Родовая отметина. Часть 7. Глава 1.

	Они выходили из музея молча, каждый по-своему переживал 
неудачу. Только так можно было отнестись к таинственному 
исчезновению текста. Пока Денис определялся со своими 
ощущениями, Ника вдруг засветилась оптимизмом. Девушка обняла 
его за талию и восторженно зачастила:
	- А текст всё-таки был. Его исчезновение обостряет 
интригу с твоим камнем. И ещё – я заметила, как ты уходил. Вид 
у тебя всего на несколько секунд становился отрешённым. Но 
только на секунды. Я подозреваю, что ты человек необычный. 
Понимаешь, Денис!
	Она теснее прижалась к парню, потом остановилась и 
восторженно стала его рассматривать, как некое видение. Денис 
смутился и постарался вернуть эмоции на землю:
	- Пойдём-ка домой. Мне завтра на работу.
	- Пойдём! – энергично ответила она. – Твою работу уж 
точно нужно менять.
	Однако Денис заупрямился:
	- Может мне суждено ещё чего найти. Ведь неспроста этот 
камень попался именно мне. Я не верю в провидение, но рисунки-
то совпадают. Представляешь! Что это значит?
      Они остановились посреди дороги. О них спотыкался поток 
людей, не всегда учтивых. Кто-то даже толкнул Дениса и зло 
сверкнул зрачками в сторону Ники. Но парочка была поглощена 
обменом мнений. Всё же их отодвинули на газон. Запах листьев 
остро заелозил в носоглотке и вернул Дениса к 
действительности. Он растерянно оглянулся: они с Никой стояли 
под высоким деревом на изумрудной траве, по которой уже 
стелился ковёр листьев. 
      Девушка увлечённо доказывала:
	- ...нужно серьёзно заняться этим камнем. А твоя шахта 
будет только отвлекать.
	Денис схватил её за руку и потянул:
	- Уйдём с газона, пока нас не оштрафовали.
	Ника непонятливо посмотрела под ноги, неожиданно 
расхохоталась и уже сама подхватила парня под руку и бегом 
кинулась с ним на тротуар...

	Девушка частенько оставалась у него на ночь, поскольку 
засиживались допоздна, а комнат в квартире было с избытком. 
Вот и сейчас, поужинав, они перешли в зал и уселись на диван. 
За окном светились уличные фонари, гудели проезжающие 
автомобили и шумел ночной ветер – очевидно, менялась  погода.
	Денис смотрел в окно, в котором маячило отражение люстры, 
наложенное на ночной пейзаж, и чувствовал себя необычно. В чём 
это проявлялось, разобраться не мог. Но одно ощущал явственно 
– мир казался каким-то ирреальным, будто балансировал на грани 
сна и действительности.
	Вот и Ника, будто та, а воспринимается по-особенному. 
“Наверное, пора спать – устал я...” – мелькнуло и прервалось 
голосом девушки:
	- У нас ещё есть время перед сном: может, проведёшь 
пальцами по рисунку и попробуешь так сосредоточиться, чтобы 
хоть что-нибудь запомнить из твоего ухода, а?
	Она взяла его за руку. Лёгкий цветастый халатик 
раскрылся, и Денис увидел кусочек её груди. Нахлынувшее 
естественное волнение только усилило ощущение необычности. Он 
поморгал глазами и вдруг начал странно говорить, будто и не 
слышал её вопроса:
	- Ты бы смогла иметь нескольких мужей?...
	Ника даже закашлялась, потом вспыхнула и растерянно 
промямлила с хрипотцей:
	- К чему ты это? До сих пор в полигамических наклонностях 
замечена не была.
	- И я так считаю: не дело это, когда любятся с 
несколькими сразу, причём беспорядочно. Любовь не может...
	Голова парня стала клониться вниз – он явно засыпал, 
продолжая бормотать невнятно. Оторопевшая Ника, с расширенными 
от удивления и испуга глазами, поднялась и помогла ему улечься 
на диван. Постояла над ним, уже посапывающим, покривила губы, 
пожала плечами, выключила свет и удалилась в свою спальню. 
	За окном звёздной россыпью мигал небосклон...

	Утро выдалось суматошным – Денис проспал и теперь, в 
немалой степени благодаря Нике, успешно навёрстывал упущенное. 
На работу он никогда не опаздывал, поэтому времени на 
разговоры не оставалось. Девушка ситуацию понимала и не 
тормошила о его странном вечернем поведении. Умывание, 
завтрак, сборы рабочей сумки – всё крутилось споро...
	На прощание Денис чмокнул Нику. Как пацанёнок, выскочил 
из двери и стремительно, перескакивая через ступеньки, побежал 
вниз. 
      Общественно-транспортная эпопея, подготовительные шахтные 
процедуры и сам спуск внутрь земли пролетели вихрем. 
      Опомнился уже в перерыве. Осознал себя сидящим в кругу 
коллег по труду, во главе с Фомичом. Шахтёры только приступили 
к еде и, пережёвывая содержимое тормозков, молчали. Где-то 
гудело высокое напряжение, спорадично капала вода, и нечто 
кислое крутилось на языке. Откусив ломоть хлеба, Денис задал 
неожиданный вопрос, больше обращаясь к бригадиру:
      - Что было бы, если бы не было денег? Хорошо или плохо?
      Фомич закашлялся, а одни из молодых шахтёров хихикнул:
      - Хана была бы: ни зарплаты, ни пива, ни баб...
      И сразу все зашумели, каждый высказывался по-своему – 
шахтёры любят поюморить. Никто вопрос Дениса не воспринял 
всерьёз: ну, как же без денег? Вернуться в каменный век? Фомич 
тоже усмехнулся и подковырнул парня:
      - Может, тебе деньги не нужны. Так отдавай мне зарплату – 
не откажусь, - под гогот работяг изгалялся бригадир.
	А Денис с серьёзным видом гнул своё:
	- Деньги породили паразитизм. Мы вот уголёк долбаем, пыль 
хлебаем, а кто-то из воздуха с помощью манипуляций с бумажками 
реальные богатства загребает! Чувствуете – что-то здесь не 
так, с деньгами, ребята.
	Бригада вдруг притихла...
	- Бумажка денежная... каменная... оторвалась от реального 
труда, его результатов. Стала жить своей жизнью. Сидит такой 
умник-деляга, собирает камешки, даёт их под проценты и 
наращивает этим сидением несметное и властное...
	В голове у Дениса стало горячо, глаза затуманились. 
Возбуждённые голоса шахтёров стали удаляться...
	Однако это было секундное замешательство. В темени что-то 
лопнуло и прояснилось со вспышкой. Тем временем шахтёры не на 
шутку заспорили:
	- Правду парень толкает, - завозмущался обычно молчаливый 
Петро, увалень квадратного телосложения. – Счас в этой мировой 
паутине, говорят, столько крутится бабок. Зарабатывают сидя на 
месте, не отходя от кассы. А было бы как в древности: ты мне 
шерсти клок, а я тебе зёрна с полушку. Тут тебе всё на глазах, 
без обману и всяких там процентов.
	- Эк, загнул! – разошёлся Фомич. – Может, мне шерсть на 
хрен не нужна, а, к примеру, бутылка водки маячит. И что мне 
твоё зерно потом менять на водяру? Загнёшься бегать, дорогуша. 
Что скажешь? – обернулся он к Денису, который уже пришёл в 
себя и только ждал момента высказаться.
	- Мы с Хватом порешили, что и без процентов нельзя, - 
неожиданно в ином тоне заговорил Денис. – Проценты – это 
заработок, который необходим для элементарного проживания 
ростовщика и для того, чтобы увеличивалась сумма камней, 
нужных другим заёмщикам. А эти деньги...
	- Слушай! – перебил Фомич. – Про какие ты камни и Хвата 
городишь, поясни? А, впрочем, перерыв закончился. Баста, 
ребята. Балаболки закончились - айда уголёк копошить...
	Шахтёры нехотя дружно поднялись, хмуро уложили в сумки 
остатки недоеденного обеда, и, негромко переговариваясь, 
поспешили к своим рабочим местам. Бригадир озабоченно 
поглядывал в сторону Дениса, а тот чувствовал себя потерянным. 
В голове громоздилось, как в мусорной яме...
Часть 7. Глава 2.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось