За гранью будущего. Часть 3. Глава 1.

      Звуки отдавались под сводами галереи гулко, со слабым 
эхом. Беглецы добрались сюда, выбравшись из очередного тупика, 
и остановились передохнуть. Погони не было слышно. Очевидно, 
она тоже пошла по ложному пути. Казалось странным, как на 
такую глубину откуда-то из расщелин в потолке проникал свет. 
Он был сумеречным, рассеянным, но достаточным, чтобы уверенно 
двигаться по извилистым лабиринтам. Если бы не этот свет, 
бегство оказалось бесполезным. А так была надежда выбраться из 
пещер. 
      Расселись на мшистой земле. Алексей посмотрел на Лайлу и 
сказал:
	- Если бы не твоя уверенность и убеждённость, никогда бы 
не полез в эту огромадную нору.
	Лайла печально опустила уголки губ:
	- С моим отцом мы не раз совершали по этим пещерам 
походы. Некоторые отметины затерялись. Но я верю – мы выйдем 
отсюда и встретимся.
	- На что и уповаем, - потянувшись, добавил Христя.
	Художник рядом с сосредоточенным Виталиком распластался 
на земле и задумчиво вертел бородой, внимательно разглядывая 
свод пещеры. Его намётанный глаз уже заметил причудливые узоры 
сталактита, а в мозгу вертелись фантастические картинки. 
      Алексей же молча протянул руку к Лайле, сжал её пальцы и 
прикрыл глаза... 

	Мысль - скрыться от импульсистов через пещеру подсказала 
Лайла. За последние сутки она изменилась полностью. Ушёл из 
глаз дикий блеск, в движениях появилась уверенность и особая 
женственность. “Шкурный” наряд каменного века только 
подчёркивал её своеобразную привлекательность. Девушка не 
отходила от Алексея и будто черпала из него свои силы, 
душевные и физические.
	Когда дверь в пещеру основательно замуровали и бойцы-
импульсисты удалились, девушка сказала притихшим дружкам:
	- Из этой пещеры есть выход наружу. Только долго идти...
	- Прекрасно, - зажёгся Алексей. – Ситуация сложилась, 
мягко говоря, туманная, с неясными перспективами. Лучше уйти 
от неприятностей.
	Алексея поддержал и Христя, но воспротивился Виталик.
	- Ребята, во-первых, мы бросаем на произвол судьбы 
супругов, Петра и Галю. Хотя они не вызывают во мне особых 
симпатий, но... мы в некотором смысле отвечаем за них.
	- Балбес! – возмутился Христя. – Нам ещё не хватало 
шастать по лесу с голодными волками и искать приключений на 
интимное дырявоё место. Что мы может? Даже с нашим Алёшей 
неуязвимым Поповичем, а? Погубить души?... А что во-вторых?
	Виталик метнул на Лопуха огненный взгляд:
	- Во-вторых, мы не воспользовались уникальной 
возможностью изучить людей, их быт и тому подобное с научной 
точки зрения. Эти люди, ми-файлы, несут печать двадцать пятого 
века! Преломленную новыми реалиями, реалиями каменного века. 
Как этого можно не понимать?...
	Тихий голос Лайлы, прозвучал убедительнее всяких доводов:
	- Мой отец всё знает. Нужно его найти...
	- И долго иди? – поникшим голосом спросил Виталик.
	- Пока не появится яркий свет...
	- В конце туннеля... Ясно. А питаться чем? Где добывать 
пропитание?
	- Что встретим по дороге...
	На этом Спирит смирился, хотя от дальнейшего обсуждения 
уклонился: отвернулся и откровенно вытянул губы дудочкой.
	Решили немного поспать перед дорогой. Этот “тихий час” 
чуть ни нарушил их планы. Только к потолку поплыл храп со 
стороны Христи, а Алексей забылся в беспокойном сне, как 
послышались голоса и возня на входе: начали разбирать завал. 
Из приглушённого  разговора следовало - их поведут в лес, за 
речку.
	- Уходим... – прошептал взъерошенный Алексей, поднялся и 
взял Лайлу за руку. Утренний свет пробивался через растущее 
отверстие на входе, когда они углубились в пещеру...

	Спирит, пока другие отдыхали, поднялся и заглянул за 
покатый угол. 
	- Ребята! Да здесь вода, целая подземная река! – 
послышался его возбуждённый голос. – По-моему, мы опять в 
тупике...
	На его выкрик вскочила Лайла и поманила за собой Алексея.
	- Эта река нас спасёт. Мы с отцом ходили другим путём, но 
он мне рассказывал про неё. Отсюда можно выплыть на равнину 
или к выходу на верх... Точно не помню... – она смутилась.
	За ними увязался Христя и вскоре все с разной степенью 
разочарования рассматривали поток воды, текущий умеренно 
быстро в огромную дыру. 
	- Как же по ней плыть? – с сомнением в голосе высказался 
Алексей. – Кругом вода... А, впрочем, маленькое пространство 
вверху просматривается, возможно, оно дальше расширится.
	- Ты предлагаешь сделать заплыв по этой водопроводной 
бяке? – округлил глаза и задёргал усами Христя. – Хоть я с 
детства плаваю, как бревно по Енисею, но... Надо бы проверить 
температуру этой жидкости, чтоб ей...
	- Я уже проверил, - отозвался Виталик, который делал 
вращательные движения губами и что-то обдумывал. – Тёплая. 
Согласен с дамой – надо плыть. Меня плавать учила незабвенная 
Клара Семёновна... Надеюсь – не утону.
	Обсуждение “железным” аргументом  закончил Алексей, 
предположив, что погоня вряд ли рискнёт лезть в воду.
	- Но раздеться придётся, - виновато глянул он на Лайлу. 
	Однако девушка не знала, что такое стеснение и спокойно 
скинула своё “шкурное” одеяние. Христя и Виталик скромно 
отвернулись, а Алексей оторопел от вида голого девичьего тела. 
С усилием отвернулся и начал раздеваться. Под самым верхом 
пещеры, будто катящиеся камни, загромыхали звуки, в которых с 
трудом, но различались голоса и шлепки босых ног. Беглецы 
заторопились. 
      Первым в воду ступил Алексей. Он, придерживая связку с 
одеждой, протянул руку и помог Лайле. Парень старался отводить 
взгляд в сторону. Христя смело плюхнулся, а Виталик весь 
сжался, закрыл глаза, подался вперёд в воду и взмахнул рукой в 
быстром кроле. Заплыв начался...
			
					*  *  *
	Грот был невысоким, с куполообразным потолком, навевающим 
мысли об его искусственном происхождении. Все уже обсохли и 
оделись: влажная одежда на теле высыхала быстро. Лайла сидела 
на корточках, закутавшись в свою “шкуру”, и с умиротворённым 
выражением на порозовевшем лице смотрела на журчащий поток 
воды. Мокрые волосы прилипли к щекам и придавали её чертам 
очарование нежной женственности.  Алексей посматривал на 
девушку украдкой и невольно любовался ею.
	По-прежнему было светло, хотя теперь тусклые лучи 
проникали не сверху, а откуда-то сбоку, из углубления, 
уходящего в угол потолка. О погоне уже не думали. Донимало 
другое – внутренности занудным урчанием неумолимо напоминали о 
голоде. Первым неудобство ощутил Христя:
	- Убежали от одной войны и получили другую: мои кишки 
начали артподготовку перед наступлением на мои мозги. А им уже 
пора задуматься, где бы что бы кусануть, погрызть и пожрать. А 
то ведь живот не выдержит интенсивной  боевой операции и 
загнётся в конфузии. Предлагаю высказать соображения на сей 
счёт.
	Виталик согласно покривился, поднялся и направился к 
проёму, который серым равным пятном выделялся на 
противоположной стороне грота. Алексей, раздумывая, оглянулся 
кругом, а Лайла насторожилась... Потом раздался всплеск и 
девушка нырнула – её одежда осталась лежать. Парни вскочили на 
ноги! Алексей собрался прыгать за Лайлой, но она уже, фыркая, 
появилась из глубины, держа в руках извивающуюся длинную 
рыбину. Алексей таки ступил в воду и помог девушке. Христя, 
интеллигентно отвернувшись, ликовал:
	- Вот это реакция! Вот это деловой подход! Не Лайла, а 
амазонка - мужиков обскакала. Пока мы плыли, я даже тюкался об 
эти съедобные существа. Но... было не до того. А Лайла!...
	Художник искренне радовался. Подошёл и Виталик. Он 
покривил губы и компетентно высказался:
	- Сырая рыба очень полезна для организма. Наши предки, 
благодаря сырой пище, имели очень мощный пищеварительный  
тракт...
	Пока Спирит научно изъяснялся, Алексей оглушил рыбу. Есть 
пришлось по очереди. Даже такое подкрепление подняло, упавший 
было, дух оптимизма, особенно у Виталика. Дососав остаток 
кости, он с новой энергией продолжил обследование грота. 
Остальные тихо переговаривались, делились впечатлениями о 
заплыве, намеревались его продолжить. Было, однако, 
существенное затруднение: вода уходила в узкий проход. 
Создавалось впечатление, что она текла вниз, вглубь земли. 
Алексей попытался обследовать это место, но дальше, по 
течению, было темно и ничего не видно: только шум потока.
	Виталик подошёл к товарищам тихо и с загадочным лицом 
присел возле Христи. Художник снисходительно глянул на дружка 
и пропыхтел в бороду:
	- По морде вижу – что-то надыбал?
	- Пойдёмте, - акцентировано махнул рукой Спирит в 
направлении проёма.
	Проём начинал собой узкий лаз – по нему пришлось идти 
согнувшись. Шли минут пять. Проход вильнул влево и перед 
Алексеем – он шёл первым – появилась сначала квадратная 
площадка, а в конце её - железная дверь! Беглецы в недоумении 
остановились.
	- Куда ты нас завёл, голова твоя патлатая? – выпятил 
Христя бороду и выплюнул кончик уса. – Это ж тупик, ещё и 
железный, однако...
	- Вот именно, - подхватил Виталик, - это железо – 
творение рук человеческих! Значит, за ней есть то ли выход, то 
ли вход.
	- Вопрос только - как открыть это “творение”? – почесал 
затылок Алексей, разглядывая гладкую поверхность.
	Все замерли в глубокой задумчивости...  
      Вдруг Лайла оживилась, тряхнула головой  и подошла к 
двери вплотную, притронулась к ней руками, словно пробуя 
шероховатость. Раздался лёгкий щелчок, и дверь плавно ушла 
вверх! Девушка успела только отшатнуться и вскрикнуть.
	- Ай да, молодец! – рассыпался комплиментом Христя. – 
Что-то в женщинах двадцать пятого века есть... эдакое.
	- Не только... – смело шагнул в проём Алексей.
	Перед ним открылся узкий коридор, упирающийся в другую 
дверь. Не оглядываясь, он махнул рукой. 
       Только все вошли, как снова щелкнуло, и дверь 
стремительно опустилась. Вторая дверь открылась легко, без 
всяких хитростей – за ней оказался огромный зал! Он вызвал 
полное замешательство – всё пространство было напичкано 
аппаратурой и железной мебелью, что напоминало, скажем, пункта 
управления. Такие картинки можно увидеть в фантастических 
фильмах о космических войнах. 
	Не успели воспринять этот странный, мягко говоря, для 
каменного века вид, как застучали шаги, и из глубины зала 
показался человек! У Христи хрустнула челюсть, а Виталик 
глубоко вздохнул и расплылся в неуверенной улыбке. Алексей 
насторожился...
	Человек, одетый в форменный чёрный костюм, подошёл, 
остановился в метре и бесстрастно стал всех рассматривать. 
Выражение лица у него не менялись – полная невозмутимость. 
Алексей протянул руку, представляясь. Ответ изумил не меньше:
	- Дежурный номер один портала отрешённых Росвезар 
проводит ознакомительные мероприятия с новыми объектами. Прошу 
представиться остальных, - обернулся Росвезар к Христе.
	- Христофор, но не Колумб, скорее рисовальщик. Короче – 
Христя! 
      Виталик, представившись, долго тряс руку дежурному, а 
Алексей, осваиваясь в новой обстановке, задал встречный 
вопрос:
	- Где же “отрешённые”?
	- Выведены из строя истощением ресурса выживания, - по-
армейски чётко, но замысловато выпалил Росвезар. 
	- А что это за “отрешённые” и как они выведены из строя? 
– поразился Алексей.
	Дежурный задумался, наклонил голову и зашевелил губами. 
Странным оставалось выражение глаз – оно не менялось.
	- На данный момент информация закрыта. Временной интервал 
конфиденциальности  истекает... к ноль первому дробь 
двенадцатому текущего года.
	И Росвезар неожиданно улыбнулся, одними губами. Затем 
отвесил поклон, очевидно, в знак доброжелательности.
	- Значит ты один на портале. Тогда принимай гостей, - 
улыбнулся и Алексей.
	- И пожрать бы, в смысле, зарядиться... – скорчил кислую 
гримасу Христя, - а то ведь нутро сводит, как в вакууме.
	Дежурный опять задумался, а потом жестом руки пригласил 
идти за собой. Виталик успел шепнуть Алексею:
	- Это не человек, а самый настоящий робот! Похоже, мы из 
каменного века опять перенеслись куда-то во времени.
	- Ты уверен? – засомневался Алексей и обратился к бодро 
шагающему Росвезару. – Какой у вас год?
	- Две тысячи пятисот двадцатый, - мгновенно выдал 
дежурный.
	Дружки переглянулись: неужели попали в сохранившийся 
островок цивилизации! Виталик покрылся испариной, и его глаза 
неестественно заблестели – о такой удаче он и мечтать не мог. 
Да и Алексей взбодрился: мысль - узнать о причинах Краха 
обретала реальное воплощение. Он зашагал веселее, держа за 
руку Лайлу. Девушка тоже посветлела лицом и заискрилась 
глазами. Художник с интересом рассматривал зал и, время от 
времени, теребил бороду.

	Аппаратура - это первое, что могло прийти на ум человеку 
из двадцать первого века при виде ровного ряда прямоугольных 
тёмных ящиков и пластин. Они были похожи на компьютерные 
экраны, которые располагались на легких, почти воздушных 
столах с рядами кресел... пустых. Росвезар остановился у 
одного из экранов и пристально посмотрел на него – мгновенно 
пластина засветилась! Побежали картинки с изображением вещей, 
о которых можно было сказать, что это своеобразные упаковки, и 
ровный голос оповестил:
	- На складе номер два дробь один имеется мука пшеничная 
второго сорта, крупа молотая соевая в масле... На складе номер 
три дробь... паста телячья нежирная...
	Дежурный повернулся к гостям. Экран замер...
	- Судя по вашим параметрам, набор зарядки будет 
следующий...
	И он стал перечислять замысловатые, но, в целом, понятные 
названия продуктов. Удивило, что мнение и пожелания гостей его 
абсолютно не интересовали. Христя не выдержал:
	- Постой, господин дежурный. У вас тут просто 
коммунистическое изобилие хавки! Мне, например, хотелось бы 
чего-нибудь свиное, поджаренное с перчиком, а? Или сальца с 
лучком...
	- Да, - поддержал Алексей, - Может, ты как-то сумеешь 
реализовать наши пожелания, учитывая...
	Дежурный слушал невозмутимо, но глазами вдруг заморгал. 
По широкому лбу побежала волна морщинок: он явно энергично 
соображал. Потом с натугой выдал:
	- Мне не понятен ход ваших мыслей: все данные выданы. Они 
оптимальны и не требуют корректировки.
	- Ты чё, - взмутился Христя, - не даёшь при таком 
изобилии право выбора-перебора?
	Но дежурный остался неумолим, как ни пытались его 
уговаривать все по очереди. Пришлось смириться.
	- Это же двадцать пятый век... – опять шепнул на ухо 
Алексею Виталик. – Тут и порядки, и подходы другие...
	Алексей кивнул согласно головой, думая, что ещё их ждёт 
впереди. И “оно” не заставило себя ждать. Вышли из зала в 
широкий коридор и замерли с восклицанием Лайлы полным ужаса:
	- Ой! Что это?
	Вдоль стены стояли кресла, а в них в красных форменных 
костюмах сидели, свесив головы, - скелеты! Трое... Росвезар, 
спокойно продолжая идти, ровным голосом ответил:
	- Их очередь подойдёт к десятому числу шестого месяца, к 
двадцати ноль-ноль по мировому времени.
	- Очередь чего? – встревожился Алексей, а Христя съязвил:
	- А наша когда?
	Продолжая степенно идти, дежурный ответил:
	- Очередь на консервацию с последующей идентификацией, 
как ушедших. Ваша очередь уточняется...
	- Ни фига себе... – промямлил художник, пугливо озираясь 
в сторону безмятежных скелетов.
	- Это же робот, - полушёпотом продолжал комментировать 
Виталик. – Выдаёт стандартные ответы. Потом мы его ещё 
попытаем...
	Наличие скелетов уровень оптимизма всё же снизило. Хотя 
последующий обед, состоящий полностью из консервированной 
пищи, по образцу космической, вселил надежду на лучшее. 
Обедали в помещении, которое трудно было назвать столовой в 
обычном понимании, но, судя по назначению, это она и была. 
	Росвезар рассадил гостей за столиками с симпатичными 
белыми ящиками, снабжённых кнопками, как на компьютерной 
клавиатуре, и гибкими трубками с оригинальными наконечниками 
(вскоре стало понятно их назначение). Дежурный пояснил, как 
нужно пользоваться “столовыми” приборами. Он шустро понажимал 
кнопки каждому. Потом вставил гостям по наконечнику  в рот 
и... из неё потекло нечто, напоминающее по вкусу заказанные 
продукты.
	Такое кормление развеселило всех, кроме Лайлы – она с 
серьёзным видом поглощала пищу. Христя же чуть не сжевал 
наконечник, трясясь в смехе, Алексею пришлось временно 
вытащить “поставщика еды” изо рта, а Виталик чуть не проглотил 
злополучный наконечник.
	Когда с шутками закончили обед (всё это время Росвезар  
только водил застывшим взглядом по лицам гостей и натужно о 
чём-то думал) дежурный объявил о времени отдыха, и гости 
дружно вышли из помещения.
	- Как в санатории, - усмехнулся Алексей, уже привычно 
беря Лайлу за руку. Его поддержал Христя:
	- Не хватает грязевых процедур, горячей ванны и сауну 
бы...
	- Думаю, что-то похожее здесь должно быть, - компетентно 
высказался Виталик. – Мы явно попали в подземное жилище, может 
даже поселение, или какой-нибудь пункт управления с полным 
набором удобств. Однако наличие скелетов настораживает...
	Хотя Росвезар был ещё в столовой – проводил осмотр и 
обход помещения – он каким-то образом услышал реплики друзей, 
естественно, понял их по-своему. Подойдя к беседующим друзьям,  
выдал:
	- Грязь находится в десятом блоке. Используется по 
специальному заказу. Ванны давно не в работе – нет подходящей 
жидкости. Сауны под запретом с ноль первого числа первого 
месяца текущего года. Управление объектами, в данный момент 
времени, в моих руках. В соответствии с инструкцией...
	Тут он скороговоркой проговорил длиннющее и замысловатое 
название некоей инструкции, после чего ребята уже не 
сомневались, что имеют дело с роботом. 
	- Про ушедших информация уже выдана, - закончил дежурный.
      После такой “просветительской” речи, он повёл их к месту 
отдыха. “Гостиница”  тоже была по-своему уникальна: секции, 
как в железнодорожной камере хранения, только на одном уровне 
и побольше размерами. Дежурный привычно понажимал кнопки, что-
то пошептал возле дверей, и они открылись. Перед опешившими 
путешественниками предстало нечто похожее на купе в 
железнодорожном вагоне, но только внешне, по размерам и форме. 
Содержание было ошеломляющим: кровати без привычного 
постельного белья, больше напоминающие своеобразные кресла. 
	Осмотрев места отдыха, Алексей поинтересовался:
	- Нескромный вопрос. Мы-то перекусили, а вот ты как... 
заряжаешься?
	Росвезар абсолютно не удивился и привычно чётко ответил:
	- Подзарядка производится непрерывно. Освещения хватает в 
достаточном количестве. При его отсутствии вхожу в режим 
ожидания. Желаю всем приятного отдыха. Через час буду к вашим 
услугам.
	Робот поклонился и степенно удалился. Все смотрели ему в 
след, а Виталик высказался:
	- Я расшифровал его имя: робот световой зарядки...
	- Молодчага! – похвалил Христя. – Если ты расшифруешь, 
как вернуться в наш грешный век, я буду молиться на твой 
портрет, не только по вечерам, но и по утрам.
	Дружки перекинулись шутками и начали осваивать 
“гостиницу”. Дивиться было чему. Кресла-кровати самостоятельно 
подстраивались под тело человека, сверху накрывалось подобие 
накидки, очень мягкой, тёплой. Откуда-то появлялась тихая 
музыка, а воздух наполнялся довольно приятными запахами. Свет 
приглушался до мягкого, сумеречного. Эти чудеса, в целом, 
усыпляли человека так быстро, что Алексей, который собирался 
ещё поговорить с Лайлой, уснул мгновенно...
Часть 3. Глава 2.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось