За гранью будущего. Часть 5. Глава 6.

	В берёзовой рощице царила уютная скорбь: густая трава 
разноцветным ковром стелилась между деревьями, пахло мёдом и 
корой. Равномерно отсчитывала годы кукушка. Дождь, казалось, 
только омыл верхушки и слегка увлажнил низ белых красавиц. 
Лучи заходящего солнца обнимали стволы и создавали в воздухе 
причудливую невесомую картину. В ней можно было увидеть и 
паутину с капельками воды, и пылинки, застывшие в лучах, и 
висящие парашютики каких-то цветов. Дышалось печально...
	Сюда Алексей привез Виталика, по его просьбе, уже на 
следующее утро после памятного разговора в больнице. 
	- Не хочу шокировать жену... – удивительно хладнокровно 
говорил он по телефону Алексею. – Вспоминаю последние  минуты 
Василиса и чувствую – подходит мой черёд... Отвези меня за 
город, пока я ещё могу как-то передвигаться. Пусть там... 
Алине отдашь письмо. Я постарался ей понятно объяснить... 
Хотя, что она поймёт? Для неё – это бред...
	Они отпустили такси, и Алексей уже на руках занёс друга в 
рощицу. Осторожно уложил на травянистый ковёр. Виталик 
вытянулся во весь рост и, показалось, даже порозовел лицом. Но 
это только показалось. Тут же выскочил из-за куста луч солнца 
и прочертил на лице Спирита бледную полосу.
	- А я ведь тоже, несмотря на бизнес, часто думал о 
причинах Краха той цивилизации... – слабым голосом начал он, 
глядя неподвижно вверх. – Сомневался я, что виноваты высокие 
технологии. Считал космос главной причиной. Супернаны вообще 
не подозревал, потому и наглотался...  Ан нет. Техника - есть 
техника... 
	Голос Виталика слабел, лицо серело. Алексей с ужасом 
воспринимал эти метаморфозы и кивал головой. Слова друга уже 
ничего не значили: он не вникал в их смысл. Главное, что ужас 
происходящего, оказался логичным подтверждением, последним 
толчком в его намерении ударить в набат! Крикнуть на всю 
планету Земля – люди остановитесь, задумайтесь над тем, что 
творите!
	Подсознательно укорял Стивена, который сумел на какое-то 
время навязать своё мнение, заставить ещё раз всё 
перепроверить, переосмыслить, заколебаться...
	Он только на миг прикрыл глаза в нахлынувшем волнении, но 
этого оказалось достаточно. Когда открыл – между примятыми 
травинками чернел порошок...

	Добирался домой как в густом тумане: происходящее вокруг 
казалось нереальным, люди неживыми, дома – призраками, машины 
– монстрами загробными. Мысли перескакивали друг через друга, 
вертелись в тягостном танце и никак не могли собраться в 
разумное целое. Уже перед дверью появились намётки плана - в 
каком порядке начинать свой выход на широкую публику с 
сенсационными сообщениями. Услышать должны все! Чтобы не 
приняли за сумасшедшего, надо не спешить и начать с прессы. 
Нужен толковый корреспондент...
	С этими идеями вошёл во двор. Навстречу со скамейки с 
напряжённым лицом поднялся Стивен. Алексей собрался протянуть 
ему руку в приветствии, и обнаружил, что она занята пакетом.
	- Вот... что осталось от моих друзей, - продемонстрировал 
он гостю. 
	Стивен, совершенно не понимая слов Алексея, взял пакет и 
просмотрел на свет: его половина угрожающе чернела. Потом 
вопросительно перевёл взгляд на взъерошенного парня. 
	- Я уже упоминал, во что превратились Василис и Лайла, 
теперь, вот, они... 
	И Алексей вкратце рассказал о трагической кончине Христи 
и Виталика.
	- Как видишь, наш спор разрешился сам собой – нужно 
начинать информационную подготовку, чтобы весь Мир узнал о 
грядущей катастрофе. Чтобы человечество осознало свои ошибки и 
приняло соответствующие меры. Твои параллельные миры меня 
больше не интересуют. Я уверен, нужно действовать немедленно, 
сейчас, несмотря ни на что!
	Алексей говорил лихорадочно, отрывисто, будто выплёскивал 
из себя избыток эмоций и мыслей. Он прямо не высказывался, но 
в его речи и взгляде проскакивало раздражение позицией 
Стивена. 
      - Больше медлить нельзя, – было его окончательным словом.
      Стивен после бессонной ночи выглядел помятым и чувствовал 
себя заторможенным, поэтому только слушал, не вступая в 
полемику. У него окончательно сформировалось своё мнение, 
которое происшедшая трагедия только подкрепила. 
      Всю ночь, ворочаясь с боку на бок, он с жаром выстраивал 
свои доводы, которые приводили к неумолимому выводу: 
разглашать тайну Краха цивилизации  - смерти подобно! Сейчас и 
так хватает скептиков относительно правильности нынешнего 
вектора развития человечества, его технической и экономической 
политики. Доклад, подготовленный Алексеем, по мнению Стивена,  
только подольёт масла в огонь сомнений и споров. А как сильно 
разгорится это пламя, к чему приведёт будущий пожар, можно 
только догадываться. Ясно одно – человечество может сбиться со 
своего естественного пути развития, заложенного природой или 
Высшим разумом. Это уже не важно. И этот сбой отзовётся в 
будущем такой катастрофой, что некому будет опуститься и до 
уровня каменного века. Всё сгинет!
      Глядя в пылающие глаза Алексея, внутренне содрогаясь от 
его неестественного возбуждения, Стивен всё больше осознавал, 
что убеждать оппонента в обратном – бесполезно и поздно. 
Гибель друзей сыграла свою  роль и подтолкнула к решительным 
действиям. В разгорячённой голове Стивена уже зрел план выхода 
из опасной, как он полагал, ситуации. Бурная фантазия писателя 
сыграла не последнюю роль. Она усиливала восприятие, 
гипертрофировала выводы, подталкивая к бескомпромиссным 
действиям. 
      Закончив эмоциональную речь, Алексей обмяк: волнения 
последних дней сказались. К тому же молчание Стивена его 
несколько успокоило, показалось, что с ним согласились.
      - Извини за этот словесный поток... Сам понимаешь, такие 
события... – виновато опустил голову Алексей. – Пойдём-ка 
выпьем по рюмке за упокой моих дружков. А завтра нужно этот 
пакет с прахом схоронить в гробу, в могиле, по православному 
на кладбище. Пусть будет всё по-человечески...
      Стивен согласно кивнул головой и пошёл за Алексеем.
      
      Похороны заняли целый день. Немало времени ушло на жену 
Виталика, Алину. Женщина вообще не понимала, что происходит, 
а, тем более, что случилось с мужем. Его письмо хоть как-то  
проливало свет на происшедшую трагедию. Виталик постарался 
описать  основные моменты путешествия в двадцать пятый век, 
чтобы пояснить свою роковую гибель. Алексей, как мог, утешал 
женщину и со своей стороны пытался доходчивее донести до 
нормального человеческого ума эту фантастическую правду. Алина 
слушала с затуманенным взором, механически  теребила листок 
мужниного письма и не могла выйти из психологического шока. 
      О смерти успешного предсказателя и бизнесмена никуда не 
сообщали, поскольку разумных объяснений для государственных 
структур не находилось. Поминки, как таковые, отменили. Убитая 
горем Алина пожелала остаться одна, а Алексей, расставшись 
после похорон с Настей и Стивеном, отправился на дачу. 
Предстоял ещё приезд Каролины, долгие хлопоты по наследству 
Христи... О предстоящей свадьбе с Настей так и не 
переговорили, лишь пристально посмотрели в глаза и грустно 
пожали друг другу руки...
      Полностью разбитый Алексей поднялся в свою спальню, 
одетый  лёг на кровать лицом вниз и забылся...
      За окном установилась та тишина, которая приходит после 
грозы. Воздух был наполнен вечерними звуками кузнечиков и 
сверчков, запахами листьев и травы. Остро отдавало сыростью. 
Не слышно было даже лая собак. В этой тишине лёгкий скрип 
двери и шорох мягких шагов по ковровым дорожкам можно было бы 
услышать, но – некому. Алексей спал глубоким сном. Дверь в 
спальню отворилась, и тёмная фигура с дубинкой, напоминающей 
бейсбольную биту, осторожно проскочила внутрь. Подошла к 
лежащему Алексею и занесла руку над его затылком...
      
      В голове рылся не один крот, а десятки. Они создали 
гвалт, который стал переходить в какофонию. Иногда казалось, 
что в ушах  зазвенел, настраиваясь, целый оркестр народных 
инструментов: бренчали пилы, тарелки, бутылки, натянутые 
лески... В таком состоянии Алексей очнулся и открыл глаза. 
Поводил ими и обнаружил, что вся голова плотно забинтована, 
даже лоб. 
	Для верности попробовал руками. Потом осмотрелся... 
Подзабытый вид больничной палаты, смесь характерных запахов 
вызвали ироничную усмешку: “Опять проверка на прочность и 
неуязвимость?”
	Он пошевелил головой и невольно застонал – резь в затылке 
затмила даже непоседливого крота! “Где я мог так стукнуться 
головой? Совершенно не представляю...” – искривившись, Алексей 
попытался  вспомнить последние события. После того, как лёг на 
кровать в спальне, память отказывалась что-либо 
воспроизводить. Но, вот, боль в затылке притупилась и 
навалилась слабость. Алексей закрыл глаза...  
      Берёзовая рощица возле Евсеевки всплыла настолько 
явственно, что даже детали различались: засохшая ветка, 
оббитая  часть ствола и примятая травка на еле заметной 
тропинке... Мозг всколыхнулся, и мысли потекли плавно, 
размеренно, как звуки, извлекаемые из музыкального 
инструмента, который был расстроен, а теперь зазвучал 
гармонично.
	Он будто вновь повторял то невероятное путешествие в 
будущее, только осмысливал его по-другому, под влиянием уже 
сделанных выводов, полученных знаний и главной мысли - что 
последнее сказал Василис?
	Ми-файлы... Это осколки, изгои общества. Они ведь и 
выжили, потому что убежали от людей, потонувших в благах, 
созданных техническим прогрессом. Их не коснулись супернаны. А 
“ушедшие во тьму”? Они тоже воспротивились, но по соображениям 
морали, веры. И только “отрешённые” задумывали своё, но... 
погибли? Их тела не превратились в порошок! Сгубила особая 
атмосфера подземелья? Похоже так... Какая это атмосфера? А как 
же супернаны?...
	Память словно спотыкалась о вопросы... А мысли 
копошились, копошились...
	Что сейчас витает над человеческим обществом? Что 
доминирует в нём или уже подбирается к главенствующей роли? 
Какие войны на подходе, а какие уже идут? Что лежит в их 
основе?...  Как что? Переход от несправедливых, тоталитарных 
общественных систем к демократическим, где человек свободен, 
где его права ставятся во главу! Почему же тогда гибнут дети, 
которые ещё никому ничего дурного не сделали и никому не 
угрожали. Или старики, которые уже не могут ничего сделать ни 
хорошего, ни плохого? А женщины – настоящие и будущие матери? 
Они в чём виноваты? Почему горы накопленного оружия не 
уменьшаются, а, наоборот, дополняются новыми, более 
смертоносными и безжалостными. На эти горы уходят колоссальные 
средства. Говорят с высоких трибун, что это необходимо для тех 
же целей – справедливого переустройства Мира. Смерть ради 
мира? Какой-то абсурд! Значит цели здесь другие, не те, о 
которых с профессиональной улыбкой говорят президенты, 
политические деятели, журналисты...
	От потока мыслей снова заныло во всей голове. На миг 
Алексей отвлёкся, но память упрямо перемалывала настоящее и 
вновь возвращалась к тому, невероятному, путешествию в будущее 
после Великого Краха. Вот он беседует с роботом Росвезаром, 
заглядывает через его плечо. Вот Василис шепчет ему последние 
слова... Что? Что за слова? – резануло всего Алексея, и он 
забылся...
	Сознание возвращалось медленно, глаза были закрыты, когда 
услышал тихие голоса. Настин шёпот он различил бы из многих. 
Стремительно разлепил веки и настороженно вгляделся – у двери 
спинами к нему стояли Настя и Стивен. Девушка держала в руках 
сумку, а её брат цветы – огромный букет! Алексей слабо 
улыбнулся. Настя словно почувствовала его взгляд и обернулась. 
Радость и сострадание, меняясь местами, проскакивали на её 
лице своеобразной чередой. Золотистые волосы были не 
характерно для неё собраны сзади в пучок. Но это добавляло 
облику девушки новое очарование. Глаза заблестели, и она 
неуверенно, будто не доверяя себе, подошла к Алексею. Взяла за 
руку и проговорила:
	- Наконец-то... ты очнулся...
	Медленно наклонилась и поцеловала в губы. Потом присела 
на краешек кровати. Подошёл и Стивен. Он виновато водил 
глазами и оставался чуть поодаль, вертя букет. Неловкость 
длилась недолго. Алексей вдруг почувствовал, как боль уходит. 
Он собрался с силами и резко сел, чем вызвал испуг Насти:
	- Тебе нельзя сидеть! – запротестовала она, пытаясь мягко 
уложить его.
	- Я же неуязвим, дорогая, - успокоил со слабой улыбкой 
Алексей. – На мне всё заживает быстрее, чем на любой собаке 
или скажем ящерице. 
	- Ты себя хорошо чувствуешь?... После такого сотрясения 
мозга? Лучше подкрепись яблочками, бананами, апельсинчиками... 
– стала перечислять она, доставая фрукты из сумки.
	Стивен по-прежнему молчал. 
	- Расскажите лучше – кто это меня так? – наконец спросил 
Алексей и потрогал руками бинты.
	Настя зарделась и замялась, потупив взор. Стивен кашлянул 
в кулак и прохрипел:
	- Меня бес попутал... Человечество решил спасать от твоих 
идей... Вот и решился... Коротко говоря, - уже решительно 
продолжил Стивен, - я это... стукнул тебя. Но, вовремя осознал 
и сам вызвал “скорую”. Так что... прости...
	Он ещё раз откашлялся и зачем-то протянул Алексею букет. 
Тот  взял цветы, понюхал... Смущённо посмотрел на Настю и 
вдруг встрепенулся. По лицу пробежала волна возбуждения:
	- Вспомнил! Я вспомнил, что говорил Василис!
	Настя широко раскрыла глаза, а Стивен машинально облизнул 
губы от нахлынувшего волнения. Глаза у Алексея заискрились 
торжеством:
	- Ложь! – почти прокричал он. – False! Вот, что светилось 
на мониторе у Росвезара. От неё погибли люди в 
суперподземелье! Поскольку ложь по определению безнравственна 
и аморальна!
	Потом Алесей порывисто взял Настю за руку, прикоснулся 
губами к пальчикам и с жаром, поглядывая на Стивена, 
продолжил:
	- Дело не в техническом совершенстве или в каких-то там 
супернанах, а во Лжи, которая захлестнула человечество, 
которая породила того умного монстра-человека, заразившего 
чудо-приборы убийственным вирусом Лжи, как его ни назови... – 
захлёбываясь говорил Алексей. – Супернаны дали человеку 
многое, они же сделали его слабым, подконтрольным, управляемым 
извне. Поэтому нужно бороться с главным пороком - безграничной 
Ложью и всем, что она порождает. Она, как невидимый коварный 
вирус, разъедает всё: политику, экономику, нравственность, 
даже религиозные чувства. Истинное подменяется лживыми 
постулатами. Именно это привело к Краху в двадцать пятом веке! 
Супернаны изначально были настроены на “Истину”. Когда же их 
установили на уровень – “Ложь”, они в определённый момент 
времени превратили своих носителей в прах... Вот, что говорил 
Василис.
	Алексей раскраснелся и будто выдохся от страстной речи:
	- А алкоголь, подкинутый идолу Русеном, лишь ускорил 
действие Лжи... Так-то... Забирайте меня отсюда. Нас ждут 
непростые, но важные дела, а главное - свадьба! Так же, 
Настенька?
	Он потянулся к опешившей девушке и привлёк её к себе.
	Стивен стоял с опущенными руками, посматривал на 
влюблённых  и облегчённо улыбался. За окном выглянуло солнце и 
наполнило комнату ярким светом. Стали слышен бой настенных 
часов...

			Конец.
01.11.09 года.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось