Родовая отметина. Часть 1. Глава 3.

	Солнце ещё выглядывало из-за полоски леса, когда род 
Кудесиных собрал пожитки: тряпьё, шкуры, предметы домашнего 
обихода, остатки еды, кресало и сухую траву для огня, 
простенькие орудия труда и охоты. Всего в роду было несколько 
десятков человек. Они выглядели подавленными, но решению главы 
рода не перечили. Вене подчинялись слепо, в него верили.
	- Мы своё племя сберём, - подбадривал он сородичей. – И 
зажичим на воле ямчей и ладней. Свово кудесника-волхва 
выберем, вожака и... боги нам помогут.
	Люди вздыхали, кланялись в сторону Косули и молча 
покидали селение. Денис, простившись с Птенцом, с которым 
сдружились, шёл под руку с Ромашкой. Девушка выглядела 
печальной и постоянно вздрагивала. Уже за воротами она вдруг 
остановилась и со слезами прислонилась к плечу Дениса. Он 
погладил её, успокаивая, а она подняла затуманенные, затянутые 
влагой глаза и прошептала:
	- Не будя нам радости... Пусти назад...
	Денис вздрогнул, как от удара, и осипшим голосом 
переспросил:
	- Как пустить? От меня? К Мекеше?...
	- Да... – разрыдалась она. – Радости не будя, коли закон 
богов порушен! Пусти!...
	- Чево там? – подошёл обеспокоенный Веня.
	- Передумала она... – облизал пересохшие губы Денис и 
закрыл лицо рукой. Ему захотелось умереть, раствориться, 
утонуть, но только не оставаться на этом чёрном свете! 
	А Ромашка встрепенулась, сжала его ладонь на прощание и с 
плачем кинулась назад, в селение. Веня проводил её взглядом, 
тяжело выдохнул и грустно сказал:
	- Бабёху табе найдём, не сушись... А возвертаться не 
гоже... Не примут... Да и не ладно тако...
	Он дружески потрепал плечо парня и взял его за локоть. 
Так они и пошли вдоль берега вверх по течению реки. У Дениса 
гудело всё тело, он уже не видел, как садилось солнце, 
появились звёзды, и усилился ветер: род остановился на 
привал...

					*  *  *	
	Шли несколько дней и ночей. Подходящего места для 
поселения никак не попадалось. Когда уже стали выбиваться из 
сил, набрели на пролесок из берёзок, сосен и раскидистых елей. 
Берег был здесь так же крут, как и на прежнем месте. Пожалуй, 
даже круче, так как река делала небольшой поворот и сужалась. 
Посреди пролеска пестрела разнотравьем поляна. На ней и решили 
начать работы по строительству своего стойбища.

	Прошло время...
	Новое селение обустраивали неспешно, основательно. 
Спланировали его по-новому: частокол из брёвен расположили по 
кругу и вырыли небольшой ров. Так настоял Веня, поскольку в 
здешних лесах водились медведи и волки, что требовало 
дополнительной защиты.
      Пока строились, жили в шалашах. В здешнем лесу водилось 
много дичи, в частности, тетеревов, куропаток, кабанов, 
поэтому не голодали. Да и рыбы в реке хватало! Завели и 
скотину: коз и овец - для чего посылали гонцов к 
“медвежатникам” (они оказались совсем недалеко). “Медвежати” 
было насторожились, но помогли новому племени.
	Когда заселились в хижины, нашёлся резчик, который изваял 
из дерева Косулю! Её поместили в центре стойбища. Встал вопрос 
о своём волхве. Думали не долго, так как Веня Вечерний 
естественным образом уже нёс эту почётную ношу: предсказывал 
погоду, судил спорщиков, выполнял обряды посвящения мальчишек 
в охотники, общался по вечерам с богами! Его хитроватый 
прищур, дополнился огоньком мудрости и строгости.
	А вождём племени выбрали Дениса! Его активность во всём: 
на стройке, в охоте, рыбалке – приглянулась людям. Только 
некоторые догадывались, что таким образом парень пытался 
заглушить боль и тоску по несостоявшейся любви...
	Уже как вождь, Денис настоял, чтобы в их племени, 
прекратились беспорядочные связи между мужчинами и женщинами, 
а семья стала “парной”. “А жёнок брати токмо из других родов. 
Тако мы укрепим себя: тело и дух! Нашу сплотку и силу!” – 
провозгласил он на понятном племени языке. 	Даже Веня, 
которому по предложению Дениса присвоили святое звание Жрец, 
поначалу возражал такому новшеству в брачных связях. Казалось, 
не устоять молодому Вождю, но помогли обстоятельства: как-то к 
вечеру в стойбище на поклон пришла молодая пара из “старого” 
племени. Их тоже “турнули” за желание “жичити токмо вместе, и 
не гуляти по всем”. Молодых с радостью приняли. Потом пришли 
ещё пары. Затем присоединился целый род Грибников из племени 
Серых Волков.
      И Вождя поддержали.

	Этот неказистый мужичонка, по имени Хват, оставлял о себе 
смешанное впечатление: то он был очень молчалив, даже 
застенчив, то проявлял неуёмную активность. Один раз его даже 
выбрали “передним” в охоте на буйволов: забрело в эти края 
непуганое стадо и мирно паслось на лугу возле леса.
	Хват проявил смекалку: предложил из брёвен устроить 
загон, наносить туда сена и заманить стадо. Трюк удался, хотя 
попались на хитрость всего несколько самок! Хвата зауважали. 
Однако в следующий раз, когда нужно было во главе идти на 
кабанье семейство, Хват отказался - объяснил раной на ноге. Но 
люди засомневались, поскольку рана была пустяшная, и вновь 
потеряли интерес к непростому “мужиче”. 
	Однажды Хват исчез из племени...
      Его поискали, не нашли, и решили, что “зверь задрати за 
глупость”. Веня-жрец даже провёл вечером обряд прощания по 
“зазря згинутом”. Распалили костёр, походили вокруг Косули и 
попели погребальные песни под свирели, сделанные из веточек 
вербы. Затем пепел от костра схоронили за изгородью... на 
кладбище.
	В тот вечер после удачной охоты и сытного ужина Денис 
отдыхал, улёгшись на траве, прям за своей хижиной - как Вождю, 
ему выделили отдельное жилище. Свежий ветерок приятно 
прикасался к лицу, а вечерние звоны и запахи умиротворяли и 
расслабляли. Он собрался в блаженстве прикрыть глаза и 
забыться, как перед ним появилась тень человека. Она кривилась 
и дёргалась в зыбком вечернем свете. Денис приподнялся на 
локте – перед ним с видом провинившегося, но не раскаявшегося 
ребёнка моргал глазам Хват!
	На нём была странная одежда, а в руках внушительный мешок 
из какой-то незнакомой ткани. Не дожидаясь вопросов, Хват 
затараторил, объясняя своё исчезновение. При этом он развязал 
мешок и стал выкладывать вещи, как подтверждение своим доводам 
и словам.
	- Сбёг я к племени горшечников, что маются за лосьей 
горой. Давно мозговал се деяние! 
	Что за деяние, Денис не сразу и понял. То, что здешние 
племена обменивались между собой оружием, вещами, одеждой, 
глиняной посудой и 	другими предметами, в изготовлении 
которых были мастера, он и так знал, не раз участвовал в 
процессе. А, вот, Хват придумал и, главное, осуществил новой 
подход в такой меновой торговле. Он продемонстрировал Денису 
кусок блестящего камня, из которого делали особо надёжные и 
острые наконечники. А искусные мастера умудрялись из него 
выделывать ножи. Из больших кусков получали и топоры! Камень 
был редок в этих краях...
	- У Серых Волков плетут охайные сети, а им надоть шкуры 
медведев, а мне – сети. Шкур у меня нет – есть у Медвежатей. 
Вот тут и пользителен сей камень! – пояснял Хват.
	Да, Хват предложил подобие денег. Он за “охайные сети” 
отдавал Вождю Серых Волков три блестящих камня, приблизительно 
одинаковых размеров. Или два – больших размеров. Затем эти 
камни, “Волки” могли обменять у “Медвежатей”  на шкуры. А те, 
в свою очередь, могли ещё у кого-то провернуть такой же обмен 
на другой предмет или даже продукт, например, тушу кабана!
	Молодой Вождь быстро понял суть операций с “каменьями” и 
поразился сообразительности Хвата, его изворотливому уму. А 
Хват наклонился ближе к Денису и заговорщицки зашептал:
	- Я не первенец в си деле. Токи надоумил многих вождей на 
нужное каменье. И тута без пота урвать можна всякой утвари...
	Далее он пояснил, что нашёл место, где таких каменьев 
можно “насобирати тьму”! 
	- На реке оно, на островенье... Никто про тое не 
ведает... – возбуждённо шептал хитрец.
	До Дениса сразу дошла мысль Хвата: насобирать этих 
каменьев побольше и выменять на них всё, что душе захочется: 
шкуры, копья, луки, ткани, пищу! Это не то, что трудиться, 
потеть, рисковать на охоте! Камни добывать легче, как 
доказывал с горящими, бегающими глазками Хват.
	Однако Денис засомневался: не укладывалось в голове, что 
на камешки можно выменять такое богатство! Но Хват приводил 
всё более убедительные доводы.
	- Токмо проделать се нужно тайно. Ежели учуют другие – 
сгинет мысля... – вертел головой ушлый мужичок.
	И он убедил вождя...

	Вскоре в округе, близкой и дальней, закрутилась бойкая 
торговля! Оказалось, что “лестень” – так, от слова 
“блестящий”, назвали редкий камень – очень удобное средство 
обмена. Кроме Хвата, никто пока не уловил глубинную суть 
примитивных денег. Главное – упрощалось приобретение нужных 
вещей и предметов. 
      И племя Дениса стало богатеть!
      Народ трудился, рыбачил и охотился, как и прежде, но 
появилось то, чего прежде не было, скажем, рисованные горшки. 
А привычных шкур стало даже в избытке! Люди приободрились и с 
благосклонностью отнеслись к назначению Хвата первым 
помощником Дениса-вождя.
	Хват уже не занимался охотой и рыбалкой. Даже на 
хозяйственных работах не присутствовал. Денис выделил ему в 
помощники нескольких молодых парней, лично с ними переговорил. 
Образовавшуюся команду поселили в отдельной хижине. Они жили 
по-своему распорядку: куда-то исчезали, часто по ночам, а 
возвращались с тяжёлыми мешками, выделанными из кожи буйволов. 
Принесенное помещали в своей хижине, и только потом 
предъявляли племени разнообразные вещи.
       Среди людей поначалу забродило глухое недовольство таким 
“особливым статутом”, но ребята приносили уже свежие туши 
зверей! А новые, невиданные ранее одежды, искусно выделанные 
глиняные изделия, посуда, деревянная утварь и расписные 
дощечки приводили в изумление! Много необычных вещей стало 
появляться в стойбище...
      И поползли слухи, что Хват знает некую тайну, с которой 
поделился только с вождём и волхвом. Тайна эта несёт племени 
благополучие и процветание! Народ притих и с угасающей 
настороженностью и нарастающим любопытством наблюдал за новым 
явлением, неумолимо проникающим в их патриархальный быт.
      Стал использоваться лестень и внутри племени...
	
      Одним из первых, кто вознамерился проникнуть в Хватову 
“тайну”, оказался мальчик, подбирающийся к юношеству, по имени 
Рысак. Такое имя ему дали за походку: ходил, наклоняясь 
вперёд, всегда оглядываясь, будто кого-то остерегался, готовый  
в любой момент дать дёру.
	Мальчик первый в племени осуществил операцию, ставшую 
знаменательной. Началось всё с желания купить за лестень у 
своего сородича, некоего Хрома, копьё с новым наконечником. 
Рысак пояснил выгоду от сделки: на этот лестень можно 
приобрести у тётки Мотанихи приличные лыковые лапти. Дело в 
том, что у Хрома своя обувка прохудилась, а драть лыко и 
плести новые лапти непросто - нужно “былоть” договариваться с 
мастером в этом деле, постоянно чем-то занятым, кряжистым 
мужиком Берестенём.
	Хром почесал волосатую грудь, подёргал плечами, отдал за 
лестень копьё и пошёл к Мотанихе. Та уже была наслышана о 
чудесных каменьях и с радостью обменяла на один из них свои 
новенькие “лапушки”. Хром не сразу и поверил в такое чудо! Он 
спрятался в кустах, что разрослись возле частокола, и долго 
примерял обновку. Чрезвычайно довольный появился “пред очи 
своей жёнки” и целый день потом ходил по стойбищу молоденьким 
норовистым козликом.
	На следующий день ранней зорькой собрались на охоту. 
Возглавил её сам вождь, Денис. И тут выяснилось, что у Хрома 
нет настоящего копья! А то, что было, для серьёзной охоты не 
годилось, поскольку оказалось коротко и с тупым каменным 
наконечником. Денис не удержался и отчитал охотника:
	- Такого не бывало, коли б охотник остался без ружия! 
Хром, ты завсегда учтивым был в сим деле...
	Зароптали и его товарищи:
	- Заменити шалопая!
	- Посадить на голодуху до ночи!
	Хром покрылся потом, затрясся и попросил дать ему чуть 
времени, чтобы достать хорошее копьё. Денис глянул на длинную 
утреннюю тень дерева, ступил на её край и грозно сказал:
	- Даю две ступни тени. Коли укротится более, голодовать 
тебе до ночи...
	- Я ужо побёг! – смахнул пот с лица Хром и кинулся искать 
Рысака.
	Нашёл быстро, поскольку мальчик только проснулся и 
помогал мамашке в её утренних домашних хлопотах.
	- Дай до вечора копиё? Потом возверну... – с мольбой 
кинулся Хром к ушлому мальцу.
	Тот вник в ситуацию, вынес копьё, но сказал с хитринкой:
	- Я те не так даю, а за два лестеня. Будешь должон...
	- Так ты мне возвертаешь? – обрадовался наивный Хром. – А 
лестени я апосля охоты скину!
	Счастливый мужик успел вовремя и был прощён Денисом. 
	Охота прошла не очень успешно: пришлось много потратить 
сил и времени, пока отыскали поросячье семейство. Потом его 
преследовали, потом загоняли... Наткнулись на тетеревов, но 
подстрелить из луков удалось только двоих... Денис примечал, 
что зверей стало меньше: очевидно объявилось много охотников с 
соседних племён. “Неужели нужно искать лучшее место для 
стойбища? Очень уж много рядом племён других. На всех леса и 
зверя не хватает, - озабоченно, поёживаясь от неожиданной 
прохлады, думал он. – Нужно посоветоваться с дядькой...”
	Уставший Хром и сотоварищи вернулись к вечеру. И тут 
мужик выяснил, что два лестеня достать не так просто. Пришлось 
отнести Хвату – тот принимал всё за лестени – несколько 
добротных лисьих шкурок и большой глиняный горшок с деревянной 
кружкой.
	Мальчишка принял долг, поблагодарил невезучего мужика и 
продолжил свою “коммерцию”. Так как у него было побольше 
свободного времени, чем у взрослых, то очень скоро собрал 
достаточно деньжат в своём племени и отправился в поход по 
другим стойбищам! Через время он первый придумал долговой 
документ: на бересте кружочками отображал количество 
подлежащих возвращению лестеней, а отпечаток большого пальца 
должника, вымазанный в золе, служил подтверждением долга - 
своеобразная подпись! Причём не сразу сообразили, что 
“лестеней возврата” было всегда больше, чем данных в долг. 
Такие долговые обязательства назвали “берихватами”, соединяя в 
одном слове и бересту, и суть финансовой операции - “хватать 
лишек”. 
	Мальца скоро приметил Хват, доложил Денису и предложил 
взять ушлого пацана, несмотря на его “слюнявый годок”, в 
помощники. Два деловых человека как нельзя лучше подошли друг 
к другу. 
	И тут проявились ещё более обескураживающие для полудиких 
людей новшества – Хват начал строить новое жилище, но не из 
веток и глины, а из камней, только не “денежных”, конечно, а 
собранных в глубоком овраге! Для постройки нанял работников и 
мастеров из дальнего племени Камнетёсов. Их работу оплачивал 
лестенями... 
      Народ дивился и не знал, как к этому отнестись: почему 
чужаки строят? Тут уже вмешались воители рода - Денис и жрец 
Веня. Они собрали сход и объяснили насторожившемуся люду:
	- Таки новы домы вскорсти всем возведут! Се начало! – 
кричал Веня. – Наши боги не бросили нас и дали нам и нашему 
вождю, Дню Ясному, разумение и удаль! Возблагодарим же их...
	Народ бухнулся на колени. Потом распалили костёр и водили 
хороводы вокруг огня и священной Косули. Непонимание и 
подспудное недовольство новыми веяниями удалось погасить... на 
время.
Часть 1. Глава 4.
Возврат к оглавлению
ПлохоСлабоватоСреднеХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий (чтобы Вам ответили, укажите свой email)

Ваш адрес email не будет опубликован.

 символов осталось