Глава 10. В начале звёздного пути.

	Вновь плескалось южное море, ласкал лицо просоленный 
ветерок, вдали кричали, кружась над морем, птицы. Солнце 
плавно опускалось в воду. Эмиль с Бертой, одни, шли 
босиком по песку: это был последний вечер перед отъездом 
девушки домой. 
      Эмиль слушал её голос, поглядывал на её лицо и 
ощущал, как окутывается непонятной тоской: будто 
готовится потерять нечто нужное, важное, необходимое. 
“Откуда это – витали мысли, - забот и работы у меня 
через край. Сказать, что я в неё влюблён?... Так не 
замечалось. А расставаться не хочется. Привычка что ли 
наметилась. Однако какие тягучие ароматы исходят от её 
волос...”
	А Берта увлечённо рассказывала и по ходу спрашивала, 
не замечая настроения парня.
	- Меня интересует такой штришок – думаю отразить его 
потом отдельной статьёй – в длительных перелётах 
естественно возникнут проблемы сексуального характера. 
Об этом нужно говорить прямо, хотя никто почему-то, 
застряв на проблемах технических, этой пикантной темы не 
касается или вспоминает вскользь. Как ты думаешь, Эмиль, 
- с плутоватой улыбкой обернулась она, сверкнув зрачками 
в заходящих лучах.
	Парень даже рассмеялся: насколько неожиданным 
оказался вопрос. Он действительно над этим не думал, 
поскольку казалось всё ясным: на искусственной планете 
будут жить люди, а, значит, будет и любовь, и свадьбы, и 
всё, что с этим связано. Но если рассматривать 
длительные, по нескольку, а то и десятков лет, перелёты, 
то такая, сексуальная, проблема имеет место быть, 
подумал он и ответил:
	- Мы считаем, что длительные перелёты должны 
совершать многочисленные экипажи – над этим работаем, 
для этого и проводим углублённые исследования. Летать 
будут семьями. А, вот, как быть с неженатыми, - 
улыбнулся он и тепло посмотрел на Берту, - нужно 
подумать...
	- Так я и знала, - шутливо заулыбалась девушка, - 
можно сказать, самое сущностное, человеческое упустили. 
Непорядок, господа учёные, - погрозила она пальчиком.
	В этом жесте было столько истинно женского, что у 
парня  даже голова закружилась. Девушка остановилась, и 
он сделал шаг к ней. Шаловливые губы были так близко, 
что не удержался и прикоснулся к ним...
	Море утихло, и птиц не стало слышно.

					***

	В кабинете разгорался спор между двумя ведущими 
специалистами в области радиационной защиты. Матео, как 
всегда сидел в углу и невозмутимо жевал жвачку. Бил 
Билович что-то писал, возвышаясь в конце стола, а Эмиль 
внимательно слушал и, пока, не вмешивался. 
	Первый физик настаивал на создании защитного 
магнитного поля, используя магнитное покрытие на внешних 
оболочках тороидов планеты. Другой предлагал 
использовать внешнюю оболочку как виток и создавать 
динамическое магнитное поле как в соленоиде. 
	- Магнитное поле будут индуцировать сами космические 
заряженные частицы. Мы уже проводили эксперименты: при 
пересечении витков соленоида частица с большой энергией 
создаёт магнитное поле, которое её и отталкивает.
	- Я знаю об этих опытах, - отстаивал своё второй 
физик. – Но такая идея очень энергоёмка, поскольку 
требует наличия постоянного тока в оболочке всей 
планеты.
	- Мы уже проводили расчёты: большой ток здесь не 
требуется. Его можно поддерживать на должном уровне, 
используя местные источники энергии, аналоги 
аккумуляторных батареек.
	- Зачем так сложно, когда можно проще: добавлять в 
покрытие внешней оболочки магнитный материал, который и 
создаст требуемое статическое поле. 
	- Но его нельзя регулировать! – горячился первый. – 
А такая регулировка нужна, поскольку излучение не 
постоянно!
	- Поле Земли никто не регулирует, но оно защищает 
нас надёжно...

	Слушая физиков, Эмиль думал о Берте. Он невольно 
улыбнулся, ощутив внутри теплоту, которая возникает от 
приятных воспоминаний...

	Тогда они долго целовались. Уже и звёзды куда-то 
спрятались, и темно стало. Чем бы всё кончилось?... Но 
откуда-то объявился Геня. Он тактично закашлялся в 
стороне. Выждал, когда его заметили.
	- Эрот вам в помощь, - не смущаясь, подошёл дружок. 
– Однако поздно уже, и я, как охранник души начинающего 
гения, вынужден прервать это романтическое сумасшествие.
	Впервые за много лет такая бесцеремонность возмутила 
Эмиля. Он хотел резко отчитать “охранника души”, но 
вмешалась Берта.
	- Геннадий Сафронович, - шутливо сузила девушка 
глаза, - у вас поразительное чувство времени. У меня как 
раз подходит время спать...
	- И я надеюсь, - твёрдо продолжил Геня, - у моего 
подопечного такие же планы, поскольку завтра серьёзное 
совещание. Босс поставил дополнительные вопросы, к 
которым нужно ещё подготовиться...
	На что Эмиль недовольно помотал головой и промолчал, 
а Геня продолжил:
	- Развею туман неприятия моего вмешательства 
короткой байкой. Один мой приятель всегда ложился спать 
в одно и то же время, что сыграло с ним злую шутку. 
Когда нужно было сделать предложение своей невесте, он 
засиделся у неё допоздна и позорно заснул. Девушка по-
своему оценила юмор и ушла к другому...
	Эмиль оживился, хотел продолжить тему, но Геня 
извинился и незаметно исчез.
	Парочка переглянулась, обнялась и не спеша 
отправилась в посёлок. Своё дело Геня сделал в 
свойственной только ему манере – напомнил, что 
расслабляться особенно не стоит, поскольку назревают 
проблемы. А, может, ревновал друга?...

	- Господа, Эмиль, - поднялся Матео, - мы ограничены 
и во времени и в финансах, поэтому нужно принимать 
вариант подешевле и попроще. Желательно то, что уже 
прошло проверку и неплохо показало себя.
	- То, что прошло проверку, годится для маленьких 
станций, а для наших масштабов нужны новые решения, - 
парировал Эмиль. – Я согласен с вашими, - обратился он к 
физикам, - обеими идеями. Их нужно объединить с 
естественной доработкой. Думаю, что тут будет и просто, 
и не дорого...
	Эмиль говорил, а у самого не пропадало ощущение 
вчерашнего вечера. Это ощущение окрыляло придавало 
энергию и веру. А над проектом нагнетались тучи, 
поскольку появилось много скептиков, поскольку всё 
затягивалось и велось к тому, что ресурсов – и людских, 
и финансовых – маловато! Об этом нашептал перед 
совещанием Бил Билович. 
	В этой ситуации нужны прорывные решения, которые бы 
позволили сэкономить и время, и деньги. Но где эти 
решения?... Геня был прав – расслабляться рано. С 
горечью подумал Эмиль, и вновь ощутил тепло губ Берты. 
Это тепло взбодрило, заставило мозг напрячься.
	“Срочно нужно заканчивать с башней и приступать к 
монтажу на орбите первого модуля! Когда перейдём к делу, 
тогда всем станет веселей!” Эмиль вдруг улыбнулся и 
обратился к Матео и Билу Биловичу: куратор оставил свои 
бумаги и хмурил брови:
	- Вы забыли, господа начальники, - у нас скоро 
первый запуск с “Башни Галилея”. На земле уже собраны 
все части первого модуля! Коротко говоря, через месяц 
наши планы перейдут в практическую плоскость уже на 
орбите. Подводя же итоги нашей дискуссии, предлагаю 
следующее...
	Эмиль, увлечённый речью, уже не видел, как Матео 
удовлетворённо сверкнул глазами, выплюнул в пепельницу 
жвачку и что-то шепнул своему помощнику. Физики 
внимательно смотрели на Главного конструктора и 
определённо заряжались его оптимизмом и энергией.
Глава 11.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось