. А там, 
у мусорника?...
      “Странно, почему так? Откуда такая несправедливость в 
нашей демократичной свободной стране?” – напряжённо думал 
Иван. Однако мысли проворачивались туго, словно поржавевшие 
колёсики.
      Слова тестя вывели из оцепенения. Он поднял глаза:
      - Да... Я конечно постараюсь... И... надо бы... надо бы 
оформить перевод для полной юридической чистоты, как плату 
за дорогую услугу или как гонорар...
      - Для страховки не помешает, - согласился Михаил 
Владимирович. – Оформим как гонорар за какой-нибудь ценный 
печатный труд!
      - Вот и ладненько! – удовлетворённо потёр руки Стив. – 
Ещё будут предложения? ...Ну, тогда можно и коньячку с 
чаем...
      - Господа! – поднялся Иван. - Разрешите мне раньше 
удалиться: чувствую себя неважно.
      - Да, вид у тебя бледный, - посочувствовал тесть и 
добавил: - Иди, а с утра жду в офисе с намётками разговора с 
Герояном.
      Откланявшись, Иван вышел из кабинета. Он так спешил, что 
даже не попрощался с секретаршей, вызвав у последней 
удивление – молодой юрист отличался повышенной 
интеллигентностью. Выйдя из офиса, посмотрел в сторону 
мусорника - там уже никого не было.
      
      				*   *   *
      Август в этих сибирских краях – холодный месяц. Признаки 
осени видны повсюду: сиротливые голые деревья; тучи, летящие 
серой лавиной, с которых нет-нет, да и срываются ледяные 
капли со снегом. Северный ветер пронизывает насквозь ещё 
легко одетых людей. Тайга чернеет, становится  неприветливой 
и грозной. Но для охотников, любителей грибов и лесных ягод, 
наступает благодатная пора.
      У Егорыча, лесника и егеря заповедного леса - частицы 
края древних озёр - охота и рыбная ловля давно стали 
семейным бизнесом. Проблем с организацией дела не возникло, 
поскольку Егорыч легко нашёл общий язык с местным 
начальством.
      Жил егерь по месту работы, в лесу, в добротном 
деревянном доме, с женой, сыном, невесткой и подрастающими 
внуками. Охотничьим делом занимались всей семьёй. Отгородили 
солидный кусок леса, устроили кормушки, вольеры и стали 
разводить разнообразное зверьё: стадо оленей, семейство 
диких кабанов. Уже обдумывали лося приручить. На 
приглянувшемся озерке выкармливали и растили рыбу, 
приваживали уток.
      Выстроили охотничий домик (вернее дом из четырёх 
солидных комнат с русской печкой посредине). Соорудили и 
русскую баньку на берегу. И, хотя плата за “лесные” 
удовольствия была приличной,  клиенты оставались довольны и 
не жалели потраченных денег.
      
      Руслана Арменовича Герояна пригласили на охоту через 
третьих лиц. Компания собралась небольшая, но тесная: 
ближайшие помощники Герояна и Стив со своими людьми. 
Приехали на двух джипах. Иван, в соответствии с 
разработанным планом, ехал вместе с Герояном и привлекал его 
внимание размышлениями о пользе отдыха на лоне природы, об 
экологии и, даже, о политике. Оригинальные суждения Ивана, 
его увлечённость были восприняты начальством с интересом.
      Руслан Арменович был типичный чиновник ещё 
“совдеповской” закваски, к которой органично добавились 
новые компоненты  – прагматичность и меркантильность.
      - Вот, много говорят об экологии, - развивал тему Иван. 
– И, действительно, деньги, вложенные в экологию, могут 
принести немалую отдачу. Пример – пустыня. Её главная 
особенность – солнце. Оросите пустыню, вырастите 
соответствующую культуру, и вложенные миллионы окупятся с 
лихвой!
      - Так-то так, но риск большой! – возразил компетентно 
Героян, покачиваясь на мягком сиденье. – А деньги нужны 
немалые.
      - И здесь бы людям не враждовать, не воевать, а 
объединиться. Тогда и деньги найдутся... – тянул своё Иван, 
с трудом вникая в свои же умозаключения – будто кто-то со 
стороны подсказывал ему.
      - Широко мыслите, молодой человек! – покровительственно 
похлопал Ивана по плечу Героян, лукаво моргнув своим.
      Те в ответ заулыбались и согласно закивали. Слова Ивана, 
его певучая манера говорить; тёплый, проникновенный взгляд 
вселяли в Руслана Арменовича доверие и даже расположение к  
собеседнику. Во всяком случае, он выгодно отличался от тех, 
с кем высокому чиновнику приходилось сталкиваться в 
последние годы. А были это в основном деловые люди, решающие 
конкретные задачи и проблемы. Ни времени, ни желания не 
доставало им, чтобы оглянуться вокруг и задуматься над 
глобальными вызовами, впасть в сентиментальность.
      А помечтать строгий чиновник любил, даже впадал в те 
самые сантименты. Скажем, мечталось особнячок новый 
прикупить, и на престижный курорт съездить, кое-что 
приобрести... дорогое! Но, возможности финансовые... Увы! 
Да, пресловутый монетарный голод неприятно тяготил Руслана 
Арменовича. И только предстоящая охота отвлекала, хоть на 
время, от дум и забот. Ведь организаторы недвусмысленно 
намекнули на её несомненный успех.  В словах молодого юриста 
сквозили отголоски молодости, её наивные влечения. И это 
чиновнику тоже нравилось в данный момент, поэтому, когда 
прибыли на место, он искренне выразил своё расположение:
      - Рад был, Иван Семёнович, познакомиться и надеюсь 
продолжить беседу.
      - Обязательно продолжим – мы-то с Вами в одной засаде, 
по-моему, на кабана, – не смутился Иван.
      Оживлённо переговариваясь, с восторгом рассматривая лес,  
компания потянулась к охотничьему домику. Из его трубы уже 
призывно струился дымок, а у ворот поджидал с радушием на 
лице и хитроватым блеском в глазах бородатый Егорыч.
      
      Охота действительно удалась, впрочем, как и рыбалка. К 
вечеру во дворе под руководством Егорыча разделывали тушу 
молодого кабанчика, подстреленного, кстати, Герояном. Под 
навесом женщины – жена и невестка Егорыча – общипывали 
ошпаренных кипятком уток и чистили рыбу. Посреди двора горел 
костёр с внушительным котлом, а чуть поодаль, на берегу, уже 
дымилась сизым дымком – баня! Рядом с костром был пристроен 
стол, на котором располагалась домашняя снедь и 
“разнокалиберная” выпивка. Пока готовилась свежина, охотники  
разогревали себя водкой и коньяком. Нёсся смех, шутки. 
Героян со Стивом увлечённо обсуждали детали удавшейся охоты.
      Потом была баня и обильный ужин с жареной и варёной 
свининой, утятиной и рыбой, а также домашними продуктами и 
солениями. Всё, как и положено, когда сопутствует удача. 
Руслан Арменович выделялся восторженным настроением. Он 
лихо, с чисто кавказским колоритом, провозносил тосты, сыпал 
шутками, анекдотами, заражая своим весельем.
      Стив и Лозовский сидели чуть в стороне, и каждый по-
своему оценивал результаты охоты. Один Иван задумался на 
дальнем конце стола. Иногда он отрывался от мыслей и пытался 
жевать твердоватую дичь, запивая её мелкими глотками кваса. 
      
      ...Иван с Герояном с лицами бывалых охотников несли  
убитого кабанчика, привязанного ногами к палке. Под 
охотничьими сапогами  успокаивающе поскрипывали опавшие 
ветки, пожелтевшая хвоя, колкие сосновые шишки. Стив отстал, 
делая вид, что высматривает зверя. Героян же увлечённо 
делился с Иваном своими впечатлениями. Он энергично 
жестикулировал левой рукой, а его чёрные глаза азартно 
горели. Веток, бьющих по лицу, начальник просто не замечал.
      Нужно было начинать “ключевую” беседу, но Иван вдруг 
заколебался: что-то внутри придерживало его, подавляло. “Что 
это на меня нашло?” – напрягся, как пружина, от ощущения, 
что удобный момент может проскочить. А не выполнять или 
плохо выполнять поручения Стива он не привык.
      Наконец, когда уже лес начал редеть и вдали замаячили 
очертания домика, собрался с духом и мягко перебил 
разговорившегося “охотника”:
      - Видно, что охота пришлась Вам по душе. И это приятно 
осознавать и мне, и нашему руководству. Но наша фирма 
приготовила Вам ещё один сюрприз...
      Чиновник приостановился, сделал удивлённые глаза и разом 
замолчал. А Иван почувствовал, что торопится, что надо бы не 
так сразу! Но... хотелось быстрее избавиться от неприятного 
ощущения.
      - Ознакомьтесь, пожалуйста.
      Нервно вытащил и резко протянул “напарнику” распечатку 
банковского документа. Героян даже голову набок склонил, 
словно засомневался в чём-то. Однако опустил на землю добычу 
и, взяв бумажку, углубился в чтение. Сначала его глаза 
сузились, лоб нахмурился; потом брови взлетели вверх, и на 
губах появилась плохо сдерживаемая улыбка-ухмылка.
      - Гонорар за научный труд, изданный... – не докончив 
фразу, Героян посмотрел на Ивана маслеными глазами. – 
Премного благодарен, -  после секундной паузы, выдохнул он.
      - И мы Вам благодарны... заранее, – заторопился Иван.
      Героян же невозмутимо всунул бумагу за борт бушлата, 
энергично взялся за ношу и продолжил болтовню как ни в чём 
ни бывало.
      
      ...Теперь, наблюдая за словоохотливым, очень развязным  
Русланом Арменовичем, за учтивыми, услужливыми лицами Стива 
и Михаила, он чувствовал себя чужим в этой весёлой, 
обласканной жизнью компании. В мозгу вертелась волчком 
сумма, указанная в банковском переводе, а на её фоне – 
нищенка на костылях и с ребёнком.
Часть 3. Глава 3. Афёра.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш e-mail не будет опубликован.

 символов осталось