За гранью будущего. Часть 5. Глава 2.

      Душный летний день безжалостно угнетал и давил всё живое 
и неживое: траву на газонах, асфальт на тротуарах и дорогах, 
деревья и, естественно, людей. Ехать по такой жаре в 
транспорте, особенно троллейбусном, назвать мучением адовым – 
значит, выразится мягко. Так ощущал себя Алексей, держась за 
верхний поручень в центре общественного транспортного средства 
и периодически  вытирая лицо платком, давно потерявшим свою 
свежесть. Парень возвращался из городской библиотеки. Голова 
была переполнена полученной информацией, и он ждал того 
момента, когда кончится этот кошмар и можно в тенистом, 
прохладном саду, за удобным столиком, спокойно окунуться в 
свои изыскания.
      Блондинка, что сидела совсем недалеко у окна на затёртом 
сиденье, вначале внимания не удостоилась. Профиль, правда, 
говорил о привлекательности девушки: упрямые ровные губы, 
лобик, окаймлённый золотистыми прядями и густо накрашенные 
ресницы. “Студентка...” – отметил Алексей и в очередной раз 
потянулся за платком: на носу уже висела солидная капля. И тут 
пожилая грузная женщина, раздвинув двоих мужчин, протиснулась 
к блондинке. Глубоко вздохнув, женщина с напряжением в голосе 
проскрипела:
      - Может, уступите место старшей по возрасту?
      Блондинка мельком взглянула на “старшую” и невозмутимо 
продолжила сидеть. Народ стал заинтересованно оборачиваться, 
но поддержки “старушке” не высказал... пока. Женщина сделала 
болезненное лицо и настырно, страдальчески уставилась на 
неуступчивую “студентку”. Пауза затянулась...
      “Действительно, что это она”, - с лёгким раздражением 
напрягся Алексей и, не мешкая, высказался:
      - Уступите, девушка, пожилой женщине место...
      Блондинка обернулась к Алексею, сверкнула радужным 
гневом, упрямо сжала губы и осталась на месте. Тут же 
появилась и дополнительная поддержка “старушке”:
      - Обнаглела молодёжь! – высказался, не оборачиваясь, 
неказистый старик с палкой.
      - Турнуть её! – прогудела толстая баба с переднего 
сиденья.
      Вскоре салон наполнился шумом и гамом. Только сама 
виновница продолжала спокойно смотреть в окно: казалось, эта 
перебранка её совершенно не трогала. Так проехали несколько 
остановок. “Старушка” уже не возмущалась, а, кусая губы, слабо 
постанывала. Алексей же заинтересовался таким непробиваемым 
упрямством. Неприязнь к блондинке нарастала. Но что-то 
удерживало его от дальнейших шагов по увещеванию строптивой 
“студентки”. 
      Конфликт, наконец, разрешился сам собой: на очередной 
остановке “упрямица” с независимым видом поднялась, легко 
протиснулась мимо “старушки” и вышла. За ней поспешил и 
Алексей – это была его остановка. 
	Он не смог удержаться и постарался лучше рассмотреть 
девушку. Для чего, быстрее шагая, держался чуть впереди и 
откровенно посматривал в её сторону. На что та среагировала 
мгновенно: остановилась и грозно надула губки:
	- Вам что-то нужно от меня?
	Этот вызывающий тон и раздражённый вид, подстегнули 
самолюбие Алексея:
	- Интересно рассмотреть поближе человека, у которого 
начисто отсутствует уважение к старшим, даже элементарное 
чувство сострадания!
	Тонкие ноздри напряглись, как у тигрицы перед прыжком, из 
глаз посыпались зеленоватые искры возмущения:
	- А Вы знаете  эту пожилую... эту бабушку? Вы 
сталкивались с ней, что пытаетесь защищать, а меня обвинять 
огульно? 
	- Знаю, не знаю – какая разница? Суть вопроса от этого не 
меняется, - загораясь праведным гневом, высказался Алексей. 
	- Тогда нам не о чём говорить, - поджала она губы и почти 
побежала по тротуару.
	Её золотистые волосы, как языки пламени,  метались на 
плечах, а стук каблучков продолжал звучать в ушах парня, даже 
когда она скрылась за поворотом. Алексей стоял на месте и 
испытывал сложные чувства: досада, неудовлетворённость собой и 
волнение от общения с красивой девушкой. 
	Прошло несколько недель, и он стал забывать об этом 
противоречивом эпизоде из своей размеренной жизни. Но... 
однажды, на той же остановке, Алексея задержала примечательная 
сценка: два развязных небритых юнца, одетых одинаково в 
затёртые джинсовые костюмы, курили в толпе людей, ожидавших 
троллейбус. При этом громко матерились, тут же сплёвывали под 
ноги и гоготали от скабрезных шуток. Люди отворачивались от 
наглецов, некоторые отходили подальше, и никто не пытался их 
приструнить. 
      Пока Алексей собирался с мыслями, как ему поступить – 
хамства не терпел давно, появилась та самая блондинка! Её 
узнал по золоту волос и упрямству в губах и серых, с зелёным 
оттенком, глазах. Девушка кинула возмущённый взгляд на слишком 
“раскованных” ребят, решительно нахмурила лобик и смело к ним 
подошла.
	- Детки! Вас, очевидно, родители не научили правилам 
хорошего поведения? А ну-ка, быстренько прекратили маты и 
отошли в сторонку со своим вонючим табаком!
	От такого напора молодцы, было, опешили, а затем один из 
них выдал длинный мат и со всей силы толкнул неожиданную 
“воспитательницу”. Девушка удержалась на ногах, размахнулась и 
отвесила наглецу звонкую оплеуху. Дальше Алексей не стал ждать 
и еле успел сбить с ног другого отморозка, который уже 
собрался ударить девушку в лицо. Помощь подоспела вовремя, и 
юнцы, осознав серьёзность намерений и силу грозного защитника, 
продемонстрировали своё умение бегать. Только сейчас 
послышались и возмущение, и одобрительные возгласы из толпы, 
что продолжалось не долго: подъехал троллейбус и остановка 
опустела. Остались они вдвоём.
	- Смелая Вы, однако, - потирая ладони, весело сказал 
Алексей решительной блондинке, у которой  ещё продолжали алеть 
щеки от возбуждения.
	- Благодарю за своевременную помощь, - акцентировано 
проговорила она и буднично добавила: - Жаль - троллейбус 
пропустила... А с Вами мы уже встречались...
	- Очевидно не зря, - не отводя взгляда от её лица, 
прошептал Алексей.
	Таким необычным образом состоялось знакомство с Настей 
Львовой. Возможно, именно эта необычность повлияла на то, что 
их взаимная симпатия проявилась сразу. Они стали 
встречаться...

					*  *  *
	Лёгкий, насыщенный садовыми ароматами, ветерок теребил 
занавески на открытых окнах. В небесной дали солнце принимало 
парад из медленно плывущих, вроде отряда боевых кораблей, 
стальных облаков, а в коттедже у Христи знакомились с новой 
пассией Алексея – Настей Львовой. Сидели на втором этаже в 
большой комнате, которая и задумывалась как банкетный зал. 
Большой круглый стол, сервированный под праздничный обед, 
вместил всех. Впрочем, к старым друзьям добавились только 
женщины. Кроме Насти - поклонница Христи некая Каролина – 
начинающая модель, да жена Виталика, пухленькая шатенка Алина. 
	Вначале чувствовалась некоторая скованность: женщины 
присматривались друг к другу, старательно скрывая ревнивое, 
оценивающее любопытство, которое, как правило, проявляется у 
представительниц “слабого пола” при первом знакомстве. Мужчины 
вели вялый разговор на общие темы. Играла музыка...
	После второго тоста Христя повеселел:
	- Господа! – напыщенно произнёс он, вытирая салфеткой 
бороду. – Я очень рад за нашего общего дружбана, Алёшу 
Поповича. Прошу извинения у дам за такую вольную трактовку 
имени моего кореша. Не скрою – пусть простит меня Алексей – 
Настя у него не первая зазноба. Это и понятно – красавец с 
богатырскими плечами! Какая устоит? Однако должен признать, 
как человек кое-что соображающий в женских чарах, Алёша 
отхватил в этот раз девицу-красавицу с очень оригинальным 
типом лица. Буду просить Настеньку найти время и попозировать 
бедолаге художнику... Да не осудит меня моя Каролинка и сам 
Алёша... 
	Христя виновато взглянул на актрису, демонстративно 
перекрестился и потянулся за бокалом.
	- Выпьем же, как и положено третьему тосту, за любовь!
	Мужчины дружно встали и не спеша, торжественно, осушили 
бокалы. Женская половина понятливо улыбалась, поддерживая 
сильную высоко поднятыми руками и умеренно громкими 
возгласами. Даже Каролина, которая с первого взгляда 
почувствовала неприязнь к златокудрой красавице, театрально-
приветливо растянула свои ярко-накрашенные губы и что-то 
выкрикнула. Алина же вела себя как большой ребёнок: если всем 
хорошо, то и мне тоже – говорило её простенькое, но милое 
лицо. 
      Когда сели, слово взял Виталик:
	- До меня дошли слухи, что Настя заканчивает медицинский. 
А мне нужен консультант из этой области, пусть даже по 
совместительству. Я понимаю, опыта маловато, молода ещё, но 
это дело наживное.
	Компания оживилась, начала бурно обсуждать предложение 
Виталия Ивановича. Сама Настя высказалась неожиданным образом:
	- Алексей уже рассказал мне о вашей фирме. К прогнозам 
отношусь скептически. Неблагодарное это занятие – 
предсказывать: отдаёт шарлатанством.
	На лице Виталика отобразилась растерянность, Алексей 
улыбнулся – он уже знал Настину непосредственность и прямоту в 
суждениях, а Христя развеселился:
	- Во, поддела ты его, Спирита Ивановича! Знай новую 
молодёжь – её на кривой не объедешь.
	Но Виталик не собирался отступать: сделав серьёзное 
выражение на располневшем лице, он с лёгкой хрипотцей в голосе 
продолжил:
	- Не скажите, девушка. Друзья не дадут соврать – у меня 
есть  знания и опыт, которые позволяют предсказывать даже 
далёкое будущее. Так ведь, ребята? – задержал он взгляд на 
Алексее.
	Алексей замялся, а Настя пристально посмотрела на него: 
ей была не понятна растерянность парня.
	- Есть темы, которых не хочется касаться, Виталик, ты же 
знаешь...  Вопрос очень спорный.
	- Неужели ты ещё не определился? – вскинул брови друг. – 
Без пяти минут кандидат философских наук – пора бы... Лично 
для меня, как человека, смело поменявшего своё жизненное 
кредо, твоя позиция непонятна. При твоих способностях нужно 
загребать миллионы, а не киснуть в заоблачных изысканиях.  
Неизвестно, нужны ли они человечеству?
	- Нужны, - твёрдо ответил Алексей. – Это судьба, которая 
не каждому даётся...
	Виталик достал пачку американских сигарет – курить стал 
недавно, и с видом преуспевающего буржуя, картинки которых 
заполняли в своё время сатирические советские журналы, сунул 
её в рот. Потом вспомнил, что вокруг дамы и стушевался:
	- Прошу прощения... – он отложил сигарету на стол и 
взглянул на Алексея. – Насчёт судьбы ты прав, но почему ты 
решил, что она заключается в абстрактной науке. Нужно сполна 
воспользоваться божеским подарком: разбогатеть, устроиться в 
жизни, а уж потом и человеческим будущим заняться...
	Настя, как и остальные женщины, внимательно слушала этот 
диалог и не понимала, о чём он? Что за судьба, что за божеский 
дар? И почему Алексей, умеющий за себя постоять, отбивается от 
нападок друга вяло и неубедительно?
	Обстановку разрядил Христя. Он поднялся, налил пустые 
бокалы искристым вином и провозгласил:
	- Друзья! Не лезьте в дебри научные. Наши женщины уже 
заскучали. Предлагаю выпить и размять косточки в народной 
пляске, которая зовётся – топтание под мягкий рок с элементами 
прижимания и обнимания.
	Каролина первая поддержала своего ухажёра и радостно 
захлопала в ладоши:
	- Танцы! Хочу танцы!
	Застолье вновь вернулось в праздничное русло. Громче 
заиграла музыка, и вскоре три пары двигались перед столом в 
разном темпе, импровизируя танцевальные па в меру своего 
умения. 
	Когда уже достаточно натанцевались, подвыпили и 
насытились, Христя пригласил гостей на первый этаж в свою 
мастерскую. С весёлым шумом компания устремилась вниз. 
      В целом, Настя осталась довольна приёмом. И Виталик, и 
Христя ей показались неординарными, интересными личностями, 
причём, очень разными, но своеобразно дополняющими друг друга. 
Даже Каролина не вызывала у неё неприятия: давно привыкла к 
настороженной реакции женской половины на себя. 
      И, вот, мастерская художника! Она стала апофеозом 
сегодняшнего праздника. Настя ходила среди картин, держась за 
руку Алексея. С восторженными глазами и слегка открытым ртом 
слушала воодушевлённого Христю, а его шедевры рассматривала с 
лёгким шоком. Чтобы картины воспринимались соответственно 
задуманному, художник  создал оригинальное освещение с 
разноцветными подсветками. Отчего творения Христи смотрелись с 
ощущениями фантастической ирреальности.
      - Как красиво и интересно! – шептала Настя на ухо 
Алексею.
      Он, как ни странно, давно не видел работ Христи и с 
удивлением их рассматривал. Вдруг его внимание привлекло нечто 
особенное. Он остановился и вгляделся в одну из картин. На ней 
были изображёны причудливые деревья, облака и части 
человеческого тела: отдельно руки, ноги, голова. Это 
расчленённость создавалась естественно: будто так и должно 
быть в лесу, где много деревьев, которые своими стволами, 
ветками, листьями, делят человека на части. От каждой части 
исходил свет, абсолютно натуральный, причём разных оттенков. 
Он вдруг заполнил голову Алексея целиком,  и парень ощутил 
подзабытое головокружение. Прикрыл глаза...
      - Что с тобой? – издалека донёсся озабоченный голос 
Насти.
      Этот звук отдался в ушах эхом голоса Леси, а потом Лайлы! 
В сердце кольнуло, и он пошатнулся... Потом встряхнул головой 
и сказал:
      - Я редко пью вино...  Очевидно, подействовало всё в 
купе: хмель, свет и эти необычные картины... Уже всё в норме.
      - Загадочный ты какой-то... – скорее для себя, прошептала 
Настя и прижалась к парню.
      
      				*  *  *
      Подул северный ветер, жара спала. Городок воспрянул духом 
и  ожил: прибавилось людей на улицах, машин на дорогах, а на 
аттракционах гастролирующего Луна-парка громче зазвенел 
детский смех. Ему вторили птицы, а деревья ритмично закачались 
в стоячем танце и весело зашелестели листвой, стряхивая 
городскую пыль. В город пришёл выходной день, и Алексей 
пригласил Настю прогуляться по парку.
      Они шли под ручку по центральной аллее и оживлённо 
беседовали. Больше говорила Настя – девушка оставалась под 
впечатлением дня, проведенного у Христи. Казалось, ей 
понравилось всё, даже сухой, прагматичный Виталик-
предсказатель и броская ревнивица Каролина.
      Алексей коротко отвечал на вопросы и наслаждался погожим 
днём, а, главное, присутствием Насти – она всё больше 
увлекала. Угостил девушку мороженым, купил цветов. В общем, 
вёл себя как галантный кавалер. Цвет глаз у Насти менялся 
соответственно настроению: от счастливого светло-серого до 
взволнованного зеленоватого. Девушка чувствовала себя 
раскованно,  смеялась и совсем не показывала привычную 
неуступчивость и упрямство.
      Колесо обозрения пропустить не смогли и вскоре с высоты 
птичьего полёта наслаждались видом на парк и прилегающие 
окрестности. На самом верху Насте вдруг стало страшно, и она 
порывисто прижалась к парню. В ответ он нежно обнял её  и 
впервые поцеловал, не столько поцеловал, сколько робко 
притронулся к жаркой щеке. Она раскрыла глаза и сделала 
ответное движение губами. Оторвались друг от друга, когда 
опустились вниз. Долговязый сухопарый мужчина с землистым 
лицом - оператор аттракциона - неприязненно проводил их 
взглядом и чуть не упал, споткнувшись о бордюр. Он сплюнул, 
выругался и накинулся на своего помощника. 
      А молодая парочка уходила по аллее, не видя и не слыша 
ничего вокруг. На Алексея снизошла необычная лёгкость, 
телесная и душевная. Так хорошо не чувствовал себя давно.
      Они стояли в конце длинной аллеи  возле кустов сирени, 
давно отцветшей, и, взявшись за руки, дурачились, 
раскачиваясь. На громкие голоса вначале не обратили внимания, 
но первой опомнилась Настя. Смысл долетевших фраз восприняла 
не сразу:
      - Ганя! Глянь, какая красотка нарисовалась: прям с 
обложки “Плейбоя”! Вот бы поиметь такую, а, кореш? 
      - Так при ней же пастух, - ответил другой утробный голос.
      - Пастух не кум, можно и на парашу спровадить, - противно 
захихикал третий голос.
      - Какой ты невежливый, - загигикал четвёртый.
      На повороте стояла четвёрка развязных парней разной 
комплекции от двухметрового громилы, до коротконого 
“квадрата”. Одеты были в поношенные спортивные костюмы. Они с 
похотливыми мордами поглядывали в сторону влюблённой парочки и 
вели себя откровенно по-хамски.
      Настя оценила ситуацию и потянула Алексея в 
противоположную сторону. Тот же продолжал шутливо удерживать 
её на месте.
      - Уйдём от них, - озабоченно, спрятав улыбку, попросила 
Настя.
      - От них что ли? – наконец-то заметил “крутую” четвёрку 
Алексей, пожал плечами и согласился с оговоркой: - Можно и 
уйти, хотя я не привык перед хамами отступать...
      Последние слова он произнёс подчёркнуто громко, с 
выражением старательного школьника на уроке литературы. Откуда 
у него взялась такая бравада, Алексей сознавал смутно: им 
владело необычное воодушевление и то чувство зарождающей 
влюблённости, когда уже рассудок меркнет, тает...
	Последние слова “оппоненты” услышали и, не сговариваясь, 
кинулись врассыпную в кусты, только громила с мрачным видом, 
выбрасывая ноги в стороны, натужно пережёвывая жвачку, пошёл к 
парочке. Настя продолжала уговаривать Алексея, но тот словно 
отключился: мягко отстранил её и пошёл навстречу этой горе 
мяса и костей. Девушка застыла, не зная как ей поступить. 
Подойдя на расстояние вытянутой руки, Алексей сказал:
	- Я никому не позволяю оскорблять мою девушку...
	Движение ногой было настолько стремительным, что громила 
не успел защититься: получив сильнейший удар в пах, он 
согнулся пополам и, взревев телком, завалился на асфальт. Его 
дружки уже выбежали из-за кустов и кинулись на Алексея. 
Сверкнули ножи!
	Крик застрял в горле у Насти, а от ужаса занемели руки и 
ноги. Она задрожала как берёзка под северным ветром, застучала 
зубами и вскрикнула – перед её глазами разворачивалось то, что 
не увидишь и в “крутых” американских боевиках. Отморозки 
налетали на Алексея с разных сторон, как волки на добычу, 
всаживали в него ножи и тут же отлетали под ударами его рук и 
ног. Наконец “квадратный” с силой вонзил в спину Алексея нож и 
злорадно загоготал гусём, доставшим свою жертву.
	Перед глазами у девушки поплыли красные круги, горло 
перехватило обручем, сознание помутилось... 
      Очнулась от прикосновений к щекам. Над ней склонилось 
озабоченное лицо Алексея. Он гладил её волосы, щёки и ласково-
тревожно приговаривал:
	- Всё будет хорошо... Я обещаю... Как ты?
	Настя осознала, что лежит на траве, а Алексей сидит на 
корточках рядом с бутылкой газированной воды.
	- Выпей-ка... Я не хотел тебя пугать... Эта мразь своё 
получила.
	- Как? –  села ошеломлённая девушка.
	- Каждому по заслугам, - строго сузил он глаза и помог ей 
встать.
	- Но они же тебя... – приходя в себя, мямлила Настя, 
машинально отпивая из бутылки.
	- Это я их, - виновато улыбнулся Алексей. – Ты прости 
меня: не стоило мне ввязываться, но уж очень обидно стало. 
Такое хамство не прощается...
	Настя вдруг засуетилась, она с трудом воспринимала слова 
Алексея и то, что здесь, на аллее, только что произошло. Одно 
знала точно – Алексей ранен и нуждается в медицинской помощи! 
Она проворно отряхнулась,  поправила волосы и решительно взяла 
парня за руку:
	- Тебе срочно нужно в больницу. У меня там дежурит 
подружка, я сама обработаю твои раны! Идём же!
	Алексей даже опешил от такого напора. Забота девушки его 
настолько тронула, что он не стал её переубеждать в отсутствии 
ран и смиренно, как провинившийся телёнок, пошёл за своей 
хозяйкой. В наступивших сумерках рваные дырки, подкрашенные 
красным, на рубашке Алексея почти не просматривались.
	Больница встретила приветливым светом окон и тишиной... 
Дежурившая на входе санитарка узнала Настю. Уточнив цель 
позднего визита, внимательно рассмотрела Алексея и дала ключи 
от перевязочной. 
	Характерные острые запахи напомнили Алексею о своём 
первом посещении больницы и почему-то взволновали. С 
растерянной, мальчишеской улыбкой, держась за руку Насти, он 
оглядывался: в коридоре было пусто и сумеречно.
	Девушка решительно открыла дверь перевязочной, втащила 
парня внутрь и, проворно накинув халат, принялась доставать из 
стеклянного шкафчика вату, бинты, ванночки, бутылочки и другие 
медицинские препараты и инструменты. Алексей наблюдал за этими 
хлопотами и растворялся в истоме нежности.
	- Снимай рубашку! – придерживая пинцетом тампон, 
смоченный в спирте, как заправский врач, скомандовала Настя.
	Вид у неё был такой деловой, озабоченный, что даже глаза 
казались тёмными. Алексей проворно стянул рубашку, бросил её 
на кушетку и замер по стойке “смирно”...  Настя растерянно 
осматривала мускулистое, с гладкой  кожей тело. Она настолько 
была настроена увидеть глубокие запёкшиеся раны, что не могла 
сразу сообразить, что происходит. Машинально повернула Алексея 
спиной – ни одной царапины...
	Лоб у девушки покрылся испариной, а сердце заколотилось 
часто-часто, как у птички, пойманной в силки. Она вдохнула 
солидную порцию воздуха, повернула парня обратно и 
вопросительно уставилась на его смущённое лицо:
	- Ничего не понимаю... Мне кажется, я медленно схожу с 
ума...
	Алексей взял её руку и виновато сказал:
	- Прости... Надо было раньше объяснить... Но я подумал, 
что... не поверишь, примешь за примитивное хвастовство. А если 
коротко...
	И он в двух словах рассказал, как у него обнаружилась 
невероятная способность к восстановлению повреждённых тканей и 
органов. Настя  слушала и только шептала:
	- Это всё правда... И я встретила тебя... Само провидение 
свело нас вместе.
	Она дотронулась руками до его рук, груди, живота... В 
глазах у неё появился тот огонёк, который вспыхивает только у 
влюблённой женщины. Во все времена он притягивает и 
завораживает мужчину своим невероятным колдовством. Он 
откликнулся на этот зов и стал медленно снимать с неё халат, 
чувствуя, как всё его существо наполняется сладостно-трепетной 
истомой. Она шире раскрыла глаза, затянутые влажной плёнкой, 
протянула ключи и прошептала:
	- Дверь...
	Закрыв дверь, Алексей обернулся – такого юного, 
излучающего невероятную нежность тела он ещё не видел. Настя, 
со спадающим до груди золотым водопадом и радугой цветов в 
чарующих  глазах, полностью  обнажённая, стояла перед ним, как 
богиня. Матовый, слегка округлый живот заметно подрагивал. Она 
с жаром прошептала:
	- Ты меня люби, но окончательно твоей я стану потом. А 
сейчас хочу остаться девушкой... любимой.
	- Конечно... Я только буду любить и нежить тебя... Пусть 
это и будет нелегко...
	Он подошёл ближе. Нежно, осторожно поднял её на руки и 
понёс к кушетке. Аккуратно, как хрупкую драгоценность, 
положил, затем выключил свет и лёг рядом. “Если счастье 
существует, то я к нему приблизился...”  - мелькнуло в 
уплывающем сознании парня, когда он, повернувшись на бок, 
обнял девушку.
Часть 5. Глава 3.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось