За гранью будущего. Часть 5. Глава 4.

	В гостинице стояла тишина: постояльцев в провинциальном 
городке было совсем мало. В окно проникал слабый свет от 
одинокого фонаря, грустно застывшего на сгорбившемся столбе 
перед входом в здание. Деревья таинственно шелестели, словно 
вполголоса  переговаривались с поздним ветерком,  а где-то 
дальше по улице, как молотом, вбивала в стены зданий звуки-
гвозди ритмичная музыка. Стивен стоял у окна и лихорадочно, 
уже который раз, перебирал детали встречи с Алексеем. 
	К сожалению, она прошла совсем не  так, как хотелось. 
Будто кто мешал налаживанию нормальных, дружеских отношений. 
Разговор пошёл не в желаемую сторону. А ведь так хотелось 
узнать подробности происшедшего в Евсеевке! Куда и с кем они 
исчезали? А, может, просто блеф?... Вопросы мучили Стивена и 
заставляли тягостно отмерять метровое расстояние по маленькой 
комнате из угла в угол. Наконец, он решился съездить к Алексею 
на дачу сам, без Насти, и немедленно - завтра, с утра. “Её 
присутствие, наверняка, не способствует расположению парня к 
серьёзной, вдумчивой беседе. Как мужики, мы всегда найдём 
общий язык”, - с удовлетворением констатировал Стивен. Он 
потёр руки, достал свой дипломат с ноутбуком. Аккуратно 
положил его на стол, раскрыл и углубился в работу...

	В мастерской Христи пахло не только красками, но и 
спиртным. В последнее время художник пристрастился к 
французским полусухим винам. Вот и сейчас, одной рукой он 
обнимал Каролину, удобно сидящую на его коленях, а в другой 
держал бокал, искрящийся пузырьками зеленоватого напитка. В 
углу, у входа, в компактном кресле расположился Алексей. Он 
уже выпил свою порцию и с повеселевшими глазами смотрел на 
безмятежную парочку. Каролина, не стесняясь, оголила свои 
сногсшибательные коленки и, пьяно улыбаясь, прижималась к 
бородатой щеке Лопуха. Тот же вещал в своём привычном стиле:
	- В последнее время у меня появилось всего так много, что 
голова и тело ходят ходуном. Вот она сидит на мне, как 
порнозвезда на партнёре, а меня уже колотит в районе выпуклых 
очей. То их сводит в точку, то они разбегаются по углам. В 
общем, клёвая жизнь наступила. Как ты считаешь, Алёша наш 
Попович?
	Христя сделал солидный глоток, отставил бокал на столик и 
ухватился руками за выпуклости Каролины, которые уже давно 
стремились выскочить из глубокого декольте. Девушка сладко 
застонала и чмокнула парня в нос. Алексей почувствовал себя 
неловко, опустил глаза и сказал:
	- Один мудрый человек подметил: когда чего-то слишком 
много, наступает момент и возникает чувство, что на самом деле 
ничего нет... Иллюзия одна...
	- Тебе, как философу, виднее, - не переставая нежиться в 
женских объятиях, прогудел Христя. – Мой момент ещё не 
наступил, посему буду нажираться хавки, пока дозволяет  жизнь, 
цыганка-обманщица... Кстати...
	Последнее слово ещё теребило воздух, как Христя  стал 
меняться: он потемнел лицом, нахмурился и непонимающе 
посмотрел на Каролину.  Потом ссадил её с колен и голосом, в 
котором проскакивал холод, сказал, вздохнув:
	- Чёй-то муторно стало... От вина чё ли?... Кара, сходи-
ка на кухню - чайку сообрази.
	Алексей и Каролина с удивлением посмотрели на посеревшее 
лицо бородача. Девушка пожала плечами, капризно поджала губы и 
вышла из мастерской. Художник подождал, пока закроется дверь, 
и с тоскливым взглядом сказал:
	- Надька привиделась...
	- Вона как? – неуверенно улыбнулся Алексей. – Пора бы и 
забыть, да и было ли что у вас?
	- Было не было, а душу задело, похоже... 
	- Забывай, дружок, выбрасывай на свалку истории, 
поскольку два раза в одну и ту же реку войти нельзя...
	- А хотелось бы... 
	Этот странный разговор показался Алексею не стоящим 
внимания – на Христю находили иногда выверты. Но, как 
оказалось, “вывих” у художника был не случайным. 
	Возникшая пауза прервалась - вошла лучезарно улыбающаяся 
Каролина с подносом, на котором дымились чашки, исходящие 
терпкими чайными ароматами. Но Алексей не стал задерживаться – 
раскланялся, извинился и поспешил к себе, в кабинет. По дороге 
выглянул во двор и... увидел, как по улице быстрым шагом идёт 
Стивен... 

	Расположились в саду за столиком, где Алексей любил 
иногда поработать, если не отвлекали: частенько в соседней 
усадьбе начинала работать пилорама, или электрорубанок, или 
ещё что в подобном роде. Однако сегодня тишина нарушалась 
только птичками, далёким лаем собак и изредка проезжающими  по 
улице машинами.
	Начал разговор Стивен. Лицо его светилось 
доброжелательностью и откровенной заинтересованностью:
	- Хотя первый наш разговор не получился, но я не  хотел 
бы, чтобы он стал знаковым. На самом деле, я в этом абсолютно 
уверен, мы найдём точки соприкосновения, поскольку я исполнен 
только благими намерениями. Да не будут они выстилать дорогу в 
Ад! – неестественно рассмеялся Стивен.
	Видя, что Алексей настроен приветливо – даже усмехнулся 
на последнее пожелание – Стивен приободрился и сразу же 
приступил к главному:
	- Не хочу показаться навязчивым, но я прямо сгораю от 
любопытства – куда вы подевались в Евсеевке? Этот факт можно 
обыграть с пользой  и легко добиться новых высот как в своей 
профессиональной деятельности, так и в обществе в целом. У 
меня же есть и опыт, и финансовые возможности помочь в этом 
вопросе...
	Слушая Стивена, Алексей изучал его, размышлял... 
	Хороший, симпатичный и, похоже, умный брат у Насти. Это 
его плюсы, но что же настораживает? Неужели - просто 
предубеждённость, возникшая из-за скомканной первой встречи? 
Наверное, так... Тогда можно открыться и поговорить предметнее 
– помощники нужны, в таком сложном деле самому не справиться. 
Спирит полностью переключился на бизнес. Его уже не волнует 
далёкое будущее всего человечества: своё бы устроить. Христя 
никогда серьёзно не интересовался глобальными проблемами, тем 
более такими щекотливыми. Собирается устроить выставку своих 
творений в самом Париже!...  И, вот, Стивен... А рядом 
Настя...
	Мысли складывались в логически обоснованный ряд, 
упорядочивались,  становились доброжелательнее друг к другу. 
На душе ровнялось и уплотнялось, как в мешке с разнородными 
предметами, когда его основательно  встряхивают.
	Высказавшись, Стивен терпеливо ждал. Пауза длилась 
недолго...
	- То было не просто невероятное путешествие... – 
неторопливо начал повествование Алексей,	 наполняясь 
воспоминаниями, которые взбудоражили, заставили вновь 
затрепетать сокровенные уголочки души. Рассказывая, он живо 
представлял те события, ту обстановку – даже подзабытые звуки 
отзывались в ушах. Заодно ещё раз осмысливал, что увидел, 
услышал, узнал в предстоящем будущем в двадцать пятом веке. 
Естественно, многие детали и подробности опускал, 
сосредоточиваясь на главном: последствиях крушения 
цивилизации, довольно неоднозначных, и на том, что только 
обозначалось, предполагалось, интуитивно откладывалось в 
голове – о причинах катастрофы.  
	Уже и солнце огненным клубком перекатилось через зенит, и 
ветер усилился. Набежала хмурая, настороженная тучка, 
собираясь пролиться дождём. Однако стая белых облаков 
вытеснила её, образовав просвет, в котором вновь обосновалось 
солнце. Усилилось щебетание птиц, а стая воробьёв совсем 
осмелела и на соседней яблоньке, рядом с собеседниками, 
устроила голосистую перекличку. А Алексей всё говорил...
	Стивен давно держал на столе открытым ноутбук и так 
увлекался, слушая, что не всегда делал пометки. На его лице 
проскакивала череда смешанных чувств: удивление,  восторг, 
испуг и разочарование... Фантазия писателя разукрашивала 
услышанное, добавляла своё, спонтанно делала заключения...
	- Когда Висилис превратился в чёрную золу, мы поняли, что 
нужно уходить. Косвенно он сам подсказал туннель времени, что 
тоже загадка. Получается, такие туннели существуют не в одном 
месте Земли. Откуда они взялись, кто их создал? Сама Вселенная  
на нашей грешнице Земле или инопланетяне?...
	Алексей засмотрелся на воробьиную стаю, которая дружно 
переместилась на другое дерево и весело обсуждала это момент. 
Он вдруг почувствовал усталость: такой марафон воспоминаний и 
размышлений потребовал ощутимого умственного напряжения. 
Стивен тоже пока молчал. Услышанное ошеломило его! Если бы 
ребята только слетали с инопланетянами, воспринять было бы 
легче, даже привычнее. К таким путешествиям уже привыкли, 
благодаря фильмам, документальным и художественным. А сколько 
развелось тех, кто предметно доказывал, что не раз общался с 
пришельцами с других планет!... Но попасть в будущее, на пять 
веков вперёд, да и с трагическим финалом!... Стивен был 
потрясён. Однако собрался с мыслями и постарался сделать 
первые робкие выводы:
	- Значит, после Великого Краха – назовём эту катастрофу 
так – люди выживали по-разному, - неуверенно начал он. – Одни 
опустились до уровня каменного века, как ми-файлы; другие – 
“отрешённые” - замуровались в подземелье, а третьи – сохранили 
себя, уйдя в леса ещё в эпоху расцвета, как “ушедшие во тьму”?
	- Это те, с кем мы столкнулись. Наверняка, людей осталось 
больше... 
	- И тут возникает первый вопрос: как удалось им выжить? – 
всё больше воодушевлялся Стивен.
	- Вопрос естественный. Я долго размышлял над ним, не раз 
обсуждали с ребятами, хотя некоторые ответы, казалось, лежали 
на поверхности.  Везде, где мы проходили, признаков 
цивилизации не встречали. Создаётся впечатление, что она 
разрушилась и растворилась то ли в земле, то ли в воздухе. 
Если предположить, что люди, как и Василис, превратились в 
прах, то куда же подевались здания, дороги, техника, наконец? 
Неужели тоже оборотились в золу! Ведь следов механических 
разрушений мы не обнаружили, если предполагать взрывы, вроде 
ядерных...
	- Ты же вспоминал слова Русена о наступлении эпохи 
супернанов, которые, возможно, использовались повсеместно во 
всех искусственных материалах, живых и неживых? Это они могли 
при определённых условиях всё созданное человеком превратить в 
прах, - высказался Стивен. – В такое, однако, верится с 
трудом...
	- Поскольку на такой вывод я и сам давно натыкаюсь, то 
твои суждения лишний раз подтверждают рациональность такого 
подхода... – задумчиво протянул Алексей. – Но, чувствую, всё 
сложнее...
	Оба задумались... 
      Надвигался вечер, который, увлечённые беседой, парни не 
заметили. Подул свежий ветер, воробьи давно куда-то улетели, 
тени удлинились и рваными кусками накрыли стол. 
	Возникшую паузу нарушила повариха-служанка тётя Зина, 
нанятая недавно  Христей. Она бесшумно подошла, выждала время 
и учтиво сообщила:
	- А я уже ужин состряпала... 
	Пожилая женщина стояла с виноватым выражением лица, 
отчего от неё повеяло домашним, даже материнским. Мужчины 
спохватились. Стивен с удивлением обнаружил, что уже поздно, а 
Алексей пригласил его отужинать. В столовой продолжили 
разговор.
	- Факт регресса людей интересен сам по себе, я имею в 
виду ми-файлов, - поглощая рисовую кашу, горячо говорил 
Стивен. – Возврат в каменный век!...  Тут есть где 
развернуться и науке нашей нынешней, и фантазии писателя. Ты 
бы мог на этом не одну диссертацию защитить, - незаметно 
Стивен перешёл на “ты”.
	Алексей задержал у рта вилку с кусочком котлеты и сказал:
	- Пока я не разберусь с главной проблемой – причиной 
Краха, браться за другое не буду. Не могу...
	Стивен замолчал. Он механически продолжал жевать,  
углубившись в размышления. Был он человеком практичным, 
предпочитал не отвлекаться от намеченной цели. А цели выбирал 
реальные, осуществимые быстро. Слишком далёкие и призрачные, в 
лучшем случае, откладывал на неопределённое время. Первые 
сведения, полученные от Алексея, его так взбудоражили, он 
увидел столько перспектив в их применении, как в литературном, 
так и в деловом ракурсе, что не мог себя сдерживать. “Нужно ли 
так углублённо разбираться с этой причиной Краха будущей 
цивилизации?” – как молнией ударил в виски вопрос и застрял 
где-то в глубине мозга. Стивен даже потряс головой от такой 
неожиданно острой мысли. 
	- А может начать проработку того чего знаем, в чём 
уверены, и параллельно думать о Крахе? Одно будет дополнять 
другое, - приступив к кофе, предложил Стивен.
	- Нет, - твёрдо ответил Алексей, - слишком важный вопрос. 
Тут нельзя ошибиться. Дело ведь в выживании человечества. Эту 
ветку в развитии нашей земной цивилизации нужно обрубить 
сейчас!
	- Получится ли?...
	- Должно получиться.
	Допивали кофе молча, каждый погрузился в себя. Негласно 
они уже согласились действовать совместно. Алексей увидел в 
Стивене искренне заинтересованного человека, на которого можно 
положиться...

	В комнате было темновато, по-вечернему сумеречно: окно 
выходило на западную сторону. Но Стивен свет не включал, 
поскольку работал за ноутбуком. С самого утра, после 
беспокойной ночи, он углубился в осмысление вчерашнего 
разговора. Даже позавтракал в гостиничном буфете наскоро. 
Мысли и чувства распирали его, подгоняли вперёд, не давали 
расслабиться. “Как удачно, что в гостинице тихо...” - 
машинально отметил он, усаживаясь в очередной раз за стол. 
Экран монитора приветливо мигнул в правом углу и застыл листом 
текста. Пальцы привычно легли на кнопки клавиатуры, голова 
прояснилась, мысли напряглись, и буквы устремились по экрану 
друг за дружкой, убегая к краю...
	“Тоннели времени, супернаны, люди, опустившиеся до низин 
каменного века...” – он выстраивал эти ключевые понятия в ряд, 
думая, за какие ухватиться первыми и как они связаны между 
собой. Пробежался по интернету, выискивая информацию по теме. 
Натолкнулся на статьи каких-то учёных о множественности миров 
и параллельности  времени. “А в какое будущее ребята попали? – 
зажглась искоркой мысль и стала разгораться костром: - Если 
согласиться, что вместе с нами, параллельно,  бодрствует ещё 
энное количество миров, со своими вариантами развития 
цивилизации, то... всё может быть... Отсюда – множественность 
тоннелей времени?”
	Стивен нервно поднялся и возбуждённо заходил по комнате, 
потирая виски. Затем резко сел и снова замелькали картинки 
сайтов, тексты, улыбающиеся, зовущие к себе красотки на 
рекламках...
	“Естественный ход развития... Что может случиться, если 
его нарушить? К чему ведёт вмешательство человека в дела 
природные, в дела предначертанные высшими законами 
развития?...” – эта строка заставила остановиться и вчитаться. 
Голова окуталась горячим эфиром и наполнилась жаром мыслей. 
Стивен до боли  в глазах стал вглядываться в возникший на 
экране текст. Позиция известного учёного, лауреата нобелевской 
премии была неординарна в своей прямоте и резкой до грубости: 
“...люди сами себя губят, нарушая естественный ход развития... 
как свиньи, подрывающие и грызущие корни дуба, кормильца 
своего...” 
	Он оторвался от экрана. Откинулся на спинку стула, закрыл 
глаза и впал в забытье... Часы на стене мерно тикали, в 
коридоре слышались шаркающие звуки: уборщица мыла пол...
	От дум оторвал мерный звон часов, отстукивающих поддень. 
Стивен лихорадочно собрал ноутбук, положил его в дипломат и 
выбежал из комнаты – поспешил к Алексею.
Часть 5. Глава 5.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось