Глава 14. В начале звёздного пути.

	Естественно, и Геня увидел гостью:
	- Что бы могло значить сие явление народу? – 
промямлил он, скорее, обращаясь к себе.
	А Эмиль, увидев смущённую Берту, несказанно 
обрадовался – даже не стал скрывать своих эмоций. Он, 
светясь, как влюблённый мальчишка, сбежал со ступенек, и 
быстрым шагом направился к ней. Схватил девушку за руки 
и восторженно прошептал:
	- Ты приехала вовремя – у меня столько проблем!
	Она глубоко вздохнула, покраснела, и, покусывая 
губу, высказалась:
	- Судя по твоему настроению, проблемы тебя только 
воодушевляют. А я... Я проездом... Вот, оставила мужа на 
яхте, и решила заглянуть...
	Слова о муже резанули слух и остудили парня. Он 
обмяк, оставил руки Берты и замялся. Тут подоспел Геня 
и, как всегда, разрядил обстановку:
	- Други мои! Предлагаю обмыть нежданное явление-
встречу коньячком на природе, в смысле, на пляже, пока 
наметился перерыв. 
	- Да... давайте, - вновь оживился Эмиль, пытаясь 
подавить нахлынувшую горечь. “Она замужем...” – обжигала 
мысль, как будто он узнал об этом впервые. – “Заглянула 
проездом... Стоп! Но ведь заглянула!” И он повеселел.
	- Тогда айдате на наше место.
	И взял Берту за руку.

	Расположились на песке, в “ковшике Эмиля”. Ребята 
обнажились, а Берта осталась в лёгком халатике. Геня 
обернулся быстро, и вскоре они уже выпили по глотку 
настоящего французского из миниатюрных походных рюмочек 
- эту “посуду” Геня достал у местных жителей, как 
сувениры.
	Глаза у девушки заблестели, она было улыбнулась, но 
тут же посерьёзнела:
	- Геня, пожалуйста, посторожи в сторонке, чтобы нас 
не побеспокоили...
	- Бу сделано... – округлил глаза дружок и, не 
мешкая, полез вверх по крутому склону.
	Берта села прямее и внимательно взглянула на Эмиля – 
он всё это время молчал.
	- У меня очень серьёзный разговор...

	Эмиль слушал Берту, и его обдавало то холодом, то 
жаром. Так было когда-то в детстве, когда у него украли 
самокат, который он сам сделал. Было так горько и обидно 
за порушенную мечту, что хотелось не просто плакать, а 
рыдать.
	И сейчас, ему вдруг показалось, что всё уже 
сделанное может рухнуть...
	Берта по-прежнему не знала, что готовится не полёт 
на Марс, а будет строиться искусственная планета. Но 
сути это не меняло. Джо представлял людей, которые 
собирались воспользоваться космической стартовой 
площадкой в своих геополитических целях, что, в общем-
то, было не ново. Новым были идеи – как, угрожая из 
космоса, добиться полного контроля над Землёй!
	- У них уже заканчиваются испытания космического 
оружия, с использованием и лазеров мощных, и 
электромагнитных излучений и много ещё чего. Мощная 
энергетическая установка на орбите – как раз и есть тот 
элемент, которого им так не хватало... – с горечью 
говорила девушка. – Я уже не говорю, о возможностях 
вообще этой стартовой площадки. Ведь, насколько я 
представляю масштаб, там будет сооружёно целое 
космическое поселение. Не так ли?

	Эмиль ответил не сразу: в голове носился вихрь 
мыслей, в котором нарастали потоки возмущения! 
Возмущения, что такая сугубо мирная, благая цель – может 
обернуться бедой вселенской. Неужели прав был Геня в 
своих подозрениях?...
	Однако махнул головой, освобождаясь от тяготы, и 
грустно ответил:
	- Задумка у нас огромадная, планы космического 
масштаба, ты права...
	Пауза держалась недолго, и девушка заторопилась.
	- Мне уже нужно собираться... Хотелось затронуть ещё 
один важный момент. Но... Лучше я дам тебе брошюрку: 
никому, кроме Гены, её не показывай. Почитай перед сном. 
Как только прочтёшь, она растворится в воздухе. 
Конспирация! – улыбнулась она, и резво вскочила на ноги.
	Эмиль поспешил за ней. Они стояли близко, и он видел 
её чудные глаза, в которых настороженность мешалась с 
теплыми искорками. Похоже, она волновалась, поскольку 
лицо порозовело, а грудь будто рвалась из своих 
матерчатых оков.
	Эмиль взял её за руки, она придвинулась ещё ближе, 
обдавая его неповторимыми, “своими”, ароматами, и 
прошептала:
	- Мы ещё встретимся и не раз...
	Он только дотронулся губами до её щеки, как с обрыва 
скатился Геня.
	- Полундра! Ребятки! К нам катит охрана и Вернер!
	- Мы уже сворачиваемся, - обернулся Эмиль. 
	Он было засуетился с брошюркой – благо она была 
маленького формата и легко поместилась в заднем кармане 
брюк.
	Только они оделись и направились к тропинке, как 
будто с небес объявился Вернер. За его спиной маячили 
две тяжеловесные фигуры. Дунул ветер и донёс с моря 
капли, солёные и прохладные.

                    ***

	День прошёл напряжённо. Эмиль не мог освободиться от 
тяжести, основательно умостившейся в душе. Не помогали и 
заботы, мысли и бесконечные совещания, и обсуждения, и 
трудные объяснения. В душе елозило, в мыслях сверлилось 
от осознания, что так прекрасно начавшийся проект 
оказался под угрозой. Только так – под угрозой, 
поскольку он, скорее всего, не будет сотрудничать с Джо! 
Эта мысль вызревала неумолимо, как её ни травил.

	Геня где-то запропастился, и они встретились только 
за ужином. Сидели молча, что совсем озадачило и 
дополнительно расстроило Эмиля. И он официально 
пригласил друга после ужина к себе в кабинет.
	Да, в кабинет! Ещё при Матео Эмиль постарался 
сделать своё рабочее место абсолютно безопасным, в 
смысле прослушивания, что нашло понимание у тогдашнего 
начальства. Оно справедливо полагало, что только при 
полном доверии можно полноценно и плодотворно работать. 
Главный идеолог проекта должен чувствовать себя 
свободным и не боятся чужих, да и “своих” ушей. Так 
полагал Матео. Только Бил Билович кривился, но не 
возражал публично.
	Джо уже через несколько дней после своего появления 
предложил было Эмилю лучший кабинет и в плане площади, и 
мебели, вида из окна, и, естественно, технической 
оснащённости. Но Эмиль тактично отказался, сославшись на 
привычку. Тут думается и работается легче, поскольку – 
привычка! Пояснял он, тогда ещё не вникая в смысл такого 
предложения.
	Теперь же всё стало на свои места. “Прослушки” были 
обнаружены Геней и “перенаправлены” в другое помещение. 
А экранированный, с мощной системой подавления всяческих 
излучений, кабинет стал местом, где можно было говорить 
откровенно...

	Когда друзья зашли внутрь, Эмиль опустил специальные 
жалюзи на окнах – остальная защита включалась 
автоматически, и устало уселся за стол. Геня без 
предисловий театрально наклонился к нему и заговорил 
вполголоса:
	- Поскольку дело сурьёзное, предлагаю, без лишних 
прений, организовать тайный приказ по борьбе с 
самозванцем Джо-толстопузым! Назовём службу ТП...
	- Ты всё шутишь.
	- Какие шутки, Миля, - стал абсолютно серьёзным 
Геня. – Твоё дело двигать проект далее, а кому, как не 
мне, с моими навыками в системе охраны труда, заняться 
борьбой с беспредельщиной в образе упомянутого толстяка.
	- Хочешь поменять своё амплуа комедианта на опасную 
игру  терминатора? Нужно подумать...
	- Чё там думать – я уже и ребят толковых и нехилых 
присмотрел. Извини, что проявил самодеятельность, но 
ситуация обязывает поворачиваться шустрее.
	- Ладно уж, - примирительно сверкнул глазами Эмиль, 
- поясняй подробнее.

	Они проговорили допоздна. Им постоянно мешали: то 
Вернер звонил, то долговязый охранник постукивал в 
дверь. Какой-то инженер всё добивался через интернет 
разъяснений по своему делу – мощный компьютер всегда был 
включён и находился на связи. Но обошлось. 
      И уже перед сном, Эмиль, ободрённый и взволнованный 
этим разговором, улёгшись удобнее на кровати, достал 
брошюрку Берты.
Глава 15.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось