Глава 2. Лёшка-плут.

      Кромешный лес из окаменелых деревьев, покрытых плотным слоем  
тёмно-зелёного мха, был вотчиной лешего Лёшки-плута. Жил леший в 
дупле, устланном соломой, наворованной у Гусееда. До того как 
попасть в царство Чернобога, Лёшка проживал и работал в городе 
Ляпове под именем и фамилией вполне приличными, как-то Плутов 
Алексей Макарович.   
      Работал Алексей Макарович в райисполкоме в отделе по 
земельным ресурсам, в подотделе выделения и надзора за земельными 
участками для индивидуального строительства. Имел Плутов вид 
солидного, уважаемого чиновника: округлая фигура, увенчанная в 
меру выступающим брюшком; тёмные очки над мясистым носом и 
толстые, оттопыренные губы, выражающие постоянную занятость и 
озабоченность. Три (может чуть больше) волосинки на голом черепе 
окончательно формировали образ обожаемого многими ответственного 
работника государственного учреждения.
      Домашний уют создавала и охраняла полная, с большой 
бородавкой на верхней губе, флегматичная жена с тремя детьми 
погодками (младшему под тридцать). Великовозрастные птенцы не 
спешили улетать из родного гнёздышка, состоящего из двух частей: 
пятикомнатной квартиры в центре городка и двухэтажного особняка, 
расположенного на полутора гектарах пахотной земли.
      
      А при прежней советской власти работа в земельном отделе 
отличалась скукой и низкой доходностью... для ответственного 
чиновника. Строили мало и в строго определённых, мало пригодных 
для жилья местах. Поэтому в те годы многодетная семья Плутова 
ютилась в двухкомнатной “хрущёвке” на пятом этаже. Имела дачу в 
шесть соток земли на склоне оврага с железным домиком-ящиком на 
краю.
      Расцвет Алексея Макаровича и как человека, и как чиновника 
начался с развалом страны и переходом к свободной, неотягощённой 
совестливыми мыслями и настроениями жизни. Некоторые так быстро 
стали богатеть, что Макарович не поспевал за ними в своём росте, 
профессиональном, интеллектуальном и материальном. Эти, 
некоторые, захотели сразу, почти в мановение ока, кардинально 
изменить свои жилищные условия. Да так устроиться, чтобы их 
предки в гробах перевернулись от зависти, а те, что ещё не в 
гробах – позеленели и покоробились!

	По мере роста элитного строительства, роль и значение 
Алексея Макаровича в определённых городских кругах возрастали. 
Менялся и внешний вид. Он так замотался с земельными вопросами, 
что похудел и даже осунулся, чего раньше не бывало. Несмотря на 
хронические недосыпания и недоедания, принял вид более поджарый и 
помолодевший. Новые богачи (чаще со старыми лицами) понятливо и 
уважительно относились к ответственному работнику. Одаривали 
последнего в возрастающих количествах и в соответствии с ростом 
конкуренции на строительство в заповедных местах. 
	Вскоре Плутов органично вписался в современные реалии, выйдя 
на тот материальный уровень, который соответствовал новому 
статусу. Для чего, не церемонясь, приобрёл роскошную квартиру 
бывшего райкомовского первого секретаря, почившего от сердечного 
приступа ещё в начале реформ. Построил особняк, купил престижный 
автомобиль... – всё, как положено чиновнику, занимающему 
ответственную должность. 
	Высокое районное начальство тоже зауважало и заценило 
понятливого подчинённого, который и для него, начальства, сделал 
немало... без лишних хлопот и пояснений
	Когда строительный и обогатительный бум несколько поутих, 
одних насытив (ненадолго), других отправив бомжевать,  Алексей 
Макарович окончательно освоился в бурном море дикого капитализма 
и снова стал полнеть и грузнеть. Это бы ничего, но вот чрезмерная 
уверенность в собственных силах, выросшее самомнение и неизвестно 
откуда взявшаяся тяга к женскому полу подвели удачливого 
чиновника-бизнесмена, отправив “лешачить” в царство Кромешного 
света.
	
      Началось всё с прихода в приёмную блондинки средних лет, с 
удивительным именем Лёля. Такие красивые женщины к Плутову ещё не 
приходили! Это была фотомодель с какого-нибудь “Пентхауза”. Когда 
она уселась напротив Макаровича и элегантно, не спеша положила 
великолепную ножку на ножку, на которой с трудом обозначалась 
мини юбка – чиновничье сердце заколотилось как тракторный мотор, 
заведенный после долгого стояния на сорокаградусном морозе!  
	Плутов смотрел на блондинку и впервые осознавал смысл 
понятия “потерять дар речи”. Он облизывал губы, как кот перед 
миской со сметаной, и абсолютно не моргал глазами. Неотразимо, 
томно улыбнувшись, Лёля слёзно попросила помочь её бедной семье в 
выделении маленького участка... в два гектара для строительства 
“скромного домика”... Она так мило и трогательно моргала длинными 
ресницами, так грациозно вытирала душистым платочком невидимые 
невооружённым глазом слёзы, что чиновник от умиления и восхищения 
уже впадал в транс.
	Однако, когда выяснилось, что “несчастной” семье хочется 
заполучить участок на берегу речки в элитном посёлке, где всё 
давно распределено и продано, чиновник почувствовал себя облитым 
ледяной струёй, брызнувшей на раскалённые угли пленительных 
ощущений! Ему на миг показалось, что он окутался облаком плотного 
пара.
	Лёля тонко уловила перемену в глазах и облике мужика и, 
будучи готовой к такому развороту,  выдала свой главный козырь! 
Убрав с лица страдальческое выражение и заменив его на грустное, 
с паволокой в глазах; поведя оголёнными плечиками и поправив 
лакированный локон волос, проворковала:
	- Я такая одинокая... Так соскучилась по мужскому вниманию.  
Эти вечные проблемы... Жизнь проходит, а впереди пустота!
	Она снова собиралась поплакать, но взволнованный 
окончательно чиновник, в котором проснулось подзабытое мужское 
начало (не старый ещё – только под пятьдесят) сбивчиво предложил:
      - Ну, ч-что Вы... Я готов... вернуться к Вашему вопросу... 
позднее.
      - Нет! Мне нельзя позднее – сегодня же! – патетически 
вскрикнула посетительница и, взяв дрожащую руку Макаровича в свои 
ладони с бесподобными по длине и лакировке ногтями, глянув 
прожигающим насквозь взглядом, страстно выдохнула. - Жду Вас 
вечером по этому адресу...
      Она ткнула обалдевшему мужику визитку. Поднявшись, игриво 
помахала ручкой и модельной походкой удалилась из кабинета.
      Долго потом Плутов приходил в себя, вымеривая кабинет 
гулкими шагами; лихорадочно вытирая пот с бровей и глотая по ходу  
воду стаканами из хрустального, недавно подаренного председателем 
райисполкома, графина. 
      Домой пришёл возбуждённый, что в общем-то не вызвало 
вопросов жены, привыкшей к нервной работе мужа. Ночь спал с 
эротическими сновидениями, от чего порывался перелезть на 
половину жены. Последняя не поняла намерений мужчины и, потрогав 
его лоб, напоила какими-то таблетками, закутала плотно ноги и, 
укрыв ватным одеялом, ушла спать к дочери.
      
      Затем был жаркий вечер в гостях у одинокой Лёли. Вихрь 
поздней страсти захватил мужика целиком. Ради такой женщины готов 
был, естественно, на всё: проводил с ней целиком свободное и 
частично несвободное время (даже жена заметила изменения в облике 
и поведении драгоценного); дарил подарки и конечно же начал дело 
по выделению для возлюбленной запрошенного участка земли!
      Захваченный страстью в тонкости не вдавался - кому и за что 
уже выделил когда-то землю, получив положенную мзду. Поступил 
просто: с помощью друга-судьи нашёл неточности в представленных 
прежним заявителем документах и аннулировал договор. Адвокатов 
заявителя даже не выслушал, так как торопился обрадовать свою 
пассию счастливым известием.
      И действительно обрадовал так, что Лёля, получив документы, 
чмокнула Макаровича в лоб и заявила о необходимости своего 
временного исчезновения. Нет, на прощание очень убедительно 
пообещала ошеломлённому любовнику, что скоро объявится, и их 
счастливые встречи продолжаться. Несколько огорчившись, 
потерявший ощущение реальности, Алексей Макарович приготовился 
терпеливо ждать свою Лёлю.
      
      Пошло не так уж много времени, но красавица-любовница не 
появлялась. Тогда Плутов, разъедаемый страстью и сомнениями,  
решился съездить в элитный посёлок и попытаться разыскать предмет 
своей любви. 
      Дело было к вечеру. На повороте к посёлку, его машину 
остановили люди в милицейской форме. Среди них почему-то оказался 
тот, прежний заявитель. Подойдя к Макаровичу, который вылез из 
автомобиля и собирался возмутиться по поводу наглых действий 
представителей правопорядка, “заявитель” без предисловий нанёс 
удар по чиновничьей  голове чем-то тяжёлым. После чего, по 
истечении непродолжительного времени, связанного в основном с 
похоронами, Плутов попал в царство Кромешного света, опять же, на 
уважаемую в этих краях должность лешего!
      
      Обязанности лешего, между прочим, были не такими простыми и 
требовали незаурядных способностей в плутовстве и оболванивании 
неизвестных, неугодных и опасных  лиц, существ и предметов, 
пытавшихся переместится через этот участок границы царства 
Чернобога. Опыт, приобретённый в прежней, неправедной жизни, 
помог выдвинуться и даже получить похвалу супруги царя, Мораны. 
За что был награждён почётным званием - Плут! 
      Местное, посюстороннее население и сослуживцы так и прозвали 
лешего: Лёшкой-плутом. Вид бывший чиновник районной администрации 
имел типично нечистый: тело, заросшее  чёрной, с зелёным отливом 
шерстью; мясистый нос между круглыми, выпуклыми глазками; острые, 
смахивающие на поросячьи уши по бокам голого черепа. Руки и ноги 
от постоянного общения с камнями больше напоминали лапы медведя. 
Выражение морды, правда, осталось то же: занятость, озабоченность 
с добавившимся оттенком свирепости.
      В общем, увидела бы его жена, пожалела бы не только себя, 
детей, но и потомков в третьем поколении. 

      Лёшка-плут являл собой первую ступень охраны Кромешного 
света. Чтобы легче управляться, имел помощников – лешенят, 
плутовавших при светлой жизни с меньшим размахом, чем Макарович, 
потому и получивших низшие должности.

			*   *   *
	Убегая от “санитаров”, Хлыст мысленно матерился и проклинал 
себя за жадность. “Ну, удалось откупиться от зоны, остались кое-
какие сбережения – и притихни на время. Так нет же – потянуло на 
большее...  мать твою...”.. 
	Где очутился, Хлыст воспринимал слабо. 
      После освобождения из СИЗО, куда засадила Бой-баба, прилетел 
в столицу и плавно переместился в Ляпово. Здесь схоронился на 
окраине у кореша, где баловался наркотиками. Затем тайно приехал 
в Чудово и, отслеживая фирмачей, подвязался к местному алкоголику 
Власу. Там к прежней “дури” добавился Фёклин самогон. Всё вывихи 
в сознании, после того как ступил на порог пещеры, воспринимал 
как “глюки” горючей смеси – наркоты и самогона.  Поэтому ничему 
особенно не удивлялся.
	
      Овечье стадо и каменную хижину-дом приметил издалека. Решил 
обойти стороной, чтобы не рисковать и не задерживаться на случай 
погони. Но... в желудке заурчало и подстегнуло авторитета на 
мелкий разбой. Обойдя хижину, он подкрался к стаду, выбрал 
поменьше овцу и легко поймал её. Чтоб не блеяла, профессионально 
быстро задушил кожаным шнурком. Воровато оглядываясь, поспешил в 
направлении того, что издали напоминало лес.
	Он не мог видеть, как из крохотного окошка домика за ним с 
хитринкой и ухмылкой наблюдал Гусеед. 
	“Ну и лес! – подумал Хлыст, осматривая странные зеленоватые 
деревья. – А надо бы отсидеться и дровишек на костёр 
сварганить...”. Он положил овечью тушу на землю, достал из пальто 
нож-финку и ткнул в ствол первого дерева - в ответ со скрежетом 
отлетел кусочек мха вместе с каменной крошкой. “Камень что ли? 
Мать твою...” - выругался авторитет оглядываясь.
	- Камень, гражданин, камень... – услышал голос с 
характерными официальными нотками.
	Резко развернулся и чуть не упал - перед ним стояло что-то 
лохматое, ушастое, носастое и губастое с зеркальной лысиной.
	- Шалите, гражданин? Это что такое? – существо указало на 
тушу задушенной овечки.
	Хлыст открыл рот и беззвучно зашевелил похолодевшими губами.
      - Понятно, - удовлетворённо скривилось существо и 
постановило: - Ворованное, именем и нижайшим повелением 
чернейшего царя Черногора,  конфискую, а Вас, задержанный, до 
установления личности и определения дальнейшей судьбы, отправляю 
в отсидное дупло. Эй! Лешенята!
      Хлыст продолжал глотать воздух, чувствуя, как в висках 
сдавило тисками, а извилины в черепке переплелись в клубок!  Тем 
временем с деревьев, как стайка обезьян, сыпанули такие же чудища 
и, подхватив за руки, поволокли авторитета вглубь леса. Леший же 
наклонился и подобрал с земли нож, выпавший из онемевшей руки 
вора.
      
      			*   *   *
      После гостеприимной встречи и некоторого прояснения 
ситуации, фирмачи с большим оптимизмом отправились дальше. Цель  
путешествия вырисовывалась чётче, хотя и не конкретно. Григорий, 
мысль которого о наличии жизни внутри Земли оказалось наиболее 
реальной, пытался восстановить свой пошатнувшийся авторитет.
      - Думаю, в этом царстве, мы найдём что-нибудь ценное, скажем 
золото, прежде чем вернёмся домой, - подбодрил он коллег, живо 
обсуждавших создавшееся положение. – Не может быть, чтобы 
затраченные труды пропали даром!
      - Ценное может и найдём, - задумчиво сказал Тишка, - да как 
бы головы ни потерять...
      - Здесь, как в любой сказке, - подбодрился Филька, - 
хитростью надо брать и смекалкой. Возьмите деда Антипа...
      Но рассказать байку не успел, так как подошли к странному 
лесу и остановились: кто в недоумении, кто со страхом, а Тишка с 
любопытством.
-	Что за декорации? 
      - Не деревья, а статуи, вымазанные просроченной зелёной 
краской, – сплюнул Филька.
-	Как интересно! – почему-то восхитилась Устя.
      - Наверное, скоро и нечисть объявится, - с опаской 
всматривался Григорий.
      - А куда ж ей деться? – бодро предположил Филька. – Бояться 
не стоит. Она сама всего боится...
      
      Переговариваясь, фирмачи вошли в лес. Не успели углубиться, 
как были остановлены убойной, действительно сказочной картиной – 
на деревьях полукругом, с плутоватыми мордами, расположились 
лохматые существа, больше напоминающие обезьян, типа ленивцев, а 
в центре, под самым толстым деревом, сидело более крупное 
безобразие – явно леший.
      Устя вскрикнула, Григорий побледнел, как мел после сушки, 
Филька вскинул брови и правый глаз, а Тишка только напрягся. 
Замешательство длилось недолго.
      - Привет слугам царёвым от пришельцев с того, в смысле 
Белого, света! -  нашёлся Тишка и, не дожидаясь реакции леших 
сил, продолжил: – Нас уже просветили о здешних правилах 
поведения, поэтому предлагаем, как и заведено в цивилизованном 
мире, провести переговоры относительно нашего дальнейшего 
продвижения... 
      - Да... – согласно закивали коллеги, а Филька уточнил: - Мы 
собственно... хорошие, не кусаемся, не царапаемся... 
      - Не изволите сообщить Ваше драгоценное имя-отчество? – 
склонился, было, Тихон.
      В ответ стая тревожно загудела, а леший поднял тяжёлый 
взгляд, пристально осмотрел каждого, шевельнул толстыми губами и 
важно пробубнил:
-	Хозяин я здешнего леса-кордона, по имени Лёшка-плут.
      “Раз плут, - подумал Тишка, - значит, в прежней жизни был на 
государственной службе”.
      - ...Переговоры, говорите, цивилизованные... – продолжал 
леший, - это мы посмотрим, разберёмся... Доложите-ка лучше: кто 
такие? Куда и с какими намерениями путь держите?
	- Прослышали мы на Белом свете, что есть глубоко под Землёй 
удивительное Кромешное царство... – начал Тишка, лихорадочно 
соображая, о чём и как говорить, чтобы ловчее уломать лешего. -  
Вот, идём на аудиенцию к царю вашему, Чернобогу...
	- Эк, загнули, - хихикнул леший, а за ним загоготала орава 
на деревьях, - ежели кому ни попадя вздумается к царю ходить, то 
когда же его чёрности государственными делами заниматься! Вы 
конечно нечастые гости с Белого света, но и вам, прежде чем к 
чернейшему на приём идти, обжиться надобно, осмотреться и себя 
показать. Тогда, может быть... - леший самодовольно выпятил губы 
и картинно закатил глаза, - пропущу вас на следующую ступень 
охраны к дружку моему, Корчмарю-водяному! А пока возвращайтесь к 
Гусееду, поживите с годик. Овец растите и царя нашего, Чернобога, 
чтите и прославляйте! 
-	С годик?! – невольно воскликнули фирмачи хором.
      - Может и более... – заюлил жёлтым взглядом Лёшка-плут.
Тишка, понимая, что надо спасать положение, предложил:
      - Уважаемый леший, дозволь нам посовещаться: может, найдём 
компромисс и не будем растягивать посещение?
      Лешенята возмущённо зароптали, замахали руками, запрыгали. 
Но Лёшка-плут, привыкший в светлой жизни к компромиссам, 
согласился подождать весомых предложений... Но недолго.
      
      Фирмачи отошли в сторонку, стали кругом. Испуганный Григорий 
выполнять функции главы фирмы явно был не готов, поэтому открыл 
совещание Тишка:
      - Давайте в ускоренном темпе сообразим, чем этого рьяного 
царского служаку, взять?
      - Взяткой! – блеснул оком Филька и повернулся к Григорию:  – 
Что у нас, Мыслитель, с финансами?
      - Деньги все дома... – растерянно промямлил Григорий и тут 
же залепетал, полоснув взглядом в сторону Усти. - Все начальники 
любят женщин...  
      В ответ девушка глянула на Мыслителя возмущённо, но Тишка  
опередил её:
      - Чего? Женщину? Дудки ему! Есть другое предложение  – 
лесть! – Тишка оглянулся и перешёл на шёпот. – Эти крохоборы до 
чёртиков любят, когда их хвалят. 
      Пока коллеги впитывали сказанное, Тишка развил мысль дальше, 
обращаясь к дружку детства:
      - Выручай Филя! У нас есть пара минут, за которые ты должен 
состряпать байку на предмет восхваления прошлого, настоящего и 
будущего Лёшки-плута. Да так, чтобы нас не только пропустили, но 
и проводили торжественным эскортом до следующего стража... 
водяного, по-моему...
      Филька с полуслова понял друга и уже нахмурил брови в 
раздумье. Сочинять, вешать гусиный помёт на любой предмет – было 
его родной стихией. “Выудить бы земное имя-фамилию лешака, а 
там...”, –  нашёл Филька главную зацепку своей будущей 
импровизации и решительно махнул рукой: - Приглашаю на 
показательное словоблудие с элементами умеренного лицемерия и 
лжи!
      - Интригующее начало! – воскликнула Устя и фирмачи поспешили 
к нечистому.
      
      Ожидая пришельцев, лешенята от скуки затеяли игру в виде 
скачек по веткам, а Лёшка-плут маленько вздремнул. Когда фирмачи 
подошли, на сонной морде проскользнуло недовольство: уже жалел, 
что затеял “переговоры”.
      Косой сходу приступил к действу. Он низко, по-русски, 
поклонился и вежливо начал:
-	Разрешите, уважаемый страж царского покоя, слово молвить?
      - Только без прений и коротко... – блеснула лысина и 
померкла.
      - В недавние времена пришлось мне столкнуться с чрезвычайно 
умным, интеллигентным и справедливым в своих делах районным 
начальником... Как ему удавалось сохранять свои высокие качества 
в условиях низкого профессионализма и примитивных наклонностей 
остальной части руководящего состава – для многих оставалось 
загадкой, вроде тайны бермудского треугольника...
      Уже с первых слов (особенно про умного начальника) глазки 
лешего напряглись, а ушки навострились. Свора на ветвях притихла.
      - ...Скажем, захожу я в кабинет, а... извиняюсь, 
запамятовал... – Филька вопросительно раскрыл рот, побуждая 
лешего к подсказке.
      - Алексея Макаровича! – назидательно подсказал тот (мол, как 
это можно забыть!) и добавил тише. – Плутова...
      - ...да-да, Алексея Макаровича Плутова, умнейшего, скажу я 
вам, человека, и прошу решить мой маленький для района, но 
большой для меня вопрос...
-	...земельный, - уже активнее подключился леший.
      - ...с хитрой изюминкой, - ориентировался по ходу Филька. - 
Когда делили колхоз на части, по паям, мне достался участок 
земли... Граждане! – вскину руки, с пафосом обратился Филька к 
сидящим на деревьях, - вы не поверите – аккурат в виде солидного 
куска асфальтированной дороги местного значения. Возникает 
простой, но резонный вопрос: как на асфальте сеять пшеничку и 
сажать огурцы с помидорами?
      В этом месте толстые губы бывшего чиновника разлезлись в 
ухмылке, а помощники на ветвях ехидно захихикали. Филька с 
удовлетворением отметил нужную реакцию на “бывальщину” и 
вдохновенно продолжил:
      - Куда я только ни ходил, к кому ни обращался, кланялся, 
списывался – результат, как пальцем в ж... воду. Нет, пытался 
один раз по весне посадить на обочине огурцы. На удивление урожай 
выдался обильный. Но опять же - чуть под суд не попал за 
подстрекательство сельских пролетариев к пьянству. Огурцы 
оказались дармовой и легко доступной закуской. Пропитые мужики 
организовали на обочине бесплатную забегаловку, куда стали 
стекаться любители “разогреться” из других деревень...
      Здесь Леший хохотнул, а лешенята загоготали.  Коллеги в свою 
очередь тоже с трудом сдерживали смех. Они уже поняли, что Филька 
нащупал своё и в юморном ударе.
      - ...Количество аварий (особенно грузового автотранспорта) 
на участке резко возросло. Отчего наехали ГАИшники  и...  глотать 
бы мне лагерную похлёбку на Колыме и гнуть хребет на лесоповале, 
если бы не Вы, бывший Алексей Макарович!
      Тут спина лешего выпрямилась, шерсть разгладилась, а лицо 
приняло гордое выражение.
      - ...Не стал умница-начальник разбираться с земельной 
несуразицей, а дал ценный совет...
      Тут Филька высоко поднял указательный палец правой руки и 
сделал многозначительную паузу. Наступила томительная тишина, а 
один лешенёнок чуть не свалился с дерева.
      - ...Не мотайся ты, несчастное колхозное прошлое, по 
инстанциям, где слово “правда и справедливость” давно отсутствуют  
в лексиконе, а организуй коммерцию и заработай денюжку! Всё в 
духе рыночного времени и никакого криминала.
	Внял я совету  опытного начальника, хорошо прочувствовавшего 
рыночные подходы, и сделал участок дороги - платным! Поставил на 
границах шлагбаумы и деревянные будочки. Нанял мало пьющих 
безработных мужиков как контролёров и установил тариф за проезд 
по мировым рыночным ценам. Ездовой народ естественно возмутился, 
стал писать жалобы по инстанциям. Да придраться не к чему - всё 
по закону. Моя земля, частная: хочет кто попользоваться – плати.
	На деревьях послышалось прерывистое визжание и одобрительный 
гул. Лёшка-плут расплылся в зубастой улыбке: знайте, мол, наших!
	- ...Вот тут-то и была зарыта главная суть, дорогие граждане 
лешие, скрытое рациональное зерно совета Алексея Макаровича. 
Высшее начальство переполошилось. А тут ещё из-за ремонта 
соседних дорог, поток транспорта по моему участку круто возрос, 
жалобы на верх и деньги в мой карман полились потоком.
	И кончилась эта баталия, уважаемые господа, как нельзя лучше 
в мою пользу: взамен куска асфальтовой дороги выделили мне гектар 
чернозёма в низине, что рядом с Чудово. Там уж я развернулся... 
Такой выходит у вас, слуги царёвы, неординарно умный, можно 
сказать с продвинутой ввысь головой, руководитель царского 
масштаба! Я уверен от макушки до самых пяток - быть Вам, бывший 
Алексей Макарович, ближайшим сподручным самого царя! А как же, с 
таким-то умом!  – торжественно закончил Филька свою байку.
	Лешенята подняли громогласный гам с лапоплесканиями, кое-кто 
свалился на землю и запрыгал с поднятыми лапами. Вокруг Лёшки-
плута со звуками, напоминающими приветствия и восхваления, 
образовался хоровод. Сам же леший расчувствовался и прослезился 
от умиления. Давненько не слышал в свой адрес похвалы, в 
особенности за заслуги в прежние, светлые времена.
	Когда восторги лешенят утихли, Лёшка-плут поднялся на ноги-
лапы, смахнул последнюю слезу и провозгласил:
	- Не часто приходится встречаться с мозговитыми людьми! Всё 
шелуха какая-то проявляется хоть с того, хоть с этого света. 
Послушать умные речи всегда приятно...
	Тут Леший важно надул толстые губы и строго сказал, 
обращаясь к подчинённым:
	- Проводить представителей Белого света на следующую ступень 
кордона к Корчмарю-водяному. Проводить, как важных особ, с 
почестями и охраной, чтобы никакая нечисть не привязалась во 
вверенном мне районе! Такие люди царю нашему, Чернобогу, будут в 
радость и пользу. Выполняйте!
	Лешенята по-армейски строго выстроились в две шеренги по 
бокам фирмачей, не ожидавших такой быстрой развязки, и под 
равномерный вой, призванный, очевидно, изображать воинский марш, 
тронулись в путь.
	Небо над головами пришельцев слегка посветлело и показалось, 
будто дунул свежий ветерок. Филька шёл впереди коллег и ощущал 
себя невероятным вруном - но очень полезным.
Часть 2. Глава 3. Корчмарь.
Возврат к оглавлению.
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось